Явление Божией Матери в Афганистане

Оказавшись в сложной ситуации, мы часто призываем Бога. Не могу сказать, слышит ли он нас? Но бойцы, прошедшие Афган, рассказывали, что встречались там с Богом. Некоторым повезло узреть...

Оказавшись в сложной ситуации, мы часто призываем Бога. Не могу сказать, слышит ли он нас? Но бойцы, прошедшие Афган, рассказывали, что встречались там с Богом. Некоторым повезло узреть Божью Матерь.

Страшная война прокатилась по душам наших мальчишек. В 1984 году восемь парней направили осваивать танки Т-62Д. И сразу, с танками вместе, в Кабул, в отдельный танковый батальон.

Старшина Виктор Чередниченко и еще шестеро ребят оказались в Афганистане, в самом пекле чужой войны. Он постоянно ощущал помощь свыше. Бог заботился о нем. Но и сегодня считает, что не сам был причиной. Мама, мамочка, отмолила у Бога его жизнь.

Он в школе с сестренкой учился, а мама всегда тихонько крестила по вечерам. Времена были те еще. Страна была атеистической, а в школе часто говорили, что Бога нет. Сестра комсоргом была. Строго выговаривала матери.

Зато Виктор как-то успокаивался, когда мама его крестила. Улыбался. Уходя в Афган, он получил от матери записку, написанную ее рукой с молитвой. И хранит молитву материнскую в кармане, у сердца. Крестик нельзя было взять. Замполит съел бы его с кашей.

Первый случай

Он должен был погибнуть в тот раз. А жив и сегодня. Шла проверка кишлака, он толкнул двери. Заперто. Здоровый десантник пнул дверь с размаху ногой. Открылась дверь и услышали бойцы непонятный щелчок.

Растяжка! Духи так наших много положили. Друг Петя тоже услышал щелчок, хотя стоял дальше Виктора от двери. Прыгнул друг, закрыв Виктора собой. Взрыв! А мама, в далекой России, увидела сон, что сын ее постучался в окно.

Открыла окно, сын стоит за окном, без ног, но живой. Видение было таким явным…

Второй случай

Кобзон приехал к бойцам в Афган. Виктор после концерта подарил ему панаму, руку пожал. Кобзон пригласил его на концерт, пароль назвал – Кабул – бесплатно всегда пропустят. Точно, несколько лет спустя, Виктор пришел на концерт. Билетов нет. Он назвал пароль и пропустили его в зал.

Концерт закончился. Он уж дембелем был. Но уехать пока не мог. Сложности были с отбытием на Родину. Вошел капитан Яренко: «Виктор, тут ситуация такая…Два дембеля нужны в группу».

Приказать уже никто не мог. Он отслужил свое. А память быстро подсказала, что командир дивизии, приказал дембелей на задания не брать. Почему-то гибли дембеля в последнем выходе.

Земляк, Саша Корниенко, 10 апреля 1986 года написал матери письмо, что 18 апреля он должен быть дома. Тут – срочная война. Он пошёл и погиб. Осколок попал прямо в сердце. Пришёл гроб, его похоронили. А потом пришло его письмо…

Капитан молча развернулся и вышел. Но почувствовал Виктор, что солдаты замерли. Не принято было в Афгане увиливать от войны. Уважение теряли бойцы. Спросил вдогонку капитана: «Куда идти?».

«Туда, где земляк твой погиб, Витя». Не мог Виктор предать память земляка. А надо идти вдвоем. Оглянулся… Молчат дембеля. Не прикажешь. Но встал белорус Саша Саникович: «Я пойду».

Ночью сон приснился Виктору: Мама и сестра едут мимо него на машине, а он догнать их никак не может. «Мама! Мама!». Упал, лицо разбито, кровь льется на руки… Проснулся и подумал, что бой последний будет в его жизни. Не увидеть маму.

Вдруг ветки шевельнулись. Холодом обдало бойца. Входит в палатку женщина темной сиреневой одежде. Похоже, что монашка. Красивая невероятно. Лицо сияет внутренней красотой. Любовь и нежность во взгляде.

Тихо пошла к постели старшины. Перекрестила один раз. Виктор аж глаза раскрыл по шире. И она смотрит на него материнским взглядом. Не сказала ни слова. Подошла к постели, перекрестила другой раз.

Виктор разбудил Костю, друга: «Смотри, Богородица пришла!» он спросонья ничего не увидел. Сказал, что спать надо. Утром на войну. Женщина тихо постояла и как будто по воздуху уплыла из палатки, перекрестив еще раз Виктора.

Он понял — будет жив. Облегченно вздохнул. Через полчаса посыльный пришел за ребятами — пора идти на Чирикар. Добрались до цели. Вдруг сердце сжалось от страшного предчувствия. Подрыв первой машины.

И сразу идет подрыв последней машины. Все. Отряд зажат в кишлаке. Двое погибли, двое ранены. Прилетела вертушка за ранеными и погибшими бойцами. А сердце у Виктора опять защемило.

Вертолет начал взлетать. Тут из дувала высунулся ДШК, и прямо целится в стекло кабины вертушки. Стремительно Виктор командует «Огонь». Выстрел танка и от дувала ничего не осталось.

Справа выбегает душман. В руках гранатомет. Бандит и Виктор смотрели в глаза друг другу. Виктор первым успел нажать на курок ДШК. Бой смешал всех. Был непонятно, кто где находится. Сумели сдвинуть подстреленную машину. И снова обстрел.

А в танках нет снарядов, нет в автоматах патронов. Как удалось выбраться? Утром, в части, он получил партбилет. И вылетел домой. Мама, я вернулся. Они пошли во Владимирский собор.

Дома

Старенький священник сказал Виктору, что мама два года ежедневно на коленях просила защиту для сына. Самая сильная молитва – материнская. А Виктор хотел увидеть образ Богоматери. Та, которая приходила к нему в палатку, все не встречалась.

Шесть лет прошло с той памятной ночи. Он оказался на Афоне. В храме, когда молился, повернув голову, увидел Божью Матерь. Ту самую. Он упал на колени, слезы текли рекой. Первые слезы взрослого мужчины, прошедшего огненный ад войны.

Он был довольно жестким человеком. В детстве нечасто плакал. А война и вовсе выветрила все слезы. После посещения Афона жестокосердие отваливалось от него, как скорлупа ореха. Внутри поселился свет.

Виктор обнял икону прямо в храме. Мама! Собрались священники, стали расспрашивать парня из России. Отец Макарий увел в келью, благословил этой иконой. Виктор долго еще держал в руках спасительницу.

Пять раз Виктор в Афгане подрывался. Но чья-то сила хранила его от смерти в пылающем аду. Он жив, благодаря материнской молитве. А старая записка…Он все еще читает молитву, написанную рукой матери.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...