Демосфен революции

Агент по кличке «Леди» ОГПУ между тем не дремало. Гучковская деятельность привлекла к себе пристальное внимание Иностранного отдела, который занимался эмигрантами. Чекисты завербовали дочь Гучкова Веру Александровну. Знавшая...

Агент по кличке «Леди»

ОГПУ между тем не дремало. Гучковская деятельность привлекла к себе пристальное внимание Иностранного отдела, который занимался эмигрантами.

Чекисты завербовали дочь Гучкова Веру Александровну. Знавшая всю элиту белой эмиграции, она пошла на это под влиянием своего любовника Константина Родзевича, связанного с ОГПУ.

В отличие от многих других эмигрантов, бежавших от большевиков, Гучков оказался за границей не нищим, поэтому его дочь Вера могла весело проводить время на вилле в Ницце.

Как говорили злые языки, в ее личной жизни было немало европейских аристократов, американских миллионеров и просто кинозвезд. Но вдруг иностранцы ей наскучили, и она скоропалительно вышла замуж за философа-евразийца Петра Сувчинского, начала вращаться в кругах российской интеллектуальной элиты. И вскоре стала лучшей подругой поэтессы Марины Цветаевой и ее мужа – Сергея Эфрона. В их тесной парижской квартирке летом 1930 года Вера и познакомилась с тайным сотрудником ОГПУ Константином Родзевичем, по кличке Андреев.

Молодой человек был хорош собой, знал языки, а потому его направили на работу с эмигрантами, прежде всего, женского пола. Когда в 1923 году Дзержинский захотел внедрить в руководство белой эмиграции ловкого, способного на все человека, его выбор сразу пал на Родзевича. Перед этим писаным красавцем ни одна жена потенциального заговорщика не могла устоять и выбалтывала все секреты мужа.

Родзевич действовал расчетливо. Делал все, чтобы возбудить в Вере безумную страсть. В конце концов чекист довел любовницу до такого состояния, что она была готова на все ради нового свидания. Когда же «объект» окончательно «созрел», он и предложил Гучковой работать на советскую разведку. Любовь, как известно, зла – и девушка согласилась.

Как пишут мемуаристы, Вере Гучковой доверяли самые деликатные задания, вроде убийства секретаря Троцкого или соблазнения посетившего Париж главного идеолога нацистов Альфреда Розенберга.

Любовница Ежова

Действовала она столь успешно, что летом 1937 года с дочерью Гучкова пожелал познакомиться новый глава НКВД Николай Ежов. Объявив, что отправляется в долгий круиз по Атлантике, Вера, на самом деле, тайно прибыла в Москву. И тут же стала любовницей всемогущего наркома. Похожему на карлика Ежову такое льстило, ведь Вера была все-таки дочерью самого бывшего председателя Госдумы!

Ежов поселил Веру на своей спецдаче в Озерах. В свободное от встреч с наркомом время Гучковой приходилось тренироваться в разведшколе НКВД. Любопытно, что Вера оказалась единственной эмигранткой, посетившей СССР во времена великого террора и вернувшейся назад невредимой. Она получила важное задание.

А потому вернулась на Запад не одна, а с новым мужем – британским журналистом левых взглядов Робертом Трейлом. Он должен был унаследовать крупнейшую судоходную компанию Британии. Миссис Трейл решила ускорить дело, и уже через неделю после знакомства ее свекор погиб в автокатастрофе. А вскоре за ним последовал и Роберт, попавший под бомбежку во время поездки в республиканскую Испанию.

В руках кадровой сотрудницы НКВД оказалось стомиллионное состояние и пятьдесят судов для перевозки любых грузов. Правда, умелого управленца из Веры Александровны не получилась. А советчики из НКВД ничем не смогли ей помочь в этом непростом деле. Всего за пять лет она умудрилась разорить процветавшую прежде компаниию.

Во время немецкой оккупации Франции Вера оказалась в концлагере. Бежала в Португалию. С 1941 г. жила в Англии, где работала на радиостанции Би-Би-Си. Неизвестно, чем она занималась по своей старой профессии, но в 1956 году, по случаю 50-летия, мадам Трейл была награждена советским орденом.

Дочь председателя Госдумы тихо умерла во сне летом 1986 года в своем доме в Кембридже. Говорят, что проводить ее в последний путь пришла только лучшая подруга – дочь Сталина Светлана Аллилуева, к тому времени уже сбежавшая из СССР.

А сам «Демосфен Революции» окончил свои дни во Франции. После прихода к власти в Германии Гитлера Гучков предсказывал скорую новую войну, главными противниками в которой будут СССР и Германия. В 1935 году изгнанник тяжело заболел. Врачи поставили диагноз — рак кишечника, но скрывали это от своего пациента. 14 февраля 1936 года Александр Иванович умер. На заупокойную службу собралась вся элита белой эмиграции. По воле Гучкова, его тело было кремировано, а урна с прахом замурована в стене колумбария на парижском кладбище Пер-Лашез.

автор: Владимир Малышев

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector