Сталинский сокол Аркадий Ковачевич

Вскоре в полк, после окончания лётных училищ, прибыла и группа молодых лётчиков. Новоиспечённые пилоты рвались в бой. Но прежде Аркадий Ковачевич проходил с ними «мастер — классы», после...

Вскоре в полк, после окончания лётных училищ, прибыла и группа молодых лётчиков. Новоиспечённые пилоты рвались в бой. Но прежде Аркадий Ковачевич проходил с ними «мастер — классы», после чего делал с каждым по 2 — 3 вылета.

Командир эскадрильи, заместитель командира, потом командир 9-го Гвардейского полка, он был одним из тех, кто не только личным участием в боях, но и организационно вместе с Шестаковым, Рыкачевым и Морозовым обеспечил эффективную боевую работу подчинённых, завоевал ратную славу этой прославленной авиационной части.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко — фашистскими захватчиками Гвардии старший лейтенант Ковачевич Аркадиё Фёдорович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 956).

Позже Аркадий Фёдорович вспоминал:

«Нам, лётчикам, Героя давали в 3-х случаях: посмертно, за какой-то чрезвычайный поступок, например, таран, или по совокупности. У меня тогда было 19 сбитых самолётов. К тому же я уже имел много орденов».

Летом — осенью 1943 года он принимал участие в боях на реке Молочной, в освобождении Донбасса, сражался в Запорожье и под Мелитополем. Его эскадрилья «синих» (по цвету окраски капотов самолётов) становится одной из сильнейших в ВВС — Лавриненков, Головачёв, Твеленёв… Да и сам комэск неустанно пополняет свой личный счёт. Особенно удачными оказались для Аркадия Ковачевича воздушные схватки в небе Таганрога. Там он сбил 3 немецких самолёта.

Памятен лётчикам полка воздушный бой над Донбассом. Тогда действовала восьмёрка во главе с командиром эскадрильи Гвардии капитаном Ковачевичем. Они атаковали «Юнкерсы», которые, построившись «каруселью», бомбили наши войска. Аркадий Фёдорович — ведущий восьмёрки — прибавляет газу, набирает высоту и, выбрав мгновенье, устремляется к «Юнкерсам». Он уверен: его ведомые не отстанут, каждый знает своё место и свой маневр. Вот строй вражеских бомбардировщиков нарушился, последовал взрыв одного из «Юнкерсов», прошитого пулемётной очередью. Вражеские самолёты торопливо покинули поле боя…

Ковачевич одним из первых лётчиков полка освоил новый истребитель — американскую «Аэрокобру». 20 августа, в первом же бою, он оценил мощь вооружения заокеанского истребителя, сбив в одном вылете сразу 2 немецкие машины: Ме-109 и Ju-87. В тот день 6 истребителей, ведомые им, встретили 27 бомбардировщиков Ju-87 под прикрытием 4 истребителей Ме-109. По приказу ведущего одна пара самолётов атаковала пикировщики, вторая их прикрывала, а третья вступила в схватку с «Мессерами». В этом бою Ковачевич и Тарасов сбили по одному Ju-87. Остальные бомбардировщики сбросили бомбы в чистое поле и ушли. «Мессеры» пытались отомстить нашим истребителям за своих подопечных. Но Ковачевич смело вступил с ними в бой и одержал ещё одну победу, сбив ведущего Ме-109. Наша группа, успешно выполнив боевую задачу, вернулась на аэродром без потерь.

Спустя буквально несколько дней, Ковачевич на высоте 9000 метров перехватил разведчик Не-111 и после долгой, изматывающей дуэли «свалил» его на землю.

Однако и храброго лётчика не миновала беда. 2 октября 1943 года над Мелитополем Ковачевич попал под типичный удар немецкого аса -«охотника»: его самолёт был сбит атакой сверху, почти с отвесного пикирования.

Спустя всего 2 дня Ковачевич вновь поднял боевую машину в воздух. Врачи настаивали на госпитализации, но лётчик заявил: «Я остаюсь в строю. Обстановка быстрее меня излечит». Это был 2-й и последний случай, когда он был вынужден покинуть самолёт в воздухе. Первый раз это произошло ещё осенью 1941 года, когда его МиГ-3 был сбит зенитным огнём.

В ходе боев за Крым Аркадий Ковачевич был назначен помощником командира полка по воздушно — стрелковой подготовке, а с апреля 1944 года — заместителем командира 9-го Гвардейского ИАП. 18 июля 1944 года, после гибели командира полка А. А. Морозова, он стал исполняющим обязанности командира полка. Однако уже в октябре 1944 года маршал А. Новиков назначил командиром полка В. Лавриненкова, а Гвардии майору А. Ф. Ковачевичу было предложено «убыть на учёбу в академию».

За время Великой Отечественной войны Аркадий Фёдорович Ковачевич совершил 520 боевых вылетов, из них 130 — на разведку, 60 — на штурмовку. Проведя более 100 воздушных боёв, сбил 26 (19 бомбардировщиков, 7 истребителей и разведчиков) самолётов противника. [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 19 личных и 5 групповых побед. Согласно наградных документов к 10 мая 1944 года имел 18 личных и 6 групповых побед в 102 воздушных боях. ] Среди лично сбитых им машин есть по нескольку Hе-111, Ju-88 и Ju-87, 2 Ju-52, по одному Do-217, FW-189 и Ме-110, 12 Ме-109 и FW-190. Более половины сбитых им самолётов — двух и трёхмоторные машины: сказались навыки по уничтожению бомбардировщиков, приобретённые в ПВО.

Оглядываясь на свой ратный путь, Ковачевич писал: «Для меня было большой честью сражаться в замечательном боевом коллективе 9-го Гвардейского истребительного авиаполка. И сейчас, спустя много лет после тех грозных событий, мысль о том, что я был причастен к большим делам этого легендарного полка, наполняет меня гордостью».

После окончания в мае 1948 года с золотой медалью командного факультета Военно — Воздушной академии, он командовал полком, где шло переучивание лётчиков на новые самолёты: Як-15, Як-17, МиГ-15, Ла-15. Затем командовал дивизией, возглавлял штаб Воздушной армии. Летал на реактивных машинах (свой последний полёт выполнил в 1957 году на МиГ-17). В 1954 году Гвардии полковник А. Ф. Ковачевич окончил Военную академию Генерального штаба, тоже с золотой медалью. С 1967 года служил начальником кафедры, а позднее — первым заместителем Военно — Воздушной академии.

Сталинский сокол Аркадий Ковачевич

Много сил и энергии А. Ф. Ковачевич отдал созданию музея авиации. Музей располагал большим архивным фондом, которым постоянно пользовались посетители — слушатели, преподаватели, солдаты срочной службы, рабочие и служащие, а также участники различных сборов, ветераны, школьники, зарубежные делегации.

Из Вооружённых Сил Аркадий Фёдорович уволился в 1987 году. Но и после этого знания, авторитет, мудрость генерала А. Ф. Ковачевича оказались востребованы и боевыми ветеранами, и слушателями академии, и школьниками. Он возглавил клуб «Авиатор», главной целью которого стало военно — патриотическое воспитание молодёжи, передача новому поколению слушателей Военно — Воздушной академии бесценного опыта борьбы с врагом в годы защиты родного Отечества. Отслужив в кадрах Вооружённых Сил 50 лет, А. Ф. Ковачевич главной задачей для себя считал и считает активную работу со всеми организациями и учреждениями, непосредственно связанными с воспитанием молодого поколения — будущего России.

Последние годы генерал — лейтенант авиации в запасе А. Ф. Ковачевич проживает в подмосковном городе Монино. 24 августа 1999 года решением Совета депутатов Щёлковского района А. Ф. Ковачевичу присвоено звание «Почётный гражданин Щелковского района».

*    *    *

Осмотрительность истребителя.

«Если не видишь противника, не считай, что его нет». Мне хочется затронуть вопрос чрезвычайно важный для каждого лётчика, а в особенности лётчика — истребителя, при всяких условиях: при выполнении боевого задания над полем боя, в тылу у противника и при полёте над своей территорией. Это вопрос об осмотрительности.

Значение осмотрительности в воздушном бою определяется следующим: тот, кто первым обнаружил противника, почти на 50 процентов решил исход боя в свою пользу. Он может занять исходное положение, выгодное для атаки, достигнет внезапности и, в крайнем случае, примет все меры к тому, чтобы сорвать атаку противника, не быть атакованным и в свою очередь стать атакующим.

Два примера из моей боевой работы в период Великой Отечественной войны показывают значение осмотрительности в бою.

Сентябрь 1942 года. Бои под Сталинградом носили ожесточённый характер. Истребительная авиация немцев в этот период господствовала в воздухе как над полем боя, так и в нашем тылу. Каждый вылет сопровождался воздушным боем или даже рядом воздушных боёв.

Возвращаясь с разведки на самолётах Ла-5 со своим напарником лейтенантом Чиликиным, я заметил над Сталинградом 6 — 8 Ме-109, которые в свою очередь также обнаружил нас. Уклониться от боя не удалось, пришлось вступать в бой. Первая атака немцев не была для нас неожиданной, развернувшись на 180°, мы встретили атакующих в лоб.

Сталинский сокол Аркадий Ковачевич

После 3 — 4 минут боя мой напарник неожиданно ушёл на посадку и я остался один против группы истребителей. Я знал, что продолжать бой, хоть и оборонительный, я обязательно должен, в противном случае меня собьют, как только я попытаюсь выйти из боя.

Бой длился около 50 минут. В течение этого времени многочисленные атаки немцев я сводил на нет своевременным маневром своего самолёта. В любой момент я видел, где находятся истребители противника, своевременно разглядывал их замысел, уходя из-под атаки каждого из них всевозможными маневрами. В итоге немцы оставили меня и ушли, расстреляв, по-видимому, все боеприпасы. Я произвёл посадку на свой аэродром без единой пробоины.

Второй случай, который привёл к иному результату, произошёл в октябре 1943 года над рекой Молочная (4-й Украинский фронт).

Я во главе 8 «Аэрокобр» вылетел на прикрытие наземных войск. Боевой порядок был построен в 2 эшелона: ударная группа — 4 самолёта, в которой находился я, и прикрывающая группа — вторая четвёрка, следовавшая сзади, слева и выше. Истребители противника активности не проявляли. Патрулирование происходило на исходе дня. Надеясь на бездействие врагов, мы ослабили осмотрительность, и лишь удар сзади дал мне знать, что я атакован.

Оглянувшись, я увидел пару Ме-109, которая выходила из атаки. Мой самолёт загорелся, и мне пришлось оставить его, выпрыгнув с парашютом. В последующем оказалось, что моя группа также увидела эту пару Ме-109 только после того, как я был сбит.

В чем же причина того, что я был сбит без боя ? Очевидно, что недопустимое ослабление внимания, отсутствие осмотрительности у меня и всей нашей группы позволили противнику атаковать самолёт внезапно.

Отсюда вывод: если не видишь противника, не считай, что его нет. Считай, что он всегда есть, но ты его не обнаружил. Мы знаем целый ряд случаев, когда наши самолёты были атакованы и сбиты истребителями противника уже над своей территорией, при производстве посадки на аэродром.

Я считаю, что каждый командир, обучая лётчика — истребителя, наряду с отработкой техники пилотирования должен больше обращать внимания на развитие осмотрительности. Лётный состав должен твёрдо помнить, что даже наличие новейших радиолокационных средств обнаружения, устанавливаемых на самолётах — истребителях, ни в коей мере не исключает, а лишь дополняет непрерывное наблюдение за воздухом. Отличная осмотрительность значительно сокращает ничем не оправдываемые потери лётного состава и материальной части.

источник: airaces.narod.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector