Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Русские власти решили, что самое время подобрать то, что плохо лежит – занять пустующие территории в Калифорнии. Николай Рязанов и Баранов задумали основать в Калифорнии русскую колонию. В...

Русские власти решили, что самое время подобрать то, что плохо лежит – занять пустующие территории в Калифорнии. Николай Рязанов и Баранов задумали основать в Калифорнии русскую колонию.

В биографии этого человека белых пятен не меньше, чем было на карте мира до открытия Америки, Австралии и Антарктиды: не известны точные даты его появления на свет и ухода в мир иной – только годы 1765 и 1823. Известно, что происходил он из мещан, но кто были его родители, бабушки и дедушки, покрыто тайной. Детство – полнейшая неизвестность. Судя по тому кочевому образу жизни, который вёл наш герой, в родной Тотьме его никто и ничто не удерживало, хотя умирать он вернулся к родным пенатам. Не ясно, где он обучался и какое образование получил. Даже могила его после Октябрьской революции в маленькой Тотьме затерялась, и можно лишь предполагать, где похоронен Иван Александрович Кусков, почти всю свою жизнь отдавший тому, чтобы Россия «ногою твёрдой стала» при Тихом океане, в Америке.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Иван Александрович Кусков

Детство

Родился Иван Кусков в Тотьме – небольшом, но зажиточном вологодском городке, стоящем на реке Сухона – водном пути в Сибирь, который проходил из Белого моря через Вологду, Тотьму, Великий Устюг, Лальск, и дальше на Чердынь. Иван работал нижнесухонским носником – стоял на носу судна, и проводил их от Тотьмы до Устюга. По сути, он был лоцманом, но в той глухомани такого слова могли и не знать. По Сухони в XVIII веке проходило до тысячи судов и барж-гусян в год. В самой Тотьме проживало 80 богатых династий, которые, объединившись в компании, организовали больше двух десятков дальних морских экспедиций за пушниной на берега Тихого океана, на Аляску, принадлежавшую в то время России, и Алеутские острова – архипелаг между Аляской и Камчаткой, которые в то время контролировали русские негоцианты. С тех пор многие острова архипелага носят русские названия. На гербе Тотьмы красуется чёрная лиса. Пушные прибыли и доходы от транзита были приличные, и купцы ставили с них в Тотьме храмы, стройные, словно корабли.

Долг

В 1787-м, 22 лет от роду Иван решил поискать счастья на востоке России. Три года он проработал в Иркутске, и казалось, что купеческий фарт отвернулся от него – он прогорел, и задолжал кредиторам и ростовщикам 1690 рублей – сумму по тем временам гигантскую. Сидеть бы Кускову в долговой яме, если бы на него не обратил внимание владелец заводов, член Императорского Вольного экономического общества купец Александр Баранов. Интересы и обязанности Баранова были обширны, ему требовался помощник, и он взял Кускова к себе, правда, условия найма были кабальные: Баранов погасил долг Кускова, и тот стал работать, чтобы вернуть деньги своему новому работодателю. В 1790 году купец Григорий Шелихов предложил Баранову встать во главе частной Северо-Восточной компании, созданной в начале 80-х годов XVIII века для пушного промысла на Алеутах. Баранов согласился, а Кусков стал его правой рукой. В 1799 году Павел I своим Указом преобразовал Северо-Восточную компанию в Российско-Американскую, что, с одной стороны, фактически означало национализацию, но с другой повышало статус предприятия, поскольку теперь уже государство брало на себя все риски, а среди пайщиков были члены императорской семьи и крупные государственные чиновники.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Александр Баранов

Шторм

Для плавания на Аляску Баранов снарядил двухмачтовый корабль. По пути экспедиции Баранова и Кускова из Охотска обнаружилось, что текут бочки с пресной водой, и Баранов приказал повернуть к острову Уналашка Алеутской гряды, там корабль попал в многодневный шторм, и разбился, но команда сумела спастись. Зимовали в юртах, сделанных из подручных материалов, питались кореньями и моллюсками, варили соль, чтобы заготавливать мясо тюленей. Всю Маслену постились истинным постом, а на чистый понедельник выбросило часть кита, и так они разговелись. В результате этой вынужденной остановки на острове Уналашка была образована контора Российско-Американской компании.

Аляска

Ранней весной экспедиция сделала из шкур морских животных байдары, и продолжила свой путь к Аляске. До острова Кадьяк – столицы русской Америки, следовало преодолеть ещё 500 миль.

Кожа сивуча, из которой алеуты делали свои байдары, очень толстая и крепкая. Опытные мореходы во время нападения индейцев наклоняли байдару, и стрелы с костяными наконечниками отскакивали от бортов. На своих байдарах алеуты и русские охотники совершали дальние путешествия – с Аляски в Калифорнию. Байдара была достаточно крупным плавсредством: Кусков как-то привёз на ней двух быков, 12 баранов, и ещё кое-что по мелочи. Значит, помимо одно-двухместных пассажирских, существовали и грузовые байдары.

В 1799 году экспедиция добралась до острова Ситха, который спустя шесть лет будет назван в честь Баранова, и заложила там город Ново-Архангельск, ставший столицей русской Америки. В 1802 году начались столкновения с индейцами тлинкитами, которых русские, за специфическую обувь, прозвали калошами. В одном из боёв Баранов едва не погиб. Всё это время рядом с ним находился верный помощник Кусков, а когда Баранов ходил в экспедиции, исполнял обязанности правителя на острове Кадьяк, в Ново-Архангельске, поселении в заливе Якутат, командовал Константиновской крепостью на острове Нучек неподалёку от Аляски.

Добыча меха

Круг обязанностей помощника правителя Русской Америки был широк: контакты с аборигенами, торговля с американскими корабельщиками, разведка мест для крепостей, их строительство и оборона. К началу XIX на русской Аляске стояло уже 12 русских острогов. Но всё-таки главной задачей российско-американской кампании была добыча меха. С 1791 по 1803 год было добыто 5958 выдр, речных бобров – 6066, медведей – 384, понемногу росомах, рысей и горностаев, морских бобров – 15354. В то время мех морского бобра – калана – очень плотный, ноский, тёплый и очень красивый, считался самым ценным. За одного калана давали до 20 песцовых шкур, или 150 рублей – столько же, сколько стоил французский карманный хронометр. Или полторы годовых зарплаты Кускова в начале его работы на Аляске. Как-то индейцы привели экспедицию Кускова к озеру, где обитало столько морских бобров, что с первого взгляда могло показаться, что на воду села огромная стая птиц – воды вообще не было видно. Бездумная охота привела к практически полному истреблению каланов.

Калифорния

Четыре раза Кусков ходил в Калифорнию, которая в то время ещё не стала 31-м американским штатом, а принадлежала Испании. Один раз он плавал на бригантине «Юнона», прославленной рок-оперой Алексея Рыбникова и театром Ленком. В это время Мексика воевала с Испанией за независимость, и русские власти решили, что самое время подобрать то, что плохо лежит – занять пустующие территории в Калифорнии. Николай Рязанов и Баранов задумали основать в Калифорнии русскую колонию. Кусков подбирал подходящее место, вёл переговоры с индейцами и испанским наместником в Калифорнии. Место для крепости выбрали на берегу океана в сотне вёрст севернее Сан-Франциско. Холм и строевой лес были, но не было гавани, даже просто удобного якорного места, и прибывшие корабли были вынуждены лавировать. Во-первых, в этих местах вообще нет удобных бухт. Во-вторых, Кусков опасался нападения с моря – со стороны суши выбранное место было защищено глубокими ущельями. Поэтому, хотя рядом с крепостью и протекала река Славянка, в самом центре крепости вырыли колодец – мера воинской осторожности.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Часовня в Форт-Россе

Землю для крепости выменяли у автохтонов – индейского племени кашайя-помо за три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги и связку бус. Довольны были все: индейцы сбыли русским пустую бесхозную землю на берегу океана, которая была им совершенно без надобности, но получили железные топоры и мотыги, которых сами делать не умели. Русские практически задарма приобрели то, в чём видели свою выгоду. 11 сентября 1812 года Кусков, назначенный первым комендантом крепости, поднял флаг Русско-Американской кампании над крепостью, представлявшей собой обнесённый стенами из секвойи прямоугольник земли со сторонами 59 на 50 саженей – меньше гектара в современном исчислении. Назвали первую русскую крепость на западном побережье Америки просто, незатейливо и однозначно – Росс.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Почтовая марка России, 2012

Комендант крепости строил ветряные мельницы – первые в Калифорнии, разводил скот, устраивал сады, общая площадь которых превышала гектар, и огороды. Сколько было занятий у Ивана Кускова – не перечислить: он принимал вождей индейских племён, составлял карты и словари, строил корабли. Особой статьёй была торговля с испанцами, столь успешная, что в 1815 году Кусков лично возил выручку в Охотск – 20 тысяч пиастров были такой большой суммой, что доверить её кому-то Кусков не решился. Сибиряки промысловики золото в Калифорнии находили ещё до знаменитой «Золотой лихорадки», но не брали – сдашь самородок или песок, власти всё равно затаскают: где остальное, куда спрятал? И вообще, золото – бесовское наваждение. Другое дело пушнина! В первый год поселенцы добыли 700 морских бобров и 2,5 тыс. котиков.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Крепость Росс в 1828 году

Сельское хозяйство

Но главным делом Кускова было сельское хозяйство, ведь русские промысловики на Аляске, где кроме рыбы и морской птицы других продуктов питания не было, снабжались при помощи кругосветных экспедиций, и остро нуждались в продовольствии – зерне, мясе, овощах, а Калифорния, хоть и в 3,5 тысячах вёрст, но ближе, чем Кронштадт. Да и доставить из России на Аляску можно было только зерновые культуры – овощи такой перевозки бы не перенесли. Поэтому с помощью русских поселенцев, алеутов и аборигенов Кусков занялся выращиванием овощей.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Акварель «Селение Росс, 1841»

Поселенцы выращивали капусту, салат, репу, морковь, картошку, свёклу, тыкву, дыни и арбузы. Из Перу привезли виноград, саженцы яблок, вишни, груш, персика и бергамота. Картофель давал с одного куста 200 клубней два раза в год, а вот пшеница и ячмень родились плохо, хотя у соседей-испанцев урожаи были хорошие. Кусков списывал это на свою неопытность: он сам в Тотьме земледелием не занимался. Но даже если бы Кусков имел какой-то опыт в земледелии, вряд ли этот опыт пригодился: в северной Вологде и южной Калифорнии разный климат, и разные почвы, а, значит, и агротехника кардинально отличается. Вообще сельское хозяйство особой прибыли не приносило, скорее, наоборот, но цель-то была не в извлечении прибылей, а в обеспечении продуктами Аляски, в доставке туда овощей, чтобы цинги избежать.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Дом Кускова

Кусков научил местных жителей возделывать огороды, прясть шерсть, 50 пудов которой ежегодно продавали на экспорт, дубить кожу, делать бочки и строить лодки. До появления русских поселенцев в Калифорнии морскую рыбу в пищу не употребляли, а, значит, и не ловили. Кусков научил местное население эту рыбу есть, и продавал в солёном и свежем виде в моностыри. Колония Росс снабжала проходившие корабли птицей, мясом, зеленью, и поставляло на Аляску солонину, капусту, картошку, свёклу и фрукты.

Верфь

Кусков знал ещё одно дело: он был и мореплаватель, и плотник. В ближайшей к колонии Росс бухте он поставил верфь, на которой построил три торговых судна. Правда, калифорнийский дуб оказался не совсем тем материалом, из которого можно было строить крупные морские суда, либо в жарком и влажном климате дуб надо было обрабатывать не так, как знали и умели в холодной России обрабатывать сосну. Корабли спускали на воду уже подгнившими, в результате чего срок их службы был довольно короток – ни один не проплавал больше шести лет. Впрочем, этого времени хватило, чтобы сплавать и на Гаити, и в Китай, сделать несколько ходок на Аляску.

Ближайший к селению Росс русский лекарь находился в Сидхе – в двух месяцах пути. Поэтому поселенцы лечились народными средствами. Начальник Баранов специально наставлял в письмах Кускова особенно заботиться о больных и немощных. На это было отпущено 10 вёдер рома и бочка патоки, вероятно для того, чтобы ром не казался таким горьким.

Грозили русским

Испанский наместник Калифорнии, после того, как Мексика обрела независимость, и Калифорния отошла к ней, периодически просили, русских, даже требовали, оставить побережье Тихого океана, и грозили прогнать их силой. Но дальше устных угроз дело не шло: в крепости находилось 12 пушек фальконетов с солидным запасом пороха и ядер – больше, чем в крепости Сан-Франциско, а война в то время никому была не нужна. Да и юридических прав на эту землю ни испанцы, ни сменившие их мексиканцы не имели – формально она принадлежала индейцам, а они её продали по всем правилам.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Руководство Русско-Американской компании высоко оценивало профессионализм и деловые качества Кускова, а иностранные морские офицеры, осматривавшие крепость Росс, говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, как строитель этого форта, то они бы построили в Америке рай.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Только однажды обидел Кускова русский мореплаватель. Прибывший в Сан-Франциско на бриге «Рюрик» Отто Коцебу пригласил на борт испанских чиновников, и при них повелительно спросил Кускова, по какому праву он занимает эти земли. Затем Коцебу проследовал с испанцами обедать в кают-компанию, а коменданта Кускова с собой не позвал. Зато когда на корабль прислали продукты, и Коцебу осведомился, сколько он должен за них заплатить, Кусков ответил, что провиант он дал землякам, и платить за них не надобно.

Домой

32 года прослужил Кусков в Русской Америке, последние 9 лет – комендантом крепости Росс. Он практически потерял зрение, сильно подорвал здоровье. В 1821 году Кусков вышел в отставку, передал дела Карлу Юхану Шмидту, и вернулся на Родину. Дорога из крепости Росс заняла у Кускова полтора года. Сначала – морем до Охотска, затем на лошадях через Иркутск в столицу, и уже оттуда – домой. При расчёте в Санкт-Петербурге за службу в российско-американской кампании Кусков получил 58 425 рублей, а ещё 6 шкур морского бобра и 7 тысяч рублей ассигнациями. Это было даже больше, чем то, на что Кусков рассчитывал, нанимаясь на работу к Баранову, долг которому, разумеется, был погашен многолетним трудом. Но в награждении орденом Святого Владимира IV степени ему отказали, и Кусков оставался тотемским купцом с почётной медалью на Владимирской ленте. В награду за многолетнюю службу он получил звание коммерции-советника, что соответствовало 8-му разряду табели о рангах – коллежскому асессору или пехотному майору.

Тотьма

В Тотьму Кусков привёз молодую жену – 19-летнюю индианку Катерину. В Тотьме семейство сняло одноэтажный деревянный, но совсем не маленький дом. В Тотьме Иван Кусков прожил всего четыре месяца. Он умер в октябре 1823 года. Ему было 58 лет. Был он не просто добытчиком, бившим пушного зверя. Он – созидатель и первопроходец В 23 года умерла Екатерина. Потомства семейство Кусковых не оставило.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Монета «250 лет открытия Русской Америки. Крепость Росс», 3 рубля, 1991, серебро 900, реверс

Похоронили Кускова в Спасо-Суморином монастыре, но где точно находится могила русского исследователя Америки, доподлинно не известно. Поэтому в конце ХХ века поставили кенотаф – крест на месте предполагаемого захоронения Ивана Кускова.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

И. А. Кусков на почтовой марке СССР, 1991 год

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Государственный исторический парк Форт-Росс, Калифорния, США

Селение, построенное в Калифорнии Кусковым, и называемое на американский манер Форт-Росс, было продано в 1841 году американскому землевладельцу Джону Саттеру за почти 43 тыс. рублей серебром. Сейчас Форт-Росс является Национальным историческим памятником США.

Говорили, что, если бы все русские колонисты были столь мудры и умелы, то они бы построили в Америке рай

Джон Саттер

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector