Последний камикадзе Японии был сбит над СССР

Звали его почему-то дядя Саша. По российскому паспорту – Еситеру Накагава. «Русский» японец был долгожителем – ему исполнилось 96 лет, когда он ушел в мир иной. Из них...

Звали его почему-то дядя Саша. По российскому паспорту – Еситеру Накагава. «Русский» японец был долгожителем – ему исполнилось 96 лет, когда он ушел в мир иной. Из них «полтинник» невозвращенец прожил в небольшом поселке Южный Ики-Бурульского района Калмыкии. Участвовал в строительстве местного Чограйского водохранилища, там же остался работать. Все как один, коллеги, соседи, просто знакомые отзывались о нем с большим уважением и теплотой. Трудился всегда на совесть, был дисциплинированным и исполнительным работником. Его всегда считали образцом для подражания. К людям относился дружелюбно, если надо помогал словом и делом. Одним словом, был человеком позитивным. Вот только одно смущало – был несколько замкнутым, не очень разговорчивым и никогда не вспоминал о прошлом. В свободное время рыбачил, с видимым удовольствием занимался своим домашним хозяйством. Вообщем, простой советский, затем российский гражданин. Как-то, в связи с оформлением неких документов в сельсовет попал паспорт дяди Саши. И выяснилось, не без удивления, что местный старожил не калмык, а чистокровный японец.

Последний камикадзе Японии был сбит над СССР

«Сарафанное радио» поработало добросовестно – на всю округу оповестив о японце со странным именем дядя Саша. В тихий, неприметный поселок Южный повалила журналистская братия. Приезжали корреспонденты «Известия Калмыкии», их коллеги из Москвы и Токио. Стало известно, что дядя Саша – бывший боевой лётчик-истребитель, старший лейтенант Квантунской армии. Эта военная армада считалась самой крупной, высокоорганизованной, хорошо подготовленной, оснащенной современной техникой и вооружением группировкой сухопутных войск Императорских вооружённых сил Японии. Служить там считалось престижно и гарантировалось быстрое продвижение по служебной лестнице.

С 1941 года старлей Накагава в отряде смертников-камикадзе – бьется на Филиппинах с американцами, с января 1945-го – воюет против СССР в небе над Сахалином. На счету летчика 18 сбитых самолетов противника. Императорская Япония щедро одарила своего героя высшими государственными наградами, в их числе элитная – боевой орден Золотого Коршуна. В феврале 1945 года был атакован и сбит советскими самолетами над воздушным пространством Советского Союза. Самурай до костей мозга Накагава не имел права возвращаться на базу живым. Но целей на земле не было. С трудом посадив продырявленный пулеметным огнем самолет, сделал себе святодейство самураев – харакири. Но группа захвата оперативно эвакуировала его в близлежащий полевой госпиталь, где военные врачи прооперировали его и спасли от неминуемой смерти.

Накагава на всю оставшуюся жизнь запомнил имя медика, ведущего операцию – Олег Терентьев. И до конца своих дней не простил его: «Зря вернул с того света, ведь для настоящего самурая жизнь после харакири – позор!».

Поправившего здоровье бывшего летчика отправили в лагеря для военнопленных в Сибири. Трудился лесорубом на лесоповале, строителем, прокладывал дороги. Удивляло, что обо всем этом сиделец вспоминал в положительном ключе.

В 1949 году Еситеру освободился и решил связать свою судьбу с некогда бывшим врагом – Советским Союзом. Причины этому были достаточно веские: не выполнил свой воинский долг – не убил себя. Завел семью – русская жена, сын, дочь. Нелепо бежать от счастливой семейной жизни на встречу с навешиванием ярлыка «изменник родины» в Японии. Так он думал. Жили они в Узбекистане. Вскоре супруга скончалась. Детей пришлось отдать на воспитание родственникам жены и снова у него началась скитальческая жизнь, так легче было пережить смерть супруги.

Чтобы дети ни в чем не нуждались «русский» японец вкалывал на сезонных работах. В конце 1960-х, из-за постоянных переездов, смены адресов, потерял контакт со своими детьми, и он подался в Калмыкию. В поселке Южный его настигли стрелы Амура – он женился на Любови Завгородней и вместе они растили ее детей. Но тревоги и воспоминания о прошлом не покидали дядю Сашу. Боялся, что японская разведка его найдет и убьет за предательство. Переживал за своих детей и родственников, с которыми потерял связь. Вспоминал свои юные годы на острове Хоккайдо, родителей, родных братьев и сестер – до войны было их 14.

Жизнь текла своим чередом. Много времени отнимала работа на плотине. Как-то на дамбе обнаружил трещину, через которую просачивалась вода. Это было опасно и грозило разрушением дамбы и большим наводнением. Затопило бы все близлежащие села. Но все обошлось. А однажды на водохранилище заявились не очень трезвые граждане. Вели себя дерзко, вызывающе, устроили хулиганские выходки. Пару раз дядя Саша попросил их вести себя в рамках, не помогло. Довольно быстро хулиганы поняли, что самураи бывшими не бывают. С детства многих японцев учат восточным единоборствам. И это помогло 67-летнему Еситеру утихомирить пришлых и те ретировались с ушибами и синяками.

Японская пресса довольно часто писала о своем бывшем подданном. Благодаря чему нашлись его 8 родных братьев и сестер. Его родственникам не терпелось увидеть родного брата, которого все считали погибшим во время войны. В Калмыкию быстренько примчалась его младшая сестра Тоеку, недолго думая, она отвезла брата в Японию. «Опасался, что меня, незадачливого воина-смертника, в Японии посчитали изменником, а встречали как национального героя, кавалера ордена Золотого Коршуна, которым наградили, как оказалось, посмертно», – делился потом Еситеру.

Он посетил родной Хоккайдо, который очень изменился. Навестил младшего брата Йосиу и сестер в Саппоро. Возложил цветы к могиле матери, которая 13 лет ждала его возвращения. Отец, узнав, что сын погиб в СССР, от горя пристрастился к алкоголю и замерз в лютый мороз. Родичи просили его остаться на родине. Представители государства готовы были выплачивать ему большую военную пенсию, обещали хорошую квартиру. Но Еситеру ни в какую не соглашался. Его дом – Россия. Япония стала уже бывшей родиной и совершенно чужой. Язык он категорически не помнил. Его угнетали большие города – масса народа на улицах, беснующие автомобили, громады небоскребов. Как же он может забыть слезы женушки своей -Любаши, попросившей его долго там не гостить. Как-никак 40 лет душа – в душу жили, это не шутка.

Осенью 2007 года японца дядю Сашу пригласили на популярную телепередачу «Жди меня», где встретился со своим сыном Леонидом. Вся студия украдкой смахивала слезы. Но, к сожалению, Леонид ничего не знал, как сложилась жизнь сестры Гали. Отец и сын твердо верили – Галю они обязательно найдут. И их встреча неминуема.

Последний камикадзе Японии был сбит над СССР

Почти из всех правил, имеются исключения. Еситеру, утверждают источники Страны Восходящего солнца, не единственный камикадзе, оставшийся в живых после боевых вылетов. Упоминается летчик Ямамура три раза получавший задание бомбить вражеские суда и три раза возвращавшийся на аэродром. Один раз его сбили над морем – спасли рыбаки. Второй раз начался сильный ливень и ему было невозможно навести самолет на корабль противника. В третий раз, он вылететь также не смог по технической причине – в самолете обнаружилась неисправность. Но что совершенно точно известно, выживших после харакири, как Накагава, таких людей нет.

 автор: Борис Ляшко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector