Повесть о настоящем Офицере и Человеке

Ему принесли на подпись протокол Трибунала. Новобранец бежал с поля боя. Чтобы другие не бегали, в назидание решили расстрелять мальчишку. А он вспомнил, что и сам бегал от...

Ему принесли на подпись протокол Трибунала. Новобранец бежал с поля боя. Чтобы другие не бегали, в назидание решили расстрелять мальчишку. А он вспомнил, что и сам бегал от дикой стрельбы.

Повесть о настоящем Офицере и Человеке

Эти молодые ребятишки, еще вчера державшиеся за материнский подол, сегодня оказались в центре страшных событий. Он ненавидел такие расстрелы перед строем совсем детей, только форма солдатская.

Схватил парнишку, переодели и в огонь бросили. Здоровенный мужик испугается. Сам генерал убегал, да родной дядя пригрозил расстрелять своими руками. И стрельнул бы. Крутой был мужик.

Повесть о настоящем Офицере и Человеке

Страшно это, оказаться там, где смерть лютует. Лежат еще живые люди, а руки и ноги уже оторваны. Еще не упал солдат с распоротым осколками животом, и висячими кишками, которые тот пытался задержать руками.

Вот не думал бежать, а уже далеко от стрельбы и огня. Как убежал, и сам не знает. Тяжело со страхом справиться. Это вам любой психолог скажет. Силу воли надо, да где ее взять мальчишке?

Повесть о настоящем Офицере и Человеке

И пацана…утром…в 9:00 убьют свои.
Стиснув зубы, спросил Иван Чистяков:
— Да что они там, трибунальщики, гребаные… чем думают? Тщательно расследование провели?
Ответ был ожидаем.
— Чего там? Бежал, значит виновен. Расстрелять его.
— Не знают они, чего солдат бежал? Он, может статься, за собой, в атаку, бойцов увлекал.
Генерал Чистяков решил проехать в часть вместе с Трибуналом, где инцидент произошел.

Часть стояла за лощиной. Водитель генерала приспособился ездить так, что машину немцы ни разу не накрыли. Скорость менял часто, вот и проскакивали. Машина генерала выскочила из-за бугра. Немцы стрельбу открыли.

Повесть о настоящем Офицере и Человеке

Герой Советского Союза, один из самых популярных и любимых в армии военачальников. Генерал-полковник Иван Михайлович Чистяков

Проскочив, остановился водитель. Стали ждать машину Трибунала. А машины все нет. Водитель божится, что все снаряды мимо легли. Ладно, поехали дальше в часть. Генерал вызвал арестованного солдата. Мелюзга-мелюзгой.

Все точно, молоденький парнишка сиганул в тыл, закричав «Мама». Плакал даже. Обратно возвращались через час. Члены Трибунала пили чай в столовой. Генерал вызвал комендантский взвод, и приказал доставить членов Трибунала к себе.

Вся троица входит, один печенье жует.

Чистяков спросил:

 Где они были? Почему не догнали их?

Объясняют:

Дак обстрел начался. Мы и вернулись.

Вы трусливо бросили командира под обстрелом. По закону военного времени будете расстреляны. Утром, в 9:00 часов.

Разом побелели все трое. Их увели.

Уже в три часа, глубокой ночью, позвонил Хрущев, тогда член Военного Совета.

Спросил Чистякова:

Вы собираетесь расстрелять Трибунал?

Генерал ответил:

Да.

Тот стал просить отпустить Трибунал. Обещал заменить другими. Генерал отказался. Оставил при себе всю троицу. Но более таких протоколов до конца войны на подпись ему не приносили.

автор: Валентина Сбродовская

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector