Прирожденный летчик

Мечты о небе В детстве Юрий Ващук мечтал стать пилотом. Зная об этом, папа мастерил для него деревянные самолетики, вместе они гуляли по аэродрому, и любовались на настоящие...

Мечты о небе

В детстве Юрий Ващук мечтал стать пилотом. Зная об этом, папа мастерил для него деревянные самолетики, вместе они гуляли по аэродрому, и любовались на настоящие летательные аппараты. Иногда там появлялись новые машины, к вящей радости маленького Юры. Что символично, родители Ващука дали ему такое имя в честь Гагарина. Хотя в год его рождения полетела в космос Валентина Терешкова, но все же мальчика решили назвать в честь космонавта номер один. А однажды отец даже уговорил знакомых вертолетчиков, чтобы они взяли мальчика на рабочий полет над нефтяными вышками (дела происходило в Нижневартовске). Юра был необычайно впечатлен этим полетом.

К моменту окончания школы Юрий уже точно знал, что посвятит свою жизнь авиации, и именно военной. Но при поступлении в военное училище доктора нашли у парня непорядок с гландами.

Когда он исправлял ситуацию, лежа в больнице, ему посоветовали поступить в авиационную школу ДОСААФ в Омске. Там обещали дать младшего лейтенанта по окончании учебы и другие заманчивые перспективы. Ващук успешно вошел в число курсантов.

Как ни странно, когда Юрий впервые провел самостоятельный полет за штурвалом, это его не впечатлило. Только приземлившись, парень осознал, что осуществилась его мечта.

Через год курсанты уже освоили истребители УТИ МиГ-15, МиГ-17.

Уже перед самым выпуском Юра Ващук прочитал рекламку про поступление в Московский авиационный институт. Он с интересом узнал, что МАИ окончили многие космонавты.

И уже через день он отправился в штаб ДОСААФ за направлением в авиационный институт. Этот документ ему выдали без проблем. И вот в конце осени 1982 года Ващука зачислили на подготовительное отделение. Экзамены в МАИ Юрий в итоге сдал успешно.

Через некоторое время пилот из сборной аэроклуба ушел на повышение – в космонавты. Юрия позвали на его место. Жизнь забила ключом – он то и дело теперь ездил на всяческие соревнования и сборы. Учиться еле успевал в перерывах. Затем последовал переход в сборную СССР, на учебу времени оставалось еще меньше.

Однако МАИ он окончил на хорошем уровне, и после этого Юрия позвали работать летчиком-инструктором спортивного отдела Центрального аэроклуба. Теперь Ващук вел тренировки для участия в чемпионате мира по самолетному спорту.

Карьера летчика-испытателя

Однажды Юрию позвонил Евгений Фролов, летчик-испытатель «ОКБ Сухого», и пригласил для разговора с генеральным конструктором этого предприятия Михаилом Симоновым.

Евгения, в которым Ващук свел знакомство на сборах, Симонов попросил найти многообещающего юношу с высшим образованием в сфере авиации, знающего реактивную технику, успешного в спорте. Юрий подходил по всем статьям. Михаил Петрович пообещал Ващуку, что ему доверят летать на всех моделях, выпускаемых в ОКБ. Теперь надо было отучиться на летчика-испытателя в специальной школе.

Прирожденный летчик

Учился Ващук около года. За это время по программе надо было научиться водить шесть видов самолетов. Но в 1990-е проблемы настигли и авиацию, и поэтому полностью освоил Юрий только истребитель МиГ-23 и транспортный Ан-24. Началась работа.

Перед началом 1995 года Летно-исследовательский институт вынес благодарность работникам «ОКБ Сухого» за то, что они сдали план по налету за год. Причем примерно 70% из всего учтенного времени налетал Юрий Ващук на спортивных самолетах. Так произошло не от того, что он один изъявлял на это желание. Просто почти все другие пилоты специализировались летать на боевой технике. Без проблем они бы могли летать и на спортивной. Но самолеты нужно было испытывать, а для этого обязательно уже нужен хороший опыт. Переучивать специалистов не имело смысла, потому что топлива было мало, его экономили.

Приземление на дерево

Через несколько лет Ващука откомандировали продемонстрировать возможности самолета Су-35 на аэрошоу в Сеуле. Там все прошло на высшем уровне. Вернувшись из Кореи, Юрий более года работал на этой летной машине. В декабре надо было провести еще один испытательный вылет. Потом судно поставили бы на доработку. На первый взгляд, все должно было пройти очень гладко.

Полет шел нормально, надо было проверить лишь один режим. Но как только нагрузка усилилась до максимальной, машина вдруг перестала слушаться пилота, начала вращения и кувырки. Внизу насчитывалось 3 000 метров. Что-то можно было еще предпринять, тем более на этом самолете, необычайно маневренном. Это помогало выкручиваться уже не один раз. Но сейчас почему-то ничего не помогало.

Табло показало, что управление полностью отказало, как и все гидросистемы. Было жаль самолет, но его уже следовало оставлять. Внизу Ващук увидел лесной массив. Сообщил диспетчеру, что будет катапультироваться…

Но посадка прошла не так гладко, как ожидалось.  Юрий упал на дерево, парашют зацепился, и пилот повис на высоте где-то пятнадцати метров. В прошлый раз Ващук применял катапульту только в школе испытателей из самолета с двумя пилотами. Тогда повис на дереве его однокурсник.

Теперь Юрий провел в подвешенном состоянии почти два часа, потом прибыли спасатели. Это были те же люди, которые вытаскивали их с товарищем впервые.

Освободили его быстро. Через недолгое время Ващук уже пробирался через заросли к вертолету, поражаясь, как тут до этого прошли спасатели. Снег поверх наледи, сваленный сухостой. При этом ребята несли еще носилки и экипировку.

Вблизи вертолет поражал еще сильнее. Он, как профессиональный пилот, не знал, как можно посадить машину на такую малюсенькую полянку и не зацепиться винтом за деревья вокруг. Было даже страшно лезть в «вертушку»…

Тут спасатели попросили его самого о помощи – врач повредила себе ногу, и ее надо было перенести на носилках, которые готовили вообще-то для него.

Ващук с охотой помог спасателям, тем более чувствовал отчасти свою вину, ведь если бы он не попал бы в эту переделку, девушка-врач спокойно ожидала бы очередного вызова на базе.

Через недолгое время винтокрылая машина привезла их на аэродром ЛИИ.

Прирожденный летчик

Юрий Ващук провел испытание самолета Су-29, когда американский пилот подал на авиакомпанию в суд, так как Су-29 не обеспечивает необходимую безопасность. И Юрию Ващуку пришлось пролететь на судне с предварительно отключенным элероном, рискуя своей жизнью ради доброго имени своей страны.

Через год за все эти достижения пилоту присвоили звание Героя России.

И действительно, вышло так, как обещал Михаил Симонов – Юрий успел полетать на всем, что производила их компания. Когда Ващук получил разрешение испытывать боевые самолеты, он не работал лишь на палубных одноместном и двухместном Су-33.

Вдвоем с шеф-пилотом авиакомпании Игорем Вотинцевым они первые в мире взлетели на опытном грузопассажирском С-80ГП. Также Юрий Михайлов вошел в число пяти пилотов со всего мира, летавших на «Беркуте» — судне с обратной стреловидностью крыла С-37.

Правда, в тексте Указа о присвоении звания Героя о его труде сказано лаконичной фразой официальных документов: «За мужество и героизм, проявленные при испытании авиационной техники».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector