Майя из Первомайки

В дом Пегливановых вошло большое горе. Доченьке Майе не исполнилось и года, как в марте 1926 года погиб её отец. Мама, Анна Васильевна, не могла прогнать беду из...

В дом Пегливановых вошло большое горе. Доченьке Майе не исполнилось и года, как в марте 1926 года погиб её отец. Мама, Анна Васильевна, не могла прогнать беду из дома. Но и жить с ней вместе не хотела, а потому вместе с Майей переехала из родного Ростова-на-Дону к своей матери, Марии Трофимовне, в посёлок Первомайку Краснодонского района Ворошиловградской области.

Так малышка Майка начала жить в Первомайке, вместе с бабушкой. А бабушка была замечательная. Пока Анна Васильевна работала, Мария Трофимовна вместе с внучкой занималась хозяйством. Майя с малых лет умела всё: навести порядок в доме, справиться со стиркой, работать в огороде. Бабушка научила её шить, вязать и штопать. Последнее дело девочка освоила так, что соседи за подмогой обращались. Поговаривали, что не штопка, а настоящие кружева получаются.

Мария Трофимовна слыла в Первомайке замечательной рассказчицей. Её волшебные истории будто рождались сами собой. Посмотрит, к примеру, бабушка на грядку со свёклой – и готова сказка о краснощёкой барыне, что боялась копаться в земле. Майя слушала, затаив дыхание. А потом потихоньку начала сочинять сама.

Так, день за днём, бежало время. Майя стала ходить в школу (там же, в посёлке). И, так же, как бабушка возилась с ней, начала возиться с первоклассниками. Бегала к ним на каждой переменке, играла, проверяла домашние задания, учила «лечить» книги и журналы. А после уроков неизменно ходила в библиотеку. Книги брала почти каждый день, однажды библиотекарь даже усомнилась, успевает ли Майя их читать. В ответ девочка совершенно спокойно начала декламировать строки Пушкина, Лермонтова, Некрасова, называть героев произведений Гоголя, Толстого, Достоевского… Вопрос отпал сам собой.

Дружила Майя и с точными науками, особенно любила математику и даже организовала в школе кружок для отстающих учеников начальных классов. Поэтому не будет преувеличением сказать, что многие ребята подтянулись именно благодаря старшекласснице.

А ещё Майя любила химию. Этому увлечению помогла и замечательный учитель Александра Емельяновна Дубровина. Заметив способную ученицу, она предложила Майе заниматься и отдельно (заметим, бесплатно). Вскоре они подружились.

Шагало, летело, бежало время. Майя из девочки превратилась в девушку, комсомолку, комсорга. На её счету стало больше добрых дел. Так, у школы разбили парк, между двумя корпусами вместо песочной дорожки протянулся тротуар.

Майя из Первомайки

Мама очень хотела, чтобы дочь стала врачом. «Да хоть кем, лишь бы человеком!» — смеясь, отвечала Майя… Хорошие дела, мирные. Им бы приумножаться, да война началась. Майя стала трудиться для Победы. На полях, в больницах, опять же в школе, где вместе с ребятами собирала посылки для фронтовиков.

Фронт приближался, территория Краснодона уже была оккупирована. Девушка превратилась в активистку подпольной организации «Молодая гвардия». А для отвода глаз записалась в струнный кружок при клубе, играла там на гитаре и пианино. Приходилось порой играть и для фашистов – что делать, если надо для маскировки! Оккупанты на таких концертах вели себя по-хозяйски, но мирно. Заказывали «русский песня». Майя пела. А по ночам писала и расклеивала листовки, собирала медикаменты и вещи для раненых. Много, много дел было на счету «Гвардии» — об этом подробно рассказал Александр Фадеев в своём знаменитом произведении.

…Майю арестовали в 1943 году, 11 января, поздно вечером. Держали в камере вместе с другими девушками из «Молодой гвардии». Пытали, сломали ноги, отрезали грудь, выкололи глаза.

А матери в этом время приходили с передачами. Хотели хоть что-то узнать – и не могли. Казнить подпольщиков открыто не решились: объявили матерям, что увозят в лагеря, под Ворошиловград. «Нас увозят… Как жаль, что мы вас больше не увидим…» — это почти всё, что смогли написать на стене своей камеры девушки перед казнью. Ещё – свои фамилии и несколько неразборчивых строк.

В ночь с 15 на 16 января 1943 года оккупанты сбросили 49 человек, в том числе Майю, в шурф шахты №5.

А матери не поверили фашистам, их лживым данным о том, что детей увезли в лагерь. Кинулись к шахте, заметив, что туда поехали полицейские машины. И увидели, что засыпают шахту углём, а на нём проступает кровь. Анна Васильевна заметила чулок своей дочери…

…Есть в центре города Краснодон братская могила. 1 марта 1943 года в ней похоронили 49 молодогвардейцев, погибших в тот страшный день. В том числе – Майю.

автор: Софья Милютинская

источник: topwar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector