На фронт – со стадиона

У кого-то, как поётся в песне, привыкли руки к топорам, а для них было привычным держать в руках спортивные снаряды, бить рекорды, добиваться побед на беговых дорожках. Но...

У кого-то, как поётся в песне, привыкли руки к топорам, а для них было привычным держать в руках спортивные снаряды, бить рекорды, добиваться побед на беговых дорожках. Но едва началась война, многие сменили вёсла, ракетки, боксёрские перчатки на боевое оружие. На долгие четыре года стадионом для них стало огненное поле.

«Понятия обороны и атаки приобрели совершенно иной смысл: это не был соперник по беговой, фехтовальной или конькобежной дорожке, на гимнастическом либо борцовском ковре, это был вероломно напавший на родную страну враг, и он должен быть уничтожен». Эти слова принадлежат Герою Советского Союза генерал-полковнику Глебу Бакланову, бывшему командующему 34-м гвардейским стрелковым корпусом. На Параде Победы 24 июня 1945 года ему было доверено возглавить сводный полк 1-го Украинского фронта.

генерал-полковник Глеб БАКЛАНОВ на Параде Победы, 24 июня 1945 года

Один из лучших перед войной в стране гимнастов, Глеб Владимирович возглавлял всесоюзную федерацию этого вида спорта, был членом Олимпийского комитета, а ещё раньше, занимая должность начальника Управления физической подготовки и спорта в сухопутных войсках, активно участвовал в организации спортивной жизни в стране, содействовал продвижению советского спорта в олимпийское движение, побывав с этой миссией на Играх XIV Олимпиады в Лондоне.

О себе генерал Бакланов рассказывал скупо, зато не раз подчёркивал, что на фронте самые рискованные и ответственные боевые задания он поручал спортсменам, чаще всего разведчикам. И обосновывал это так: у человека, занимающегося спортом, помимо обычных качеств, силы, выносливости, прекрасно развиты скорость умения принять единственно верное решение в непредвиденной ситуации, быстрота реакции.

– А главное – всё это они способны претворять в активные действия, – замечал Глеб Владимирович, приводя несколько примеров. Один из них касался известного в прошлом боксёра, неоднократного чемпиона страны Льва Темуряна.

Однажды они вдвоём в населённом пункте неожиданно столкнулись лицом к лицу с фашистским офицером. Тот уже направил на них автомат. Всё решали доли секунды, и этих ничтожных мгновений Темуряну хватило, чтобы броситься к гитлеровцу, отбить в сторону его готовое выстрелить оружие и мощным ударом в челюсть нокаутировать. Темурян потом с улыбкой говорил, что это был, кажется, девятнадцатый нокаут в его боксёрской карьере, но прежние 18 случались на ринге, а здесь был поединок совершенно иного рода.

Расскажем и о заслуженном тренере СССР Георгии Николаевиче Звягинцеве, воспитавшем множество блистательных бойцов самбо и дзюдо. На войне с ним произошёл такой случай. Георгий вместе с двумя бойцами выполнял важное задание: необходимо было срочно взять «языка».

«Была поздняя осень, дожди, грязь непролазная, – вспоминал Звягинцев. – Под прикрытием темноты доползли мы до окраины какой-то деревушки, занятой гитлеровцами. Залегли, выжидаем, кто появится на улице. Я вдруг замечаю на околице здоровенного фашиста, как мы говорим, – косая сажень в плечах. Подумал: если вдруг он борьбой занимался, как и я, то определённо тяжёлого веса, а я выше полулёгкого никогда не поднимался».

олимпийский чемпион Мельбурна-1956 Анатолий ПАРФЁНОВ

Что было дальше? Улучив момент, Георгий рванул к немцу и, не дав тому опомниться, приёмом, которым не раз на турнирах борцов-«классиков» припечатывал своих конкурентов лопатками к ковру, сбил его с ног. Пока пришедшие на помощь товарищи связывали фашиста, объявился ещё один, он навалился на Звягинцева, сзади, начал его душить. Контрприёмом, теперь уже из самбо, Георгий освободился от захвата, перевернул немца и так вмял в грязь, что у того затрещали кости.

«Втроём еле дотащили их до наших, очень уж грузные были, – сетовал Георгий Николаевич. – Когда стали допрашивать, выяснилось, что я не ошибся: оба действительно увлекались перед войной борьбой».

Звягинцев вспомнил Анатолия Парфёнова, могучего, как Александр Карелин или Иван Ярыгин, русского богатыря, своего давнего товарища по спорту. Война разлучила их. Парфёнов за форсирование Днепра удостоился ордена Ленина. Отличился он и во время Висло-Одерской операции: его танк Т-34 при наступлении на Варшаву под городом Калиш первым проскочил по минному полю, проложив дорогу нашей боевой технике. Тот его подвиг был отмечен орденом Красного Знамени. Кто мог тогда предположить, что через 11 лет в Мельбурне Анатолий Иванович Парфёнов совершит ещё один подвиг – спортивный: станет олимпийским чемпионом! И это с раненной на фронте рукой, которая не сгибалась.

У самого Георгия Николаевича боевой путь простирался через Сталинград, Курскую дугу, Донбасс. Закончил он войну в Вене кавалером двенадцати боевых наград. На ковёр в родной армейский клуб Звягинцев вернулся уже не действующим борцом (помешали несколько тяжёлых ранений, два осколка из груди так и не были извлечены), а тренером. И сколько же он воспитал замечательных учеников, которые защищали честь страны на крупнейших международных турнирах!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...