Он слышал голос боя

Сергей Цыганенко радостно вскинул руку к виску: «Служу Отечеству и спецназу!» Он получил погоны младшего лейтенанта… Улыбка сияла на добродушном лице огромного парня. Через месяц этот русский парень...

Сергей Цыганенко радостно вскинул руку к виску: «Служу Отечеству и спецназу!» Он получил погоны младшего лейтенанта…

Улыбка сияла на добродушном лице огромного парня. Через месяц этот русский парень погиб в Чечне…

Он слышал голос боя

Он родился в Нальчике, рядом с Чеченской республикой. Вернувшись со службы по призыву, он ушел на службу в спецназ внутренних войск России.

Началась война в горной республике. Он с группой был у безымянной высотки, занятой бандитами. Казалось, что еще чуть-чуть…И высота будет за федералами.

Вдруг Серега молча прыгнул за пригорок и расстреляв патроны по стволу дерева, опять залег в укрытие. Из-под дерева началась отчаянная стрельба. Там была очень маленькая щель, куда гранату никак не закинуть.

Выждав прекращения огня, он опять открыл огонь по узкой щели под деревом. А внизу был двухэтажный окоп. Все гранаты падали вниз, не причиняя вреда пулеметчику, сидящему на возвышении.

Как он заметил щель? Серега объяснить не сумел. Заметил и все. Почувствовал. Иначе группа была бы уничтожена. Боеприпасов у стрелка было много. А теперь он никак не мог отбиться от настырного русского парня.

Уничтожить бандита возможно только точным попаданием в узкую щель. И бандит старался на секунду, не более появляться в окошке. Подловить боевика не получалось – сам пулю схватишь.

Сергей понял, что за укрытием лежит опытный боевик. Состоялась стрелковая дуэль. Кто кого? А победа достанется тому, у кого скорость стрельбы выше, и еще тому, кто быстрее перезаряжает магазин. Как этот момент поймать? Они стреляли из магазинов по тридцать патронов. Бандит на это и рассчитывал. А Сергей перезарядил свой автомат на сорокапятку.

И бандюган купился, не поняв, что есть еще в запасе патроны. Тщательно обстреляв позиции противника, и чуть выждав, подошел к щели. И тут ваххабит закончил свой земной путь.

Война закончилась. На душе остался тяжелый осадок. А тут и сокращения прошли спецназовцев ВВ. Он перешел в другую часть. Но еще долго они называли себя по старым припискам – нальчикские, зеленокумские, невинномысские…

Без дела он не остался. Сергей с товарищами оказался на охране административной границы Ставрополья и Чечни, где волнения нарастали. А в мае 1999 года отряд был в Дагестане.

Наступил горячий август 1999 года. Боевики вторглись в Дагестан. Отряд Сергея получил задание – освободить село Чабанмахи.

Они вошли в село, по разведданным, занятое бандитами. Тишина стояла подозрительная. Явно, что их ждал какой-то сюрприз. Такая тишина…

Селение располагалось на склоне. Группа рассредоточилась в центре. Что там, на высоте? Вдруг с высотки побежало стадо коров. За ними шли вооруженные бандиты.

Ураганный огонь обрушился на федералов с соседних высоток, откуда позиции хорошо просматривались. Стадо коров, перепуганное стрельбой, рвануло вперед.

На злосчастном стогу, где командиры высматривали бандитов, ранило Конева. Его срочно эвакуировали в тыл. Сергей принял командование на себя, как старший по званию.

Прикрываясь животными, бандиты подошли на бросок гранаты к федералам. И не прятались они, спокойно себя вели. Но Руслан Честников – пулеметчик – отсекал все попытки захватить позиции.

Он расположился слегка впереди группы. И все атаки разбивались об него. Руслан пришел за патронами. Вдруг наступила тишина. Пулемет больше не стрелял. Перекрикиваясь, бандиты пошли в атаку.

Но…Хитрый Руслан опять начал стрелять. С визгом падали боевики. И опять тишина. Муха, маленький, ловкий боец, ушел с проверкой. Вернулся с огорченным лицом. Руслан погиб…

Они вытащили тело Честникова. Благодаря Руслану, каждый из них дожил до утра. Следующая ночь была спокойной. Утром село заняли федеральные войска. Но бандиты ушли в Чечню. Значит война продолжалась.

Они потеряли шесть бойцов. А осенью 17 отряд должен был вернуться домой. Но война…Их перебросили в Чечню из Дагестана. Готовился штурм Грозного.

Город в ужасающем состоянии. Нет людей, пустые дома, с пустыми проемами окон. 17 отряд должен занять промзону на окраине города. Нет никаких разведанных. Зато есть требование срочно занять город.

Они прошли почти два километра. И с трех сторон боевики открыли огонь. Из подвалов и чердаков били автоматы. Ополченцы…они кинулись обратно. Их не готовили к войне. И падали один за другим.

Сергей продолжал командовать отрядом. Надо было спасать ополченцев, а они бегали вокруг и палили почем зря во все стороны. Так и своих перестрелять можно.

Цыганенко позвал лейтенанта Романа Федосова на небольшое совещание. И тут ударила пуля. Туда, где только что стоял лейтенант. Получается, спас товарища от гибели.

Сам Сергей с окровавленной кистью что-то орал бойцам. Страшная мясорубка стояла. Но ушли без потерь. Бандиты их не преследовали. Сергея отправили в госпиталь. На вокзале, в Моздоке, он встретил боевого друга – Серегу Яковенко.

Всегда веселый Цыган сейчас даже не улыбался. Вспоминал погибших ребят. Они остались там, в Грозном. Уже погибшие. А живые бились с бандитами. И продолжали гибнуть.

После госпиталя его командировки в Чечню шли одна за другой. Да, в общем, они просто не уезжали из Чечни. А потом был полугодовой перерыв. Он смог окончить курсы подготовки младших командиров.

Ему нравилось учиться тому, что он уже знал наверняка. А чего не знал, то быстро достигал в обучении. Записался в секцию альпинистов, и взошел на Эльбрус.

Получил диплом об окончании курсов, на плечи упали погоны младшего лейтенанта. Но даже обмыть погоны не удалось. Опять позвала дорога. Его перестали узнавать. Он отчего-то был почти всегда хмурым.

Думал о чем-то. В тот день он был совсем молчаливым. Его направили сопровождающим в Ханкалу. Он равнодушно кивнул. И уехал.

По «Уралу» открыли шквальный огонь. Автоматы били с близкого расстояния. А до части всего пятнадцать минут. Водитель «Урала» притопил газ. Стрельбу услышали в отряде и бросились на помощь.

Машина влетела на скорости. В кузове лежал раненый прапорщик. Серега Цыганенко сидел рядом с шофером. И остался сидеть, когда машина остановилась. Глаза закрыты.

В затылке было входное отверстие от автоматной пули.

Его похоронили в Нальчике. Здесь любили Серегу Цыганенко, всегда веселого, добродушного, сильного парня.

На черной мраморной плите лежит берет цвета крови.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector