«Я приеду в мае…»

Сестра Александра, Оксана, выходила замуж. Приятные хлопоты. А брат писал с войны, чтобы без него за стол не садились. Он вернется к свадьбе обязательно. И вся семья искала...

Сестра Александра, Оксана, выходила замуж. Приятные хлопоты. А брат писал с войны, чтобы без него за стол не садились. Он вернется к свадьбе обязательно. И вся семья искала удобный для Шурки день бракосочетания.

"Я приеду в мае..."

Он был единственным сыном у родителей. Младший уехал в Чечню. «Я приеду в мае…» — напоминал в каждом письме. И слово свое сдержал. Вот только приехал в цинковом гробу.

Саша часто болел. И стал постоянным объектом заботы старших сестер. Они играли с ним, как с большой и живой куклой, по-матерински заботились. Кормили вкусностями, баловали.

"Я приеду в мае..."

И Шурка отвечал им любовью. А потом стал играть уже с их маленькими детьми. Окреп, возмужал. Любовь хоть кого на ноги поставит. Он быстро взрослел. Стал защитником, и хорошим товарищем своим сестрам.

У него сформировался мужской характер – чувство справедливости, честь, и ответственность за слабого. Он был единственным братом, а сестры были девочками. Им требовалась защита и помощь.

Создавал планы, что в милиции служить будет. Ушел в армию, успев получить права на вождение автомобиля. Ему дали старенький ЗИЛ-131. Вот он навозился с ним! Все время пятая точка торчала из-под капота машины. Зато потом ЗИЛ бегал безотказно.

Парень был работящий. Когда ребят вывозил на учения, то успевал собрать ведро ягод в тайге. И кормил сослуживцев. Ели все с удовольствием.

А война была у порога. Кавказ кипел. Мама сильно переживала. И просила, чтобы отказался ехать в Чечню. Шурка не мог поступить иначе. Он уехал вместе со всем составом спецназа «Рысь».

Верил Шурка, что бьется за правое дело…

И началась обычная работа спецназа. Они сопровождали личный состав, боевую технику, оказывали помощь связистам, саперам. Каждый день бойцы шли по лезвию ножа.

Обнаружив волчью тропу, по которой переправляли оружие и боеприпасы, группа устроила засаду. Дудаевцы не ожидали встретить на тайной тропинке спецназовцев. С перепуга завязался жестокий бой.

Но бандитов было больше. И «рыси» стали проигрывать. БТР подбит, пулеметчик ранен. Боевики поняли, что заминка у спецназа, и усилили свой натиск. Александр сел на место наводчика. Прицельно бьет по врагу.

Товарищи забрасывают бандитов гранатами. Навыки службы помогают Александру завести БТР. Такая работа. А утром ему исполнилось девятнадцать лет.

"Я приеду в мае..."

Следующий бой был тяжелым для Саши. Днем видно врага, как они падают под его пулями, алая кровь льется из ран товарищей…Он увидел смерть. И долго молчал после боя, сидел, отвернувшись к стене.

Но…Верил Шурка, что бьется за правое дело.

Грозный

Он три раза в одну из ночей, прорывался из огненного Грозного, вывозя раненых и погибших в Ханкалу. Сильный огонь не мог остановить парня, который знал, что братишкам в его машине очень больно. И ехал сквозь ночь и огонь в госпиталь.

Но город горел, боевики устраивали засады, санитарные БТРы расстреливались в упор. Его машина тоже попала в засаду. Он маневрировал, как умел. Но машина была перегружена, и погибшего майора положили на «реснички» БТРа. Тело сползло, закрыв обзор.

Пытаясь исправить ситуацию, Саша в люк полез. По броннику как горох, застучали пули. Сняв в госпитале шлемофон, Саша увидел, что пуля прошла чуть выше головы.

Все подумали, что они не вернулись с задания. В дневнике его друг сделал запись, что похоронили «Галюню», выпили сто граммов за упокой души. И вдруг ворота в дребезги, врывается БТР 218-й.

«…это сукины дети Галюня и Цой вырвались из ада». Обнявшись, ребята плакали. Но водка была кстати. Они выпили свои поминальные стопки, со смехом сказали, что тем, кто живым похоронен, сносу не будет.

Последний день

Они выдвинулись в разведку вдоль железной дороги. Там ожидался эшелон с боеприпасами, личным составом и оружием. Бандиты же участили подрыв дороги, минируя участки.

Саперы работали здесь регулярно, бандиты регулярно ставили взрывчатку. Эта местность была всем знакома. А тут куда-то исчез мостик. Но Александр уверенно вел машину.

Взрыв ослепил всех. Грохот, осколки, столб воды и пламени. Бойцов сбросило взрывной волной с брони. Кто-то получил ранение. Взрыв пришелся на левое колесо, туда, где сидел водитель.

Смертельно раненый, Шурка вывел свою машину из огня. И умер на руках у товарищей по оружию. БТР заглох с последним вздохом Александра.

БТР долго стоял брошенным у забора базы. Но Шурка его сумел восстановить — золотые руки были у бойца. От подлого фугаса они погиби оба – БТР и водитель. Больше БТР не завелся.

"Я приеду в мае..."

БТР привезли из Чечни, и хотели сделать из нее памятник бойцам, не вернувшимся с полей сражений. Где сейчас БТР с бортовым номером 218, никто не знает.

А там лежал шлемофон Шуркин, мокрая пачка «Примы», и письмо от сестры, которое успел прочесть Саша.

Герой России Галле Александр Фридрихович сдержал свое слово – он вернулся домой в мае.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector