Герой России Сергей Палагин – гордость Ставрополья. Заговоренный «Братишка»

Заговоренный «Братишка». В годы «второй чеченской» такой позывной десантники дали вертолету командира экипажа Ми-8 майора Палагина. В 2004 году Сергею Вячеславовичу было присвоено звание Героя России. Среди его...

Заговоренный «Братишка». В годы «второй чеченской» такой позывной десантники дали вертолету командира экипажа Ми-8 майора Палагина.

Сергей Палагин.

В 2004 году Сергею Вячеславовичу было присвоено звание Героя России. Среди его наград также три ордена Мужества, ордена «За военные заслуги» и «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени, медаль Нестерова. Палагин принимал участие в ряде операций в «горячих точках» на территории бывшего СССР, сражался на двух «чеченских» войнах, совершил более двух с половиной тысяч боевых вылетов. И этот богатейший послужной список принадлежит нынешнему подполковнику, который недавно отметил всего лишь 43-й день рождения. Сегодня старший инспектор-летчик службы безопасности полетов авиационной базы 1-го разряда, дислоцирующейся в Буденновске, Сергей Палагин – герой нашей рубрики.

Сели на голову

Новолакский район Дагестана, 8 сентября 1999 года. Две недели назад отряды так называемой «Исламской миротворческой бригады» под командованием Басаева вторглись в Ботлих, а теперь дошли и сюда. Они хорошо укрепились на горе Экитебе, и поэтому штурмующий их позиции батальон десантников несет серьезные потери. В семь утра экипаж вертолета Ми-8, которым командовал майор Сергей Палагин, совершил боевой вылет.

Внизу – жесточайшее сражение. «Восьмерка», как называют Ми-8 военные, выпустила несколько ракет по позициям боевиков. К тому времени находившийся на земле смертельно раненный авианаводчик не только потерял много крови, но и, вероятно, ориентацию на местности (на поле сражения уже было много раненых). Четко выполнив поступившую команду: «500 метров южнее дымовой шашки», Палагин, летчик-штурман капитан Сергей Плетинка и бортовой техник старший лейтенант Антон Гловский оказались впереди атакующей цепи федералов, практически перед самым центром обороны бандитов. Винтокрылая машина села на «нейтралке», в полувыкошенном кукурузном поле, всего за восемьдесят с небольшим метров перед окопами противника. «Духи» подобной наглости не ожидали, и некоторые из них даже вылезли из окопов посмотреть, что ж это за «концерт» такой происходит?! Двух-трех минут замешательства хватило, чтобы Гловский выскочил из вертолета и принес одного раненого десантника. Но потом такое началось!..

– Боевики стреляли по нам, наверное, из всего, что только может стрелять. Если честно, то я от страха аж пригнулся, пытаясь спрятаться за приборной доской, – смеется сегодня Палагин. – А ее ведь чуть ли не гвоздем проткнуть можно. Когда «коэффициент обалдения» прошел и у нас, то я схватился за пулемет. Бил по «духам», пока не закончился боезапас. Десантники, увидев, в каком положении вертолет, кинулись в атаку, одна БМДэшка (БМД – боевая машина десанта) даже выскочила на позицию ближе к нам, но бандиты ее тут же подожгли. А Антоха (я глазам своим не мог поверить!) все бегал и таскал раненых. Парень тогда проявил безумную храбрость, вот кому Героя надо присваивать!

Возле «восьмерки» уже стали рваться мины, и она была, по сути, приговорена. И тут ей на помощь пришла одна из двух «двадцатьчетверок», находившихся в небе. Этим мощным боевым (напомню, Ми-8 изначально создавался как транспортник) вертолетом управлял экипаж Рефагата Хабибуллина. Несмотря на то, что боеприпасы уже закончились, его машина, словно мать-птица, пытающаяся отбить у кошки упавшего из гнезда птенца, бросалась на позиции «духов», отвлекая на себя их внимание. При очередном заходе «двадцатьчетверке» разворотило снарядом бок, и она с таким «ранением» просто чудом самостоятельно добралась до базы .

Палагин, улучив момент, поднял Ми-8 и начал быстро уходить на малой высоте. Буквально через несколько секунд на то место, где только что стояла вертушка, упала мина. Удивительно, но когда Сергей Вячеславович уже на аэродроме осмотрел свою «восьмерку», то вместо ожидаемой схожести с дуршлагом обнаружил следы всего лишь от двух пуль и нескольких минных осколков. Это после такой-то мясорубки!

А для кого-то «Дикая птица»

Однако работа экипажа в тот день не закончилась – бой ведь продолжался, появлялись новые раненые. Тогдашний командующий СКВО генерал-полковник Виктор Казанцев лично поставил перед экипажем задачу на очередную эвакуацию солдат и офицеров. На сей раз Ми-8 должен был действовать без прикрытия. Палагин решил разведать, где находится позиция минометной батареи противника. Засечь ее удалось на юго-западной окраине селения Гамиях по вспышкам орудий. Это было в тылу бандитов. С предельно низкой высоты майор и его ребята нанесли огневой удар всем комплексом имевшегося у них вооружения, буквально разметав батарею боевиков.

– Антоха Гловский там сильно постарался, на одном дыхании выпустил пулеметную ленту из 250 патронов, – вспоминает Сергей Вячеславович. – Зашли с тыла, «плюхнулись» в полукилометре от переднего края обороны «духов», похватали наших раненых пацанов – и в госпиталь. В этот вылет враг машину все-таки «нашпиговал» железом, но мы посмотрели – дотянуть до Каспийска сможем, а там уж «подлечат», подлатают.

Экипаж Палагина эвакуировал 18 тяжелораненых военнослужащих, уничтожил три минометных орудия и 15 бандитов. Кстати, в этот же день неутомимый Ми-8 выполнил еще один полет для выброса десанта. Во время выполнения боевой задачи, тем не менее все, что положено, было сделано, а координаты зенитчиков передали артиллеристам. Те свою работу тоже сделали на «отлично».

Увы, подвиги на войне и чиновная трясина несовместимы. Так и случилось в 1999-м. За бесстрашие и способность пожертвовать собой ради спасения жизней боевых товарищей генерал-полковник Казанцев дал команду представить Палагина к звезде Героя России, а Плетинку и Гловского – к ордену Мужества. Однако из всего экипажа лишь летчик-штурман Сергей Плетинка получил орден Мужества, да и то через два года, а остальные – ничего. Впрочем, как бы это высокопарно ни звучало, не ради наград воевали вертолетчики. Их подвиги по достоинству оценила «крылатая пехота», бойцов которой не раз спасало воздушное судно Палагина. Десантники окрестили его машину «Братишкой». Очень часто в критической ситуации они просили прийти на помощь именно эту вертушку. А сепаратисты прозвали Ми-8 Палагина «Дикой птицей». И еще они нередко грозили ему в эфире разными карами, но русский офицер на это внимания не обращал, продолжая хладнокровно выполнять свою работу.

– С позывным, красовавшимся на борту, связана еще одна история, – улыбается Палагин. – С этой надписью я пролетал полтора года, и вдруг командующий ОГВ на Северном Кавказе генерал-полковник Валерий Баранов приказывает ее убрать. Я взмолился: не губите! А мне в ответ – дескать, о тебе ж забочусь, ведь «пасут» «Братишку» боевики. Если хочешь, своим приказом это слово разрешу внутри кабины написать!

Позывной Сергея Вячеславовича стал поистине легендарным. Известный певец Александр Маршал в 2009 году посвятил его экипажу одну из своих песен, где есть такие слова: «Озверев, умалишенно, били черти его влет, только, как заговоренный, был проворен вертолет! Сквозь обстрел проскочит мышкой, не теряя высоту, с яркой надписью «Братишка» на простреленном борту». Маршал с нынешним подполковником никогда не виделись, но герой песни не исключает, что такая встреча когда-нибудь состоится.

Над пропастью в огне

Впрочем, чтобы рассказать о таком человеке, как Сергей Палагин, одной песни, как и публикаций в разных газетах и журналах, все-таки мало. А сам он повествует о сотнях чьих-то спасенных жизней, о виртуозном «вождении» винтокрылой машины не очень охотно и, как мне показалось, несколько стесняясь внимания к собственной персоне ( «Ну, столько всякого было… Разве все упомнишь?). Мол, и не герой он вовсе, а рядовой труженик неба. А документы, которые готовились в 2004-м для представления его к высокому званию, помнят многое. Я был просто потрясен: что ни день, то подвиг! Реальные дела, абсолютно все сопряженные с риском для собственного существования, зачастую десятки (!) боевых вылетов в сутки. В общем, «столько всякого было», что ни на одного, а сразу на целый взвод Героев хватит.

Вот хотя бы такая история. 19 декабря 1999 года в районе населенного пункта Каталы Шаройского района разведгруппу спецназовцев окружили боевики. Наши бойцы, по сути, попали в настоящий капкан. Майору Палагину было приказано эвакуировать разведчиков под прикрытием боевых вертолетов. Он вышел в заданный квадрат, начал совершать посадочный маневр. Это казалось практически невозможным. Во-первых, противник вел очень плотный огонь, а во-вторых, площадки для приземления не существовало. Точка, куда нужно было сесть, представляла собой… скалистый гребень с почти километровым обрывом с обеих сторон.

И, вы думаете, Палагина это остановило? Как бы не так! Майор «прискалился» только на левое колесо, удерживая вертушку над пропастью. В течение 17 минут (!), пока разведчики, отстреливаясь, поднимались на борт, машина балансировала над обрывом. Экипажи других вертолетов прикрывали эвакуацию наших ребят огнем. А затем командир воздушного судна вновь проявил чудеса изобретательности и необычайной смелости. Он «бросил» перегруженную машину в пропасть и благополучно вывел ее по дну ущелья на малой высоте, доставив 19 спецназовцев в расположение части.

Санрейс

Или еще случай спустя всего четыре дня. Тогда федеральные войска блокировали населенный пункт Каталы, где закрепились бандиты. А на фланге находилось высокогорное селение Кенхи, в котором, по разведданным, готовились к обороне полторы сотни вооруженных мужчин, попавших под влияние ваххабитов. Но жизнь есть жизнь, и как раз в этот момент дочери одного из старейшин приспичило рожать. У молодой женщины было слабое здоровье, и без квалифицированной медицинской помощи она могла погибнуть вместе с еще не родившимся ребенком. Старейшины обратились за помощью к федеральным силам, но выставили условие: вертолет должен прийти без прикрытия боевых машин. Риск был огромен. А вдруг сочувствующие ваххабитам не смогут удержаться от соблазна уничтожить или захватить вертушку?

И все же экипажу Палагина была поставлена задача совершить санитарный рейс. «Братишка» прошел через ущелье, контролируемое боевиками, и умудрился сесть в горной теснине на берегу речки. Пока роженица и сопровождавшие ее родственники размещались в машине, вертолетчики ожидали огневого удара или нападения в любую минуту. К счастью, обошлось. Будущую мать доставили в районную больницу, где она в тот же день родила мальчика. Может быть, именно этот случай перетянул на сторону России еще вчера собиравшихся воевать с федеральной армией мужчин? Кстати, до сих пор в селении Кенхи помнят русских летчиков, спасших чеченскую женщину.

Генный уровень

На свет Сергей появился в Саратове, а потом вместе с родителями переехал в Ашхабад, столицу тогдашней Туркменской ССР. Жили в нескольких километрах от гражданского аэродрома, поэтому для пятилетнего Палагина, как и для его друзей, соседских пацанов, не было лучшего времяпрепровождения, чем встречать и провожать самолеты, досконально изучать все авиасвалки, где можно было разжиться какими-нибудь мелкими деталями воздушных судов. В 1981-м состоялся еще один переезд, но в пределах Туркмении – в Безмеин. А там базировался авиационный гарнизон. Так что небом и крылатыми машинами Сергей серьезно «заболел» еще в детстве. Он перечитал все книжки о знаменитых советских летчиках, а с одной из своих героинь Мариной Поповой, служившей во время Великой Отечественной войны в авиационном полку легендарной Валентины Гризодубовой, даже лично встречался в Москве. Когда уже сам стал Героем.

В 1982 году Сергей, как говорится, надел солдатские сапоги, став учащимся Республиканской специальной школы-интерната в Ашхабаде, где занимались углубленным общевойсковым обучением. Наряду с обычными учителями здесь были и командиры взводов – сержанты. Позже восемь из них ушли воевать в Афганистан, живыми вернулись только трое, и то с ранениями. Практически все выпускники школы, как правило, поступали в военные вузы, а те, кто не сумел, отправлялись в Афган. Сергей стал курсантом Саратовского высшего военного училища летчиков, после окончания которого в 1990-м служил в авиационных вертолетных частях Группы советских войск в Германии. Оттуда в 1993 году был направлен в 487-й вертолетный полк, дислоцировавшийся в Буденновске. Палагин уверен: ему повезло на учителей «по жизни», ведь, например, в том же Ашхабаде или Саратове примерами для подражания являлись профессиональные военные, прошедшие Афганскую войну.

– Я понял очень важную вещь, – говорит Сергей Вячеславович. – Нельзя приказать человеку совершить подвиг. Готовность к нему, скорее всего, проявляется где-то на генном уровне. Если внимательно проанализировать российскую историю, то можно увидеть, что наш народ всех завоевателей через себя пропустил, переломал и выкинул. И нередко победы являлись следствием такого разгрома, что целые цивилизации просто превращались в пыль. А Россия как стояла, так и стоит! И в немалой степени именно за счет таких вот пацанов, как тот же Антоха Гловский, которые балагурят, хохмят, дурачатся, но в годину опасности не раздумывая становятся на защиту Родины.

Игорь ИЛЬИНОВ

источник: www.stapravda.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Загрузка...