Красные капли партизанского подвига

До сих пор об обстоятельствах подвига каждого человека, причастного к партизанскому подвигу, известно очень мало. Каждый из них внёс свою лепту в освобождение своей земли: они лежали по...

До сих пор об обстоятельствах подвига каждого человека, причастного к партизанскому подвигу, известно очень мало. Каждый из них внёс свою лепту в освобождение своей земли: они лежали по пять суток в болотах, добывали ценные сведения около немецких штабов, взрывали и уничтожали всех врагов и его вооружение. Не перечислить всего. А надо. По крупицам надо собирать эти красные капли каждого партизанского подвига.


Пять сентябрьских дней в болоте

Чернышева Александра Ивановна родилась в 1922 году, по национальности русская, член ВЛКСМ с 1939 года, образование 10 классов, из семьи рабочего. Жила до войны в городе Самарканде, работала на шелкоткацкой фабрике в качестве нормировщика. До того, как она оказалась в составе партизанского отряда, Александра Ивановна прошла обучение в специальной разведывательной школе №2, занимающейся ускоренной подготовкой разведывательно-диверсионных групп. После окончания этой школы Александра Ивановна получила приказ отправиться в действующую армию, в район боевых действий, на Калининское направление. Прибыв в свою часть, она получила своё первое важное задание — отправиться в тыл противника.


Впоследствии Александра Ивановна смогла вспомнить все основные вехи своего пути и кратки и скупо рассказать об этом: «Первая моя задача в тылу противника была узнать его силу и как можно больше определить местонахождение огневых точки. Также мне было необходимо наладить связь с местными партизанскими отрядами, действующими в регионе высадки. Когда я своё задание выполнила и стала пробираться на Большую землю, наш путь, по которому мы шли, был перерезан, и враг взял нас в полукольцо с трёх сторон. Враг открыл по нам ураганный огонь. Единственный выход — пробираться незаметно к небольшому заболоченному озеру. Нас было всего 17 человек и очень мало патронов, все они были на строгом учёте. Мы подпустили врага вплотную, и открыли по нему огонь. Мы уничтожили до 70 человек, после чего враг снова на нас ринулся, и мы были вынуждены отходить к озеру. Там мы залегли в болото и пролежали пять сентябрьских дней 1942 года. Когда противник отступил, считая, что нас всех побили, мы — 11 человек — выползли из болота и пошли лесом».Так они все целые и невредимые смогли дойти до охранения одного из партизанских отрядов.

Возможности перейти через линию фронта не было, и поэтому Александра Ивановна соединилась с группой партизан Витебской области, которые вскоре перешли в 1-ую Белорусскую диверсионно-партизанскую бригаду особого назначения.

«Я осталась воевать с ними. В партизанах была подрывником, разведчиком и непосредственно медицинской сестрой. Не раз ходила с группами ребят на минирование железнодорожного полотна, шоссейных дорог.

Больше всего я любила операции по разгону немецких гарнизонов. Когда немцев внезапно застанешь в ночное время, и они бегут, а по ним из автомата — как траву косишь.

Особенно уважала быть в разведке нелегальным путём. Работать в городе, брать все ценные данные о враге и доставлять партизанам. Помню морозную зиму в 1943 году. Мне было дано задание разведать у врага силу, которую он готовил для блокировки партизан, и во что бы то ни стало достать карту, узнать главную цель противника и откуда будет наступление. Всё это я смогла разузнать. На основании полученных данных партизаны смогли оперативно подготовиться к немецким атакам, которые начались спустя три дня после моего возвращения из разведки. Сильная вражеская блокировка продолжалась на протяжении долгих двух месяцев. С первых дней мы отбивали по семь-девять атак врага.

На седьмой день блокады меня ранило в левую руку, и я отбилась от своей бригады, от своих людей. К сожалению, мне пришлось остаться с партизанами другой бригады. Оказалось, что у нас на 230 человек не было ни карты, ни компаса. А все люди были не местные, а я хорошо знала эти Витебские места и решила выводить людей и спасти их от гибели.В мартовские дни мы форсировали реки по три и более раза в день. С нами находились раненые — 37 человек. Я для них собирала перевязочный материал у убитых немцев. Перевязывала, оказывала необходимую помощь раненым, больным, а потом как только стала возможность, этих раненых переправили на Большую землю. За это от командования не раз имела благодарность и была представлена к награде».

Отряды Полесья: Нина уходит в бой

Шавырина Нина Фёдоровна, 1923 года рождения, 14 октября 1942 года окончила спецшколу при РОГШ Западного фронта. А 31 октября 1942 года со специальной группой в составе трёх человек она улетела по спецзаданию в Гомельскую область, где вошли в состав отряда «За Родину», который возглавлял Герой Советского Союза товарищ Кожар.

Партизанскому отряду было необходимо передавать важные сообщения разведывательного характера в Москву. Так как Нина была единственная радистка на все близлежащие партизанские соединения, ей очень много пришлось поработать.

В январе 1943 года отряд Кожара подвергся немецкой блокировке. Поскольку было мало боеприпасов (отряды тогда ещё не получали помощи со стороны Москвы, а вооружались за счёт трофейного оружия), пришлось, не принимая особенных боёв, отходить в Октябрьский район Полесской области. Это был тяжёлый и длинный путь в зимних условиях. Колонна партизанского соединения растянулась почти на семь километров. По пути громили все полицейские гарнизоны. Так они двигались в течение полутора месяцев. А когда наконец достигли Октябрьского района, получили дополнительное подкрепление со стороны других отрядов Полесья.

Неожиданно отряду Кожара было приказано возвращаться обратно в район прежних боевых действий. И опять двигались в таких же тяжёлых условиях. Принимали бои уже чаще и ожесточённее.

Отряд Кожара остановился действовать уже в Речецком районе Гомельской области. А в апреле был получен первый груз из Москвы, а также еще одного радиста. В это время у Нины работы стало чуть меньше. А потом снова пришлось много трудиться во имя Победы: отряд Кожара стал крупнейшим партизанским соединением отрядов Гомельской области.

Ставропольский край: гибель Ани

Из докладной записки помощника комиссара по комсомолу Объединённых партизанских отрядов Северной группы Ставропольского края от 19 апреля 1943 года: «Шилина Анна 25 октября 1943 года героически погибла в разведке боем под селением Камыш-Бурун, уничтожив при гибели семь фашистов. Представлена к высшей правительственной награде — ордену Ленина».

Обстоятельства этого подвига были следующими. На рассвете 25 октября командованием 10-й гвардейской казачьей кавалерийской дивизии, с которой ставропольские партизаны связывали все свои действия, была назначена разведка боем. Аня с группой разведчиков укрылась в густом бурьяне, в ста метрах от немецких окопов. Ждали подхода советских бронемашин. Вдруг немцы открыли шквальный огонь. Рядом с Аней застонал раненый партизан. Она вытащила его из-под пуль, перевязала.


Фашисты, заметили их, выскочили из окопов. Метнув в гитлеровцев гранату, Аня стала отстреливаться из пистолета. Но патроны быстро закончились. Поняв это, немцы стали приближаться к ней, чтобы взять живой, но просчитались. Аня выхватила вторую гранату. Граната так и осталась не разорвавшейся в её руке. Подбежавший фашист вонзил в грудь девушки тесак.На помощь спешили боевые товарищи, которые слышали звуки боя, но, к сожалению, они опоздали всего лишь на несколько минут, чтобы предотвратить развязавшуюся трагедию в степи. Яростным натиском партизаны вышибли немцев из окопов. Когда боевые товарищи Ани подошли к последнему месту боя Ани Шилиной, то они увидели семь убитых ею немецких солдат, которые валялись рядом.

Ростов-на-Дону: аккордеонист Нерсес Степаньян

Войну семья Степаньян встретила на донской земле. Летом 1942 года при эвакуации сельской почты семья попала в Ростов-на-Дону, где остановилась у родственников в районе Сельмаша. Несмотря на юный возраст, Нерсес, 1927 года рождения, стал бойцом партизанского отряда Югова (М.М. Трифонова). Отряд действовал в районе Сельмаша и современного аэропорта. Нерсес, помимо русского и армянского языков, хорошо знал немецкий и греческий (сказалось близкое расположение немецких и греческих поселений родного села). Он виртуозно играл на аккордеоне, имел хороший музыкальный слух, отлично рисовал.

Зимой и осенью 1942 года Нерсес активно участвовал в партизанских вылазках, расклеивал листовки, изготавливал немецкие печати и документы (в том числе пропуска) на немецком языке, похищал оружие, боеприпасы и продовольствие из немецких машин. Участвовал в закладке мин и взрывчатки. Знание немецкого языка пригодилось при ведении разведки в районе немецкого и румынского штабов. Войдя в доверие к нескольким офицерам в конце 1942 года, сумел получить доступ к некоторым ценным документам.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...