Нетипичный маршал

В годы Первой мировой войны во французской деревеньке, где квартировал русский экспедиционный корпус, цыганка предсказала Родиону Малиновскому высший военный чин в России, и ещё много чего. Сбылись все...

В годы Первой мировой войны во французской деревеньке, где квартировал русский экспедиционный корпус, цыганка предсказала Родиону Малиновскому высший военный чин в России, и ещё много чего. Сбылись все пророчества: он стал Маршалом и Министром обороны СССР, но с тех пор Родион Яковлевич, прежде, чем принять решение, всегда смотрел в календарь, и, если можно было, никогда не назначал важные дела, когда, конечно, это зависело только от него, на пятницу. Если же это была не его воля, в пятницу обязательно что-нибудь шло не так.

Нетипичный маршал

В пятницу 24 июля 1942 года немцы заняли Ростов-на-Дону. Город невозможно было удержать: слишком неравны были силы. Чтобы спасти шесть своих армий, командующий Южным фронтом Малиновский приказал отступить.

Сталин пришёл в ярость, и издал Приказ № 227 «Ни шагу назад!», в котором прямо говорилось, что часть войск Южного фронта оставили города Ростов-на-Дону, Новочеркасск без боя, без серьёзного сопротивления, без приказа Москвы, покрыв себя позором.

В конце июля для разбора прибыл Берия. Малиновского ждал трибунал, а приговор, фактически, был озвучен на всю страну в приказе № 227 – расстрел. Малиновского спас командующий Закавказским фронтом генерал армии Иван Тюленев: он якобы для получения назначения отправил комфронта самолётом в Москву. Там Малиновского понизили до командующего 66-й армии, которая истекала кровью севернее Сталинграда. И на этом участке фронта немцы к Волге так и не вышли. Малиновский часто выезжал на передовую, он считал, что, чем ближе начальство, тем дальше опасность. Но на передовой он не прятался, он пренебрегал личной безопасностью для того, чтобы лучше разобраться в обстановке. Он никогда не бравировал показной храбростью, но, всё же, был поистине бесстрашным.

Летом 1937-го одним из самых ответственных участков обороны республиканской Испании командовал Энрике Листер, и когда к нему приехал русский полковник, Листер пригласил коломеля (полковника) Малино, как называли Малиновского испанцы, на прогулку. Над головами свистели пули, Листер как будто совершал послеобеденный моцион, Малиновский тоже показывал, что пули его не беспокоят, и украдкой рассматривал след пули на гимнастёрке.

Нетипичный маршал

В Испании Малиновский воевал с января 1937-го до мая 1938-го. Быстро выучил язык и обходился без переводчика. Трижды просил продлить командировку. На третий рапорт ему ответили: «В случае задержки, будем считать невозвращенцем».

В Москву Малиновский вернулся в мае 1938-го, в самый разгар чисток в армии. Кадровик по неосторожности дал Малиновскому его личное дело, и он увидел, столько там было разной лжи. Малиновский даже удивился, почему до сих пор его не арестовали и не казнили, как многие других.

В июне 1938-го 40-летнего, с боевым опытом полковника назначили помощником кавалерийского инспектора в Белорусский военный округ, которым командовал комкор Жуков. Инспектор Малиновский рьяно взялся за дело. Он нашёл немало промахов в организации службы в войсках округа. И тут же в Наркомат обороны и в НКВД полетели доносы на него. Его вновь вызвали в Москву. Такие вызовы добром не кончались: многие сослуживцы Малиновского обратно уже не вернулись. Но Сталин и на это раз не тронул Малиновского, а отправил его преподавать в Академию им. Фрунзе, где он был единственным, кто говорил по-французски, по-немецки и по-испански.

Нетипичный маршал

В марте 1941 года генерал-майора Малиновского назначили командиром 48-го стрелкового корпуса в Одесском военном округе. Это было серьёзное испытание, ведь за 25 лет военной службы Малиновский не имел командного опыта, служил в штабах и преподавал в академии. Теперь под его началом было 35 тысяч солдат и офицеров, сотни орудий и танков.

За неделю до начала войны 48 СК начал скрытно выдвигаться к реке Прут на границе с Румынией. Когда немцы напали на СССР, Малиновскому повезло: в Молдавии его корпус оказался в стороне от ударов немецких танковых групп. И всё же приходилось отступать, потому, что отступали соседи, можно было попасть в окружение, нарушалось снабжение, высшее руководство принимало решения, приводившие к страшным последствиям.

В августе 1941-го почти семь суток немцы, имея четырёхкратное превосходство, пытались окружить 48 СК в районе Николаева. Малиновский каждый раз ускользал из ловушки, а затем приказал переправляться через Днепр. Жёсткими мерами он остановил панику и хаос на паромах и понтонных мостах, и в первую очередь отправил на восточный берег артиллерию. Малиновский проявил ещё и человечность: в это же время на левый берег переправлялись беженцы, и он пошёл на риск, разрешив людям и мелкому скоту располагаться на паромах с техникой.

48 СК – одно из немногих соединений, которые сохранили боеспособность, а потому Малиновского назначили командующим 6-й армией Юго-Западного фронта. От армии осталось лишь название: личный состав почти полностью погиб в окружении под Уманью. Малиновский смог собрать хоть какие-то силы – военные училища, окруженцев и т.д.

25 августа 1941-го танки вермахта ворвались в Днепропетровск. Наши части отступили на левый берег. Немцы по не взорванному наплавному мосту стремительно перешли Днепр, и захватили плацдарм на левом берегу. Ставка приказала 6-й армий, у которой не было ни транспорта, ни оружия, прижать немцев к Днепру и не дать им перейти на восточный берег. Чтобы хоть как-то оснастить армию, Малиновский приказал снимать с идущих на восток эшелонов оружие и амуницию. В районе Днепропетровска река делает изгиб, и немецкую переправу можно было постоянно обстреливать. Переправа была узкой, чтобы попасть в неё, требовалось много снарядов. Малиновский организовал и интенсивную работу тяжёлых пушек, нашёл боеприпасы и обеспечил их подвоз, что в тех условиях было сделать крайне сложно, и переправу разбил. Вермахт застрял в Днепропетровске почти на месяц, не имея возможности ни наступать, ни эвакуироваться с этого клочка земли. Артиллерия Малиновского крушила вражескую мотопехоту, танковые дивизии и дивизию СС «Викинг». Малиновский вообще любил артиллерию, очень активно использовал её в боях.

Нетипичный маршал

Малиновский постоянно возвращался к своему солдатскому опыту времен Первой мировой войны. Уже тогда он начал писать роман об этих днях. Писал всю жизнь, даже на войне, хотя было строжайше запрещено вести дневники. Главной своей задачей Малиновский считал сохранение жизней солдат. Под Сталинградом в его армию прибыла необстрелянная дивизия, но в бой сразу командарм её не бросил, оставил немного подучиться в тылу.

В ноябре 1942-го Малиновский возглавил 2-ю гвардейскую армию. На выручку 300-тысячной армии генерала Паулюса, окружённой в Сталинграде, Гитлер послал группу армий «Дон» под командованием Эриха фон Манштейна. Помешать 6-й армии и группе армий «Дон» соединиться могла лишь 2-я гвардейская армия, которой предстояло пройти 200 км по заснеженной степи, и занять рубеж по реке Мышкова. Войска ночевали под открытым небом. В этот момент исход войны зависел от Малиновского, и его армия опередила врага на 6 часов. Молниеносный манёвр его армии мог обернуться катастрофой: заправщики отстали, а в баках танков не было горючего – они просто не могли пойти в бой. И всё же Малиновский приказал вывести танки из укрытий навстречу врагу. Наши и немцы сутки стояли друг напротив друга. В этой битве нервов Малиновский победил. Ночью подвезли солярку, а наутро танки Малиновского устремились вперёд, вынудив немцев отступить.

12 февраля 1943 г. Малиновскому получил третью генеральскую звезду на погоны, а 27 марта его назначили командующим Юго-Западного фронтом. В октябре 1943-го фронт вышел к Запорожью – важному узлу обороны противника, который обороняли 1 танковая и 7 пехотных дивизий. Гитлер приказал держать город, не считаясь с потерями. Сталин же приказал Запорожье взять любой ценой. Для Малиновского это было не приемлемо, и он приказал штурмовать Запорожье ночью, чтобы к рассвету овладеть городом и плотиной. Ночной штурм города таким количеством войск – три армии и два корпуса – многие тогда сочли авантюрой. Ночной штурм –операция опасная, поскольку ночью не видит не только враг, но не видят и свои. Малиновский решил воспользоваться тем, что немцы штурма ночью не ждут, и рискнул. Наступление на 30-километровом фронте началось 13 октября в 22.00. Ошеломленные немцы начали поспешное отступление. Город был взят с меньшими потерями, чем при штурме городов днём.

Нетипичный маршал

В конце июля 1944-го Ставка приказала готовиться к разгрому немцев в Молдавии. Малиновский всего за три дня окружил крупную группировку врага в районе Кишинёва. Гитлер считал оборонительный рубеж от Черного моря вдоль Днестра до Карпат неприступным. Он стянул сюда 40 немецких дивизий и пять румынских бригад. Малиновский вновь поступил нетипично, сосредоточив всю артиллерию в центре. Четыре часа 4 тыс. орудий и миномётов обрабатывали полосу обороны противника. Затем в дело вступила авиация. Когда в атаку пошла пехота, немцы были ошарашены: почему пехота, а не танки – основная ударная мощь любого наступления? Они спешно перегруппировались, сняли танковые дивизии с флангов и перебросили их в центр, ибо были уверены, что после артналёта именно здесь будет нанесён главный удар. Но в этом и заключался гений Малиновского: его танки начали наступление на флангах, и окружили вражескую группировку. За 9 дней Ясско-Кишенёвской операции было разгромлено 18 дивизий врага, 22 дивизии и 5 румынских бригад сдались. Была освобождена Молдавия, выведены из войны союзники Германии – Румыния и Болгария. Такой стремительности не ожидал никто, при этом войска Малиновского потеряли меньше 1% своего личного состава. За этот успех Малиновскому присвоили звание Маршала Советского Союза. Для него это стало полной неожиданностью, хотя цыганка много лет назад напророчила, что быть ему маршалом.

Однако Ясско-Кишинёвская операция прибавила Маршалу металла не только на груди. Малиновский на У-2 лично осматривал позиции врага. Низко летящий самолёт обстреляли немцы, прорвавшиеся из окружения. Вернувшись на аэродром, лётчик сказал Малиновскому, что в самолёте 14 пробоин. «Сколько в самолёте – не знаю, ответил командующий, а у меня в спине – одна». Итого – три: два осколка в спину он получил ещё в Первую мировую. Родион Яковлевич серьёзно лечился, и вновь вспомнил предсказания цыганки: дело было в пятницу.

Нетипичный маршал

В конце октября 1944-го войска 2-го Украинского фронта, куда генерала армии Малиновского перевели в мае 1944-го, вышли к Будапешту, но с ходу взять город не удалось. Передышка была нужна, как воздух: за 23 дня было пройдено 300 км, и это измотало войска, истощило резервы, тылы отстали. Но Ставка требовала двигаться вперёд. 27 октября Сталин приказал Малиновскому начать штурм Будапешта. Маршал возражал, обещал через 5 дней передышки взять город, иначе войска застрянут на много месяцев. Но Сталин требовал взять город немедленно. Это опять была пятница. Начался длинный и кровавый штурм города: в Будапеште погибло и было ранено 320 тыс. человек, больше, чем при штурме Берлина.

Войну Японии, как и было обещано союзникам в Ялте, СССР объявил ровно через три месяца после победы в Европе, 8 августа 1945 года. Несмотря на огромные территории, горы и полупустыни, практически полное бездорожье, около 5 тыс. долгосрочных огневых сооружений, более чем миллионная фанатично настроенная Квантунская армия рухнула за 10 дней.

Нетипичный маршал

16 апреля 1945 Родион Яковлевич Малиновский был удостоен Ордена «Победа» под № 8, после окончания войны к маршальской звезде получил две Звезды Героя Советского Союза. Так же был награжден множеством других советских и иностранных наград.

После войны Малиновский командовал войсками Дальнего Востока, с 1957 года до последних дней своей жизни был Министром обороны СССР. Умер Родион Яковлевич 31 марта 1967 г. В пятницу…

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector