Явка с бесценной

Он родился в 1909 году на территории Буковины, тогда входившей в состав Австро-Венгрии, в семье мелкого торговца. В Первую мировую в этом районе шли тяжелые бои, приведшие к...

Он родился в 1909 году на территории Буковины, тогда входившей в состав Австро-Венгрии, в семье мелкого торговца. В Первую мировую в этом районе шли тяжелые бои, приведшие к многочисленным жертвам среди мирного населения. Погибли и родители шестилетнего Яна. Мальчика направили в детский дом.

Трудное детство закалило характер, Ян привык всего добиваться сам упорным трудом. В 1927-м поступил в Праге в высшее технологическое училище, где стал одним из лучших. Затем решил продолжить образование в Веймарской республике. В Берлинском политехническом колледже учился также отлично, получил глубокие инженерные и экономические знания. Начал всерьез интересоваться политикой и примкнул к левому движению – вступил в Социал-демократическую партию Германии, а затем стал коммунистом, программу и идеологические основы КПГ он полностью разделял.

Явка с бесценной

После завершения в 1930 году учебы в Берлине Черняк в поисках работы вернулся на родину. Тогда Буковина уже входила в состав Румынии. Желая продолжить там партийную деятельность, Ян попросил одного из представителей КПГ помочь установить контакт с местными коммунистами. Вместо этого ему предложили встретиться с человеком из советской России. Работавший в Германии военный разведчик давно знал о молодом партийном активисте, получившем инженерное образование, и рассчитывал привлечь к сотрудничеству. Он увидел, что Черняк обладает личным обаянием, коммуникабельностью, знанием особенностей политической ситуации в европейских странах и умением ее грамотно оценить, а также владеет многими иностранными языками: румынским, чешским, венгерским, немецким, английским, французским. Это был природный лингвистический талант. Молодой человек (ему только что исполнился 21 год) сразу согласился помогать первому в мире социалистическому государству в борьбе против реакции и фашизма. С Черняком обговорили основные направления его разведывательной деятельности и передали ему конспиративные связи в Бухаресте.

В это время Румыния представляла большой интерес для нашей военной разведки, поскольку входила в антисоветские региональные союзы – Малую и Балканскую Антанту. Как и Польша, она считалась одним из главных вероятных противников СССР, создававших реальные военные угрозы. Ведение разведки на румынской территории было по многим причинам затруднено, поэтому с Черняком связывали большие надежды.

Новый сотрудник сразу стал работать результативно и оправдал ожидания кураторов. В Бухаресте он узнал, что его ждет призыв в румынскую армию. Черняка должны были направить рядовым в пехотный полк, но за взятку удалось получить направление в школу сержантов. После ее окончания – назначение в артиллерийский полк на должность писаря. Это давало возможность беспрепятственно знакомиться с содержанием секретных документов. В течение года службы Черняк регулярно передавал связнику копии наиболее важных материалов, попадавших в руки: организация, штатный состав и вооружение подразделений румынской армии, мобилизационные планы, содержание проводившихся учений и другие военные сведения. Добытая информация получила высокую оценку в Москве.
Отслужив положенный год, Ян вернулся в Германию, где продолжил работу на советскую военную разведку. Теперь ему поручили создать группу помощников-информаторов и при их содействии добывать информацию о немецких вооруженных силах. Молодой разведчик смог достаточно быстро, используя прежние связи и знакомства, найти нужных людей. С учетом инженерного образования Черняка ему стали ставить задания добывать и военно-техническую информацию. После прихода к власти Гитлера в стране быстрыми темпами развивалась военная промышленность, создавались новые образцы вооружения. Для получения сведений Черняк вел работу не только в Германии, но и за ее пределами.

Благословил сам Берзин

В 1935 году один из бельгийских коммунистов, знавший Черняка, был задержан полицией, и чтобы избежать провала, Центр принял решение отозвать нашего разведчика в Москву. Там с ним встретился Ян Берзин. 26-летний нелегал, за короткое время добившийся больших успехов в весьма специфической работе, произвел впечатление на начальника Разведупра. По решению руководства Черняк должен был вновь направиться за рубеж. Ему организовали курс специальной подготовки, которым руководил лично заместитель Берзина. Ян прошел обучение по тем вопросам, которыми не владел: агентурная радиосвязь, шифровальное дело, особенности вербовочной работы в ставшей более сложной в большинстве европейских стран обстановке, меры конспирации и противодействия контрразведывательным службам. При изучении азбуки Морзе инструктор с удивлением отметил, что его ученик обладает феноменальной памятью. Способность Черняка легко запоминать до 10 страниц текста на любом языке была отмечена и на других занятиях. После успешного завершения курса обучения молодого разведчика вновь принял Берзин. Он рассказал об особенностях обстановки в Европе, ускоренной подготовке фашистской Германии к агрессивным войнам, для чего в Третьем рейхе создавалась новая армия, наращивались возможности промышленности. Черняк должен был нелегально заниматься военно-технической разведкой, привлекая к сотрудничеству подобранные им надежные источники информации.

Специалисты Центра тщательно подготовили спецкомандировку. У Черняка было несколько комплектов документов и запасные бланки паспортов. Разведчика научили при помощи подручных средств изготавливать любую печать, штамп, неотличимые от подлинных. Ян благополучно пересек несколько границ и добрался до назначенной страны. Там по условиям явки встретился с представителем военной разведки, который довел до него задание. Оно заключалось в организации добывания документальной технической информации об авиационной и танковой отраслях Германии, производстве артиллерийских систем и боеприпасов к ним, а также о перспективных разработках в области военной радиоэлектроники и радиолокации. Отдельным пунктом являлось получение сведений о работах по созданию химического оружия. Руководство Наркомата обороны не исключало, что Германия, как и во время Первой мировой, может пойти на применение отравляющих веществ.

Несмотря на молодость, Ян действовал профессионально и очень осмотрительно. Будучи обаятельным и коммуникабельным, он быстро устанавливал необходимые знакомства, но затем тщательно готовил последующие действия и принимал решение о привлечении того или иного лица к сотрудничеству только в том случае, если был уверен в успехе полностью.

Особенностью работы Черняка за рубежом стало скрупулезное соблюдение всех мер безопасности и конспирации. Советский разведчик был крайне осторожен и никогда не посещал такие места, где могли проводиться облавы и массовые проверки документов, что в те годы практиковало гестапо и контрразведывательные органы в других европейских странах. Действуя нелегально, Черняк использовал в основном неприметные «маски»: студента, лектора, коммивояжера, беженца… Ему приходилось часто менять места проживания, легенду и прикрытие, становясь при этом другим человеком, но разведчик всегда делал это так, чтобы не вызывать подозрений у окружающих.

Повышенные меры безопасности не отражались на результатах разведдеятельности. После возвращения в Европу из Москвы Черняк смог привлечь к сотрудничеству крупного немецкого банкира, найдя к нему грамотный подход. Тот передал ему перечень закрытых счетов в различных европейских финансовых организациях, которыми пользовались нацистские активисты. Другим большим успехом стало получение доступа к конструкторской документации и чертежам новых германских танков, разрабатывавшихся для вермахта. Разведчик смог обеспечить их фотографирование.

Ян опирался на группу особо доверенных лиц, которые помогали ему выходить на перспективные источники информации, изучать их и проводить вербовку. Порой знакомые Черняка укрывали его от полиции, помогали скрытно покидать страну в случае опасности. Осложнение обстановки в Центральной Европе вынудило перебраться в Париж. А вступление германских войск во Францию заставило разведчика переехать в более безопасную Швейцарию. Но и в этих сложных условиях выполнение заданий Центра продолжалось. В Москву по различным каналам направлялось все больше ценной военно-технической информации.

Разведывательное управление передавало ее в соответствующие структуры Наркомата обороны и на предприятия промышленности, что помогало создавать новые образцы вооружения и оборудования военного назначения. Документы, добытые группой Черняка, неизменно получали высокие оценки. В 1937 году начальник Разведывательного управления получил следующее заключение одного из управлений наркомата, занимавшегося разработкой в военных целях телевизионных систем: «Наиболее важными и исключительно ценными являются материалы 1-й группы, где дано подробное описание производства иконоскопов. Они отвечают острейшей потребности наших институтов и помогают в разработке новых высокочувствительных телепередатчиков. Такая информация поможет нам сэкономить буквально миллион рублей в валюте».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector