Резидент Соня

Одна из выдающихся военных разведчиц – Урсула Кучински. Человек необычной судьбы, она работала хладнокровно и умело. За всю свою разведывательную деятельность не совершила ни одной серьезной ошибки и...

Одна из выдающихся военных разведчиц – Урсула Кучински. Человек необычной судьбы, она работала хладнокровно и умело. За всю свою разведывательную деятельность не совершила ни одной серьезной ошибки и никогда не вызывала подозрений у контрразведки.

Резидент Соня Разведывательное управление Красной армии в отличие от многих зарубежных спецслужб не считало главным в работе женщин-агентов использование красоты и сексуальной привлекательности для получения требуемой информации. В ряде случаев они были резидентами, радистами, курьерами, вербовали традиционными методами, руководили агентурой, выполняли другие сложные задачи.

Резидент Соня

Урсула родилась в 1907 году в Германии в семье экономиста еврейского происхождения. Окончила лицей и торговую школу в Берлине. Работала в книжном магазине, одновременно занималась профсоюзной работой, а после вступления в Компартию Германии – и партийной. Из-за экономического кризиса в стране вместе с мужем – архитектором Рудольфом Гамбургером переехала в Китай. В Шанхае оба нашли хорошо оплачиваемую работу.

Человек Зорге

В 1930 году с Урсулой познакомился Рихард Зорге, резидент советской военной разведки. Первоначально Кучински была хозяйкой конспиративной квартиры, где Зорге встречался со своими источниками. Убедившись в ее надежности, он начал давать ей отдельные поручения, которые через некоторое время стали более сложными. Урсула обрабатывала добываемые агентами резидентуры данные, переводила некоторые важные документы с английского языка на немецкий и фотографировала их.

Рамзай обучил ее правилам конспирации, и женщина стала встречаться с работавшими на советскую разведку китайцами для получения информации о противостоянии коммунистов и Гоминьдана, о ходе боевых действий в ряде провинций страны. Эта работа не прекратилась даже после рождения в 1931 году сына.

Зорге сообщил об Урсуле как о перспективном сотруднике в Центр и рекомендовал направить ее в Москву для прохождения курса в разведшколе. Он же предложил оперативный псевдоним Соня, которым Кучински пользовалась все время своей длительной службы в Разведуправлении.

Обучение в специальной разведывательной школе длилось шесть месяцев. Кучински согласилась на это, хотя ей не разрешили взять с собой сына – он мог приобрести русский акцент, а ее готовили к нелегальной работе. Помимо основ агентурной работы, правил конспирации, Соня освоила навыки радиста, научилась самостоятельно собирать передатчики и приемники из отдельных узлов и деталей, продаваемых в радиомагазинах за рубежом.

После успешного окончания разведшколы Кучински была вновь направлена в Китай, в Маньчжурию, оккупированную Японией, которая вела борьбу с освободительным движением, возглавляемым КПК. Задачей Сони и второго разведчика, посланного вместе с ней в Мукден, являлось оказание помощи партизанским отрядам, а также сбор развединформации об обстановке в регионе и намерениях Японии в отношении СССР.

Работа была крайне сложной и опасной. Кроме китайцев и японцев, в городе находилось много русских белоэмигрантов. Днем улицы патрулировали полицейские и японские солдаты, а ночью можно было встретить только бандитов, наркоманов и проституток. В этих условиях Соне приходилось проводить конспиративные встречи с партизанскими связниками и источниками. Так, однажды она два вечера подряд выходила на явку, назначенную на окраине города у входа на кладбище.

Помощь партизанам в изготовлении самодельных взрывных веществ заключалась в том, что Соня и ее напарник регулярно посещали в Мукдене аптеки и специализированные магазины, покупая там различные химические вещества. Так они добывали серу, соляную кислоту, азотные удобрения, из которых партизаны делали бомбы. Каждая передача таких компонентов связным была связана с риском не только быть обнаруженным японской контрразведкой, но и пострадать от опасных веществ.

Дважды в неделю Кучински из своей квартиры в Мукдене выходила на связь с Центром, используя самостоятельно собранный ею радиопередатчик. В Разведуправление направлялась информация об обстановке в Маньчжурии, боевой деятельности партизанских отрядов, положении дел в них, характеристики руководителей и командиров. Всего Соня провела более 240 радиосеансов. Но весной 1935-го Урсула и ее напарник были вынуждены срочно покинуть Китай, так как из-за ареста японцами одного из связников их группы возникла угроза провала. Кучински вновь была беременна, но она не намеревалась отказываться от своей деятельности. Она считала: «Там, где висят пеленки, вряд ли кто ожидает встретить разведчика».

В Москве высоко оценили работу Сони в Китае, и вскоре она получила новое задание. Во второй половине 1935 года Урсула со своим первым мужем Рудольфом Гамбургером, также прошедшим подготовку в разведшколе военной разведки, прибыла в Варшаву. Главная задача – обеспечение радиосвязью резидента военной разведки в Польше, а также помощь группе агентов, находившихся в Данциге. Соня вновь собрала своими руками из купленных в местных магазинах деталей радиостанцию. У разведчицы родилась дочь, Кучински продолжала работу с двумя малолетними детьми.

Через некоторое время она перебралась в Данциг, где на связи с ней находились шесть подпольщиков из числа немецких рабочих, работавших на советскую военную разведку. Они собирали информацию о функционировании порта, строительстве для польских ВМС подводных лодок, отправке военных грузов в воюющую Испанию для поддержки антиреволюционных сил, а также о деятельности нацистов в городе. Урсула фактически руководила этой группой. Ее людям удалось организовать несколько диверсий в порту в целях срыва военных поставок режиму Франко.

Одновременно Соня лично обеспечивала радиосвязь с Центром. Она жила в многоквартирном доме и регулярно передавала сообщения от себя. Получилось так, что этажом выше поселился высокопоставленный чиновник нацистской партии, с женой которого Кучински установила дружеские отношения. Это помогло избежать провала и ареста.

Однажды словоохотливая соседка доверительно сообщила Урсуле, что, по словам ее мужа, в их доме работает тайный шпионский передатчик, выходы в эфир которого удалось засечь германским контрразведывательным органам. В связи с этим в ближайшую пятницу будет оцеплен и тщательно обыскан силами полиции и гестапо весь квартал, чтобы найти вражеского шпиона. Центр, узнав об этом из донесения Сони, приказал ей немедленно покинуть Данциг. Вскоре она вместе с мужем и двумя детьми благополучно убыла из Польши. Перед этим разведчица получила телеграмму, где Директор (начальник Разведуправления) поздравлял ее с награждением орденом Красного Знамени. По возвращении в Москву Урсулу вызвали в Кремль, где Михаил Иванович Калинин вручил ей заслуженную награду. Однако носить ее она не могла, поэтому сдала орден на хранение в управление.

В 1938 году Кучински приступила к выполнению нового задания военной разведки. На этот раз ее направили в Швейцарию в качестве нелегального резидента. Соня должна была организовать получение требуемых Центром данных из фашистской Германии.

Урсула с двумя детьми поселилась в горном районе, легализовалась, установила прямую радиосвязь с Центром (на рации она по-прежнему работала сама). Действуя инициативно и целенаправленно, Соня установила широкий круг нужных ей знакомств, среди которых был англичанин, занимавший высокий пост в аппарате Лиги Наций. От него удавалось получать важные сведения, немедленно направлявшиеся в Москву.

Чтобы добиться выполнения поставленных Центром задач, Кучински решила сделать ставку на англичан, имевших возможность свободно перемещаться по европейским странам. Она связалась с ветеранами, участвовавшими в войне в Испании на стороне республиканцев, которые подобрали и направили в Швейцарию двух надежных людей – Александра Фута и Леона Бертона, сражавшихся в составе интербригады с путчистами.

Соня встретилась с ними и после непродолжительного изучения привлекла к работе на советскую военную разведку. 30-летняя женщина пользовалась у этих опытных бойцов непререкаемым авторитетом. Вскоре резидентуру Сони пополнил еще один человек, присланный из Москвы, Франц Оберманнс, немецкий беженец, также воевавший в составе интербригады в Испании. Он помогал собирать требуемую информацию, а также мог работать радистом.

Кучински решила направить Фута в Мюнхен, где он, используя специальность механика, должен был устроиться на работу на один из авиаводов, производивших истребители «Мессершмитт». Задачей Бертона являлось проникновение на предприятие «И. Г. Фарбениндустри» во Франкфурте-на-Майне, выпускавшее военно-химическую продукцию. Англичане перебрались в Германию, но что-либо сделать там не успели.

Резидент Соня

Следует отметить, что в один из дней помощники Сони оказались в ресторане в Мюнхене, где Гитлер регулярно встречался с Евой Браун, сопровождаемый немногочисленной охраной. Опытные участники гражданской войны в Испании предложили Урсуле организовать ликвидацию нацистского лидера, но Центр приказал Кучински срочно вернуть их в Швейцарию и готовить в качестве радистов. Обстановка в Европе осложнялась, фашистская Германия, уже захватившая Австрию и Чехословакию, не скрывала дальнейших агрессивных намерений. В этих условиях Разведуправление готовило свои нелегальные резидентуры к работе в условиях военного времени, для чего требовалось обеспечение бесперебойной связи с Центром. Урсула обучила Фута и Бертона работе с рацией и правилам шифровки донесений, а также изготовлению радиостанции из имеющихся в свободной продаже деталей.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector