«Возвращение» Якова Шкребы. Он все-таки долетел до своих…

У следопытов, которые разыскивают погибших бойцов Великой Отечественной войны, есть свои фирменные словечки. Про танкистов, моряков и пехоту они говорят, что они возвратились с войны. А про пилотов...

У следопытов, которые разыскивают погибших бойцов Великой Отечественной войны, есть свои фирменные словечки. Про танкистов, моряков и пехоту они говорят, что они возвратились с войны. А про пилотов – «долетели». Вероятно, так сложилось потому, что летчики в основном пропадают, не вернувшись с боевой операции. Они словно и в настоящее время продолжают где-то лететь, там, в вечности, и так и ведут свой бесконечный последний воздушный бой.

«Возвращение» Якова Шкребы. Он все-таки долетел до своих...

Последнее предвоенное фото Якова Шкребы с сыном Борисом, 10 июня 1941 года.  

Самолет под командованием Якова Шкребы «остался» на боевом задании по атаке Сапун-горы. Сейчас исследователи говорят, что у экипажа и не было на возвращение никаких шансов. Эта гора была настоящей цитаделью, еще перед Великой отечественной войной наполненная сильной фортификацией, а в тот период нацисты еще более укрепили ее, буквально в несколько раз. Пехотинцам Красной армии надо было взобраться на почти отвесные скаты высотой в 200 метров, чтобы добраться до «Главной позиции» фашистов. Путь преграждали 36 ДОТов, заминированные участки, колючая проволока, пулеметы и минометы. Против советских самолетов верхушка Сапун-горы ощетинилась зенитками.

Но приказ есть приказ, они не обсуждаются. Поэтому 7 мая 1944 года летчик Шкреба и стрелок сержант Замай отважно вылетели навстречу своей гибели и славе. Их подбили буквально сразу же, и они упали вместе со своей воздушной машиной в горный известняк. Это произошло недалеко от площадки музея, где в наше время ходят сотни туристов.

На месте гибели летчиков уже успел вырасти лес, в субботу и воскресенье здесь люди проводят пикники. С удовольствием гуляют собачники со своими питомцами. Ежегодно в мае приезжают молодые реконструкторы и устраивают военные игры. Но то и дело находятся следы былых настоящих военных действий. Так, например, в кустах неожиданно нашли мину, которую, вероятно, отыскал кто-то с металлодетектором, а потом так легкомысленно бросил без надзора. Вызванные саперы исследовали окружающую территорию согласно своей инструкции и обнаружили, что из глубины известняка идет сильный сигнал.

Когда начали раскопки, сначала нашли дюраль. Затем отыскалась бронированная спинка кресла, потом пушка. Затем достали личные вещи пилотов и старые парашюты. Поняли, что там зарыт и экипаж самолета. Позвали профессиональных поисковиков. Трудились над обработкой этого захоронения все группы Севастополя.

В самом начале раскопок саперы нашли пряжку от ремня командира, нож и часы. Поисковики вели работы в течение двух недель, добывая из-под земли остатки самолета и останки экипажа. В тот же момент другие сотрудники искали в архивах сведения о том, кто не вернулся с задания в период, когда примерно упал найденный самолет. Так появилось два предполагаемых варианта о том, кого же здесь отыскали. Правда, точный ответ могли дать только номера деталей самолета и самого мотора, который достали с глубины пяти метров.

Ответы из двух соответствующих инстанций поступили одновременно. И стало ясно, что это самолет Ил-2 из 43-го Гвардейского штурмового авиаполка. И что члены экипажа – капитан Яков Шкреба и сержант Иван Замай – земляки, оба из Харьковской области.

Спустя недолгое время поисковикам удалось отыскать в Санкт-Петергбурге сноху пилота Якова Шкребы Людмилу. Больше родни у него никакой не было.

Супруга пилота Анна Тимофеевна скончалась в 1986 году. Их единственный сын Борис очень страдал по этому поводу, да еще и во время перестройки закрылся его родной часовой завод «Ракета», где он замещал главного инженера. На фоне этих неприятностей у Бориса Шкребы случился инсульт и он скончался в 1997 году. Единственный внук Якова Шкребы также умер. У него неожиданно оторвался тромб. Это случилось в 2004 году…

Сноха героя, Людмила Ивановна Шкреба, рассказывает, что не осталось никого, кто знал бы его лично. Но, судя по его сыну, он был таким же хорошим человеком. Борис Шкреба уверял жену, что если бы его отец не погиб, непременно стал бы генералом. Сноха была очень рада новости, что наконец нашелся ее героический родственник. И хоть она и не была знакома со своим свекром, она словно сосредоточила в себе всю многолетнюю тоску семьи Шкреба, так рано потерявшей своего главного мужчину.

Согласно семейной легенде, однажды в одну из военных зим в деревне близ Смоленска, где Анна Тимофеевна жила с ребенком, с улицы ей закричали, что прилетел ее муж. Она выскочила босая и раздетая, но увидела только улетающий советский самолет, который скинул посылку с продуктами. Сейчас доподлинно не известно, действительно ли это прилетал именно Яков, или же кто-то другой. Но в семье Шкреба всегда верили, что это сделал он. Только о нем думала любящая супруга, когда они с сыном перебирались в безопасные места через болота, убегая от нацистов.

Яков и Анна Шкреба познакомились в 1936 году возле парашютной вышки: студентка-физкультурница и молодой летчик в звании лейтенанта. И после этого супруга почти все время ждала Якова с войны домой. Сначала война в Испании, затем Великая Отечественная война, где Яков воевал с первого же дня. В 1980 году вдову летчика звали в Керчь, где открывали памятник дивизии, где нес службу ее покойный супруг. В этот раз в Севастополь поедет только сноха, встретить и проводить в последний путь от всей имени семьи. Получается, в итоге Яков Шкреба все-таки долетел до своей Родни.

А погибший вместе с ним стрелок Иван Замай все еще остается летать в высоком небе, пока не найдется и его семья.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector