ЗаSWатали Америку или как бились бойцы «Альфы» в США

С 6 по 11 ноября в США проходил 29‑й Super SWAT International Round-Up — 2011. Это Чемпионат мира среди спецподразделений, которые представляют разные страны мира. Заявили о себе семьдесят...

С 6 по 11 ноября в США проходил 29‑й Super SWAT International Round-Up — 2011. Это Чемпионат мира среди спецподразделений, которые представляют разные страны мира. Заявили о себе семьдесят две команды, до финиша дошли пятьдесят девять. Несколько было дисквалифицировано, кто‑то уехал по собственной инициативе — были претензии к судейству.

«СПАСИБО, ЧТО ПРИГЛАСИЛИ!»

Голливудские фильмы учат нас, что парни из SWAT — главные хранители мира и согласия на этой полной опасностей планете. В реальности все куда менее патетично. Их работа — выбивать двери, лезть под пули, разоружать банды.

Предварительно на стадии подготовки нам помогли венгры — мы с ними хорошо контактируем; они примерно подсказали, какие будут упражнения, как считают, как судят.

Приехали в Америку. Штат Флорида, город Орландо. Нас встречал и размещал представитель русско-американского клуба, бывший переселенец из Советского Союза. «Радуйтесь, что вообще сюда приехали!», — напутствовал он нас по‑доброму.

Больше всего команд было американских, среди них доминировал штат Флорида. Иностранные команды были из двенадцати стран: Бразилия, Швеция, Германия, Кувейт… Как пояснили сами американцы, не было самых сильных SWATов: из Лос-Анджелеса и Далласа. Почему? Шериф даллаского SWATа сказал мне в приватной беседе, что «флоридцы засуживают и поэтому многие перестали приезжать».

Вообще, соревнования такого ранга проводятся в США трижды. Одни называются Super SWAT, другие SWAT Сhallenge и еще SWAT Round-Up. И только на последние приглашаются иностранные команды. Это позиционируется как открытый Чемпионат Мира.

И шериф еще «утешил» — когда нам, ни с того ни с сего, добавили полторы минуты после первого упражнения: «А что вы расстраиваетесь? Мы, американцы, не можем выиграть у флоридцев, а вы, русские, приехали, вас никто не знает, у вас там медведи… Радуйтесь, что вас вообще пригласили в страну чудес, страну-мечту и великих достижений!» Все сказанное мы прочувствовали на себе, но это я забегаю вперед.

Соревнования проводились пять дней. В первый день каждая команда должна была прослушать теоретические занятия. Если их не посетишь, то начисляют штрафное время — по минуте за каждого участника.

Занятия включали в себя двадцать девять тем: стрельбу, тактику, ведение ножевого боя… Можно было выбрать. Мы, как спецназовцы, «застолбили» для себя наиболее подходящие и интересные темы. Практическая стрельба с пистолетами, занятия с карабином.

Мечты, мечты… Когда же мы приехали в Америку, то услышали: «Вы знаете, Госдеп США запретил иностранным командам участвовать в таких упражнениях, поэтому идите‑ка вы… на лекцию!» А лекция называлась так: «Обеспечение безопасности на поле боя».

Представьте себе: старенький дедушка, ровесник вьетнамской войны, говорит на английском, мы все сидим и слушаем то, что успевает перевести переводчик. И так на протяжении четырех часов. Лекция‑то обязательная!

Нас принципиально не пустили ни на стрельбу, ни на ножевой бой, ни на действия штурмовых групп, то есть на то, что было нам интересно. Чисто американская позиция: нечего, мол, делиться со всякими иностранцами. Но мы, как всякий русский, которому что‑то позарез нужно, все равно после лекции пробрались на стадион, в тир, посмотрели, как тренируются. Но, конечно, не везде пускали!

«ЗА КАЖДЫЙ ПРОМАХ — 30 СЕКУНД!»

На следующий день были два упражнения. Одно из них закрытое, называлось «Освобождение заложника». Представьте, замкнутое помещение, в которое никого не допускают, стрельбище огорожено… Команда заходит, получает боеприпасы, и, соответственно, ограниченный красным проход, куда надо двигаться. Если обнаружишь мишень — уничтожай. После этого нужно зайти в помещение — через баррикады, зачистить его, вытащить заложников и привести их к линии финиша. Вместо заложников, как понимаете, были чучела.

Ну вот, зашла моя команда, все быстро отработала, показала, между прочим, лучшее время! Оружие — пистолеты «Глок».

Надо заметить, что в этом упражнении вся команда начинала двигаться только после того, как снайпер поразит мишень. Мишень, лицо человека, показывали перед стартом. Ее ставили где‑то на расстоянии от ста до ста двадцати метров. Это была «фишка»: террористы, боевое охранение, которое нужно ликвидировать. Снимаешь боевое охранение, и по выстрелу команда начинает зачистку помещения.

Как только пошла команда, группа подходит к зданию, ввязывается в бой, уничтожает «боевиков» (тарелочки-мишени), а за каждый промах добавляется тридцать секунд. Количество боеприпасов строго ограничено. Кажется, четыре патрона на пистолет. Потом с автоматом заходишь в помещение и из пистолета отстреливаешь «боевиков».

Снайперы использовали винтовки Super Magnum, 308-й калибр. На мишенях были разные фотографии, в зависимости от которых нужно было действовать. Допустим, шериф со значком, он — заложник. В него, стало быть, стрелять нельзя. Или женщина с молотком, или она же с пистолетом — огонь! Ребенок с игрушечным пистолетом. Или собака. А вот собака, которая изготовилась к прыжку — ее, следовательно, нужно поразить.

То есть надо было четко понимать, в кого можно и нужно, а в кого нельзя стрелять. Четко идентифицировать и поразить цель. Зона поражения — грудь или голова. Только туда. И, после всего, еще надо было принести на финиш 80‑килограммовые чучела, которые изображали заложников. Притаскиваешь их, и только тогда фиксируется время.

На выполнение этого задания мы потратили 1 минуту 30 секунд. После того как вывесили результаты, наше время стало 2 минуты 52 секунды! Добавили время… Но за что, позвольте? Я спросил судей. Быть может, за мишени? Но их видно, они поражены, металлические — упали и все.

Мне ничего не объяснили. Американцы замялись… Я не стал ругаться, а своим сказал: «Парни, видимо у нас что‑то не получилось. Фотодокументов нет, будет работать дальше».

В итоге из семидесяти двух команд мы заняли седьмое место.

«СПАСЕНИЕ РЯДОВОГО РАЙАНА»

Второе упражнение называлось «Бои в городе». Что‑то вроде этого. Группа находится в «Фольксвагене», один снайпер и четыре боевика. По команде таймера она должна выйти из машины… Тем временем снайпер метров сто ползет по коридору, в котором нельзя подняться, тащит с собой винтовку. Выйдя на огневую позицию, он поражает мишень, которая активирует движку. Та, в свою очередь, едет через препятствия, а штурмовики, должны ее поражать. Четыре боевика, четыре выстрела. Двое стреляют из пистолета, двое — из автомата. Дистанция примерно 15‑18 метров.

Должно быть, если хочешь получить хороший результат, шестнадцать попаданий в грудную зону движущейся мишени. Если все пули поразили цель, то промахов «ноль». Если хоть один — 30 секунд штрафного времени.

Штурмовикам, перед тем как добраться до позиций, пришлось преодолеть специально устроенные завалы (колючки, камни, преграды) в здании. То есть снайпер ползет, а боевики в это время разбираются с преградами. И при этом тащат с собой пробивное устройство — такую «бандуру» весом около двадцати килограммов. Тащат, родимую, потому что перед огневой позицией стоит дверь, которую надо выбить.

На всех выступающих были бронежилет, каска, очки, противогаз, автомат, пистолет. На каждого приходился вес около двадцати килограммов. Плюс организаторы дополнительно повесили на команды еще по два бронежилета. Оказывается, так было определено условиями чемпионата, мы этого не знали. Эти броники оказались у тех ребят, что тащили таран.

В этом упражнении все шестнадцать выстрелов попали в зачетную зону одной мишени. Еще четыре команды отстрелялись примерно на таком же высоком уровне. На этом задании (у нас были объективные причины) мы стали пятыми. И по времени, и по точности. Не всем же первыми быть!

Потом началось третье упражнение — «Преодоление водной преграды», точнее «Спасение раненого сотрудника SWATа». Мы шутили: «Спасение рядового Райана», как в одноименном фильме. Это уже было на следующий день.

Снайпер и четыре штурмовика по команде пробегали к траверсу, над водой преодолевали препятствие с помощью роликов. После этого преодолевали другие препятствия, например, стену или трубу, подбегали к огневой позиции, одевали противогазы и открывали огонь из автоматов по бумажным мишеням. Дистанция — 15‑20 метров, правда, на соревнованиях в ярдах все считали. Надо было произвести четыре выстрела в зону поражения.

После этого опять бежали, преодолевали препятствия и стреляли из пистолета по металлическим мишеням, тоже четыре выстрела. Затем, достигнув отведенной зоны, нам назначался «раненый». Он ложился на пол или на землю, и его «эвакуировали» до места преодоления водной преграды.

Снайпер в это время работал с наклонной крыши по двум маленьким белым тарелочкам диаметром десять сантиметров. Дистанция — двести метров. Нужно было произвести два выстрела.

После этого снайпер надевал прямо на крыше противогаз, слезал и бежал к огневой позиции и делал из пистолета четыре выстрела. Дистанция десять метров, тарелочки такие же. Затем подбегал к штурмовой команде и в обратном порядке преодолевал траверс, возвращаясь на финиш. Все «очень просто». На первый взгляд.

Подстраховавшись, я специально взял фотоаппарат и отснял все пораженные мишени, чтобы при судействе не возникло больше никаких «американских» нюансов. Зафиксировал каждое действие.

Время у нас было одно из лучших — 3 минуты 40 секунд. Мы бежали двадцать первыми, было семьдесят команд, значит, примерно где‑то посередине. Когда же вывесили общий результат, то оказалось, что нам добавили четыре минуты, т. е. стало 7 минут 40 секунд!

Мы были возмущены, стали требовать объяснений. С помощью переводчика я написал протест по этому поводу. О том, что нам непонятна ситуация с добавленным временем. И как‑то особо не волновался, ведь есть фото и видео. Сейчас, думаю, подаем протест, они разберутся с ошибкой.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...