Татьяна Панкова актриса вне возраста

Татьяна Панкова прожила почти 95 лет (9 января 1917 – 9 июля 2011), оставаясь в репертуаре до последнего года, с удовольствием ездила на гастроли и не пропускала ни...

Татьяна Панкова прожила почти 95 лет (9 января 1917 – 9 июля 2011), оставаясь в репертуаре до последнего года, с удовольствием ездила на гастроли и не пропускала ни одного собрания. Она старалась не отставать от жизни, и в этом видела причину своего долголетия. Ей все было интересно, она не боялась экспериментировать, выходить за рамки любимых классических форм, никогда не занималась нравоучениями. Во всем, что она делала, чувствовались огромный опыт, вековое мастерство ее великих предшественников, высокая русская культура. Татьяна Петровна была человеком удивительной преданности театру. Причем, одному – Малому, со всеми его многолетними традициями и устоями. Получив благословение от выдающихся «старух» Пашенной, Рыжовой, Турчаниновой, она тянула в наше время невидимую нить их отношения к искусству, их благоговения перед сценой, нить таинства актерского мастерства. Татьяна Петровна не уставала благодарить судьбу, потому что, придя в 1943 году из школы Малого театра в сам театр, она никогда не оставалась без ролей. Как бы не менялись режиссеры, директора, она всегда была в работе. И всегда играла… старух. С юных лет. Наверное, нет ни одной классической старухи, которую Панкова не сыграла на сцене: Ефросинья Старицкая, Мирчуткина, Кукушкина, Кабаниха, Пошлепкина, Епишкина, Анфуса Тихоновна, княгиня Тугоуховская… Персонажи разные – от простодушных добрячек до темных натур, источников зла.

С возрастом Панкова все больше играла роли комедийные, озорные. В восемьдесят лет она с радостью взялась за Атуеву в мюзикле «Свадьба Кречинского», хотя раньше никогда не пела, и с колоссальным юмором изображала влюбленность в исполнителя главной роли Виталия Соломина. Роль Анфусы Тихоновны в «Волках и овцах» актриса построила на заразительном смехе, который заводил весь зал. А в телесериале «Пан или пропал» по детективу Иоанны Хмелевской она вообще не произнесла ни слова. Ее безумная старуха, на которую, как и на всех остальных героев фильма покушается неизвестный преступник, все свои эмоции выражала только лицом и странными звуками. И это было очень смешно.

С Татьяной Петровной всегда было интересно общаться. Любые ее рассказы – о себе, о коллегах, о друзьях, о театре – не оставляли равнодушными никого… В этой статье я собрал фрагменты бесед с актрисой на темы семьи, дома, духовных и душевных ценностей.

— Татьяна Петровна, что из себя представляла ваша семья?

— Мой отец был очень крупным инженером, мать преподавала математику в институте, у нее даже свой задачник был. По линии отца мы были уже четвертым или пятым поколением, жившим в Петербурге. Причем отец являлся инженером потомственным – еще его дед был главным инженером Металлического завода. Это была целая династия, которую мы, дети, нарушили. Нас было четверо, и все четверо стали актерами.

Братья и сестры Панковы, (примерно 1920 год)

— Я знаю только Павла Панкова…

— Дело в том, что наш старший брат Василий погиб на войне. Он был призван на службу в театр Балтийского флота. И однажды, возвращаясь обратно, корабль налетел на мину. Из артистов выжили двое: актер Деранков и мой брат. Десять часов они держались на воде, спасая детей и женщин, сажали их в лодки и отправляли на берег. А когда сами сели в последнюю лодку, их смяли бреющим полетом немецкие самолеты. Деранков чудом остался жив и впоследствии все это нам рассказал. Это произошло 28 августа 1941 года, и Гитлер тогда написал, что он разделался с Балтийским флотом.

Моя младшая сестра Нина тоже оставалась в Ленинграде. У нее было очень тяжелое ранение, она почти год пролежала в госпитале, а потом поступила на один курс вместе с Павлом. Они учились при БДТ, и оба были приняты в этот театр. Сестра довольно долго там играла – и Татьяну в «Разломе», и Антонину в «Достигаеве», а потом увлеклась педагогической работой, ушла и почти тридцать лет работала в ГИТИСе. Ее очень любили. Но на нас все и закончилось, потому что все мои племянники пошли в науку. Будут ли их дети продолжать традиции нашей четверки – не знаю.

— А, все-таки, почему так получилось, что вы все увлеклись театром? Сейчас, спустя годы, вы можете это объяснить?

— Дело в том, что наш старший брат был очень талантливым человеком, и его стремление к сцене было непобедимо. Отец горячо протестовал. Но, тем не менее, Василий пошел в театр и заразил нас всех. А задатки, по-моему, лежали в центре сопротивления – в самом отце. Он изумительно читал стихи. И писал, кстати. Все книжечки сказок, которые нам покупали, отец перекладывал на стихи. Он любил что-то изображать в лицах, всех разыгрывать и мог бы, на мой взгляд, стать неплохим актером. Так что он, в какой-то степени, и был виновником нашего увлечения. Но когда я собралась поступать в театральный, отец сказал: «Сначала положи нормальный диплом на стол, а потом иди, куда хочешь». Так я и сделала – окончила Ленинградский университет.

Татьяна Панкова – студентка

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...