А счастье было так возможно…

Уже через две недели снова фото: «На память Симе от Миши. 20 июня 1945 года. М. Брунев». И каллиграфически красивый росчерк подписи. Миша в пилотке и шинели, подпоясанной...

Уже через две недели снова фото: «На память Симе от Миши. 20 июня 1945 года. М. Брунев». И каллиграфически красивый росчерк подписи. Миша в пилотке и шинели, подпоясанной широким ремнём, стоит среди высоких сосен. Земля изрыта. Видимо, ещё совсем недавно здесь шли бои…

 

А счастье было так возможно...

 

…Потом между присланными фотографиями большой промежуток – целый год.

 

А счастье было так возможно...

19 июня 1946 год, Германия.

Симе от Миши.

 

…Трое солдат у аккуратного немецкого домика. У Миши на груди уже шесть медалей…

 

И вот опять февраль. 25 февраля Миша посылает маме сразу две фотографии. Одна из них сделана в фотоателье – на обороте чуть выцветший знак – синий овал, по краю которого печатными буквами: PHOTO – ATELIER. K. VOIGT. LUCKA, KR. ATLENBURG. Миша серьёзен и сосредоточен. Фуражка, погоны с тремя полосками-лычками и перекрещенными блестящими стволами артиллерийских орудий, орденская планка и гвардейский знак. А лицо – совсем мальчишеское…

Подпись: «На память моей дорогой любимой Симе.

Миша. 25 февраля 1946 г. Саксония».

 

А счастье было так возможно...

 

А вторая фотография сделана на улице. Снимок групповой – вместе солдаты, сержанты и командиры – 17 человек расположились в три ряда. Миша — крайний слева в верхнем ряду. Он как-то особенно серьёзен.

И тоже короткая надпись на обороте:

«Симе от Миши, Германия, 25 февраля – 46 г.» (РНОТО – АТЕLIЕR. К.VОIGТ. LUСКА, КR. АLТENBURG)

 

А счастье было так возможно...

 

… И снова пришла весна, вторая весна Победы… От Миши — фото, тоже сделанное в ателье. Он опирается руками на эфес шашки – наверное, фотограф предложил такой реквизит, чтобы снимок выглядел эффектнее. Но взгляд бойца, устремлённый в сторону, очень печален… Так и кажется, что в его сознании звучат слова, ставшие через много лет после войны строчками песни :

«А я в Россию, домой, хочу –

Я так давно не видел маму…».

Внизу его красивым почерком написана дата: 2 марта 1946 года. А на обратной стороне объяснение в любви: «На память любимой дорогой Симе. Миша. Германия, 26 марта 1946 года».

 

А счастье было так возможно...

 

Летом Миша присылает снова маленькую любительскую фотографию: «Симе от М. Германия, 24 июня – 46 г.» Четверо солдат и офицеров на фоне немецкого двухэтажного домика. Все с боевыми наградами – орденами и медалями.

 

А счастье было так возможно...

 

В июле 1946 года мама окончила естественно-географическое отделение Старооскольского географического института, получила диплом с отличием и направление Министерства просвещения РСФСР на работу в Смоленскую область. С сентября 1946 года молодая учительница уже преподаёт историю в старших классах Слободской средней школы. А Миша шлёт из Германии очередную фотографию:

«Моей любимой, дорогой Симе. 3 сентября 1946 года, Германия».

Миша с товарищем среди пышной зелени. Товарищ в офицерской фуражке, а у Миши лихо сдвинута набок пилотка.

 

А счастье было так возможно...

 

И снова нет вестей более полугода (может быть, они были, только не сохранились письма и фотографии). А 2 апреля 1947 года – сразу две яркие немецкие открытки. На одной – девочка в цветном платочке, на другой, похоже, та же освещённая солнцем златокудрая девочка в летнем цветастом сарафанчике, сидя за столом, сосредоточенно что-то размешивает ложечкой в красной чашке. И подписаны обе открытки одинаково:

«Симе от Миши. 2 апреля 1947 года».

 

А счастье было так возможно...

 

И вот последняя фотография. Мне показалось, она и была причиной того, что моя мама и Миша не встретились, их «почтовый роман» так и остался незаконченным. На маленьком чёрно-белом снимке – весёлая компания в саду за столом. Угощенье в больших тарелках. Нарядные девушки и парни, как это принято за праздничным столом, подняли стопки с вином… И на обратной стороне всё та же знакомая подпись:

«Симе от Миши. Низы, 18 октября 1947 г.».

 

А счастье было так возможно...

 

Можно предположить, что это не просто встреча вернувшегося воина-победителя, а сватовство. Уж очень торжественно и даже как-то смущённо выглядит Миша, необычно радостен гость в солдатской форме, высоко поднявший свою стопку, чтобы чокнуться с соседом напротив, в каком-то напряжённом ожидании замерли девушки…

 

…Больше в альбоме нет Мишиных фотографий. Но много красивых немецких открыток, наверное, все от него…

 

…И эта последняя любительская фотография тоже напечатана на немецкой фотобумаге. Возможно, Миша вернулся в Германию (один или с молодой женой), а возможно, остался дома и фотографию напечатал сам… На трофейной фотобумаге…

 

А моя мама работала в Смоленской области до 1954 года. Потом родилась я, уже в Липецке, здесь мама более 30 лет преподавала в школе. Замуж она не выходила, всю жизнь была одна… Последние годы её прошли на родине, в Курской области. И умерла она там, в маленьком деревенском домике. Там же на сельском кладбище – её могилка…

 

А счастье было так возможно...

 

Наверное, нет смысла теперь мне искать Мишу (если он ещё жив) или его родственников. Пусть этот незаконченный роман останется прекрасной и романтичной страницей в нашей Великой и Вечной Памяти о тех, кто ушёл на войну недолюбив, но кто дал возможность другим поколениям любить и быть любимыми…

Автор — Терских А.В., г.Липецк

albina-terskikh@rambler.ru
источник: www.pomnivoinu.ru
Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector