Первый массовый советский танк

Разработка танка МС-1 (малый сопровождения) началась в 1925 г. На тот момент на вооружении РККА находились лишь несколько танков «Рено», построенных по образцу французского танка, взятого в качестве...

Разработка танка МС-1 (малый сопровождения) началась в 1925 г. На тот момент на вооружении РККА находились лишь несколько танков «Рено», построенных по образцу французского танка, взятого в качестве трофея под Одессой. Однако характеристики «Рено» уже не соответствовали требованиям армии. Необходимо было создать более легкий и подвижный танк с сильным вооружением и броневой защитой, способный бороться с живой силой и огневыми точками противника.

На конец 1920-х годов, когда в стране только начинался переход к индустриализации, это оказалось очень непростой задачей. Тем не менее советским конструкторам удалось создать хорошо защищенную и вооруженную для своего времени боевую машину. Броня танка позволяла защитить экипаж от основных образцов стрелкового оружия. Вооружение МС-1 состояло из 37-мм пушки длинной ствола в 20 калибров и спарки 6,5 мм. пулеметов Федорова-Иванова, расположенных в башне. В дальнейшем на пулеметное вооружение было заменено на очень удачный пулемет ДТ-29.

Первоначало скорость танка была невелика — около 16 км/час. Однако затем в ходе модернизации скорость была увеличена до 22-25 км/час. Экипаж состоял из двух человек. Первоначально производство велось только на заводе «Большевик», а в дальнейшем с большими трудностями выпуск танков был налажен и на Пермском машиностроительном заводе. Всего за 1939-31 гг. было выпущено 959 единиц.

Боевое крещение первый советский массовый танк принял в конфликте на КВЖД в ноябре 1929 г. На театре военных действий находилась одна танковая рота в составе 10 танков, 9 из которых приняли участие в боях. Первая атака с участием советских танков была проведена ночью 17 ноября под Джайнором. А 19 ноября последовала самая известная за весь конфликт танковая атака у станции Маньчжурия.

Будущий маршал В. И. Чуйков так описывал данный эпизод: «После артподготовки с исходных позиций двинулись 10 танков. Их атака была внезапной для китайских солдат, удивила она в не меньшей степени и красноармейцев. Мы видели, как китайские солдаты и офицеры высунулись почти в полроста из окопов, чтобы разглядеть танки. Мы ожидали, что они побегут, но удивление было, видимо, столь велико, что оно как бы парализовало их волю… Танки беспрепятственно дошли до китайских позиций и открыли огонь вдоль окопов. Пулеметный огонь отрезвил китайцев. Они в панике побежали. Десять танков прорвали без каких-либо потерь с нашей стороны оборону противника».

Несмотря на то, что реально в атаке на станцию Маньчжурия приняли участие не 10, а всего 7 танков, моральный эффект действительно был велик. В литературе встречаются различные оценки действий МС-1 в конфликте на КВЖД от восторженных до весьма критических. Однако специфика ситуации состоит в том, что нет примеров для сравнения. Это был первый боевой опыт применения танков для Советского Союза. Кроме того, с момента окончания Первой мировой войны и фактически до середины 30-х годов танки крайне редко использовались и другими странами, поэтому опыт действий МС-1 является во многом уникальным для конца 1920-х годов.

Ко второй половине 30-х годов МС-1 в значительной мере устарел и стал использоваться в приграничных укрепрайонах в качестве неподвижных огневых точек. При этом на танке 37-мм орудие заменялось 45-мм. пушкой образца 1932 года.

До наших дней сохранилось несколько танков МС-1 в виде памятников и музейных экспонатов. В Московском регионе, в музее бронетанковых войск в Кубинке находятся три машины. Этот танк поступил с Дальнего Востока, правда, с измененной ходовой частью. Причем во время торжественных мероприятий, посвященных 40-летию Победы в Великой Отечественной войне, этот танк своим ходом прошел путь Олимпийского проспекта до Центрального музея Вооруженных Сил, а впоследствии был передан в Кубинку.

Еще один танк с 1988 г. находится в одном из залов Центрального музея Вооруженных Сил (также поступил с Дальнего Востока). И, наконец, третий танк стоит под открытым небом у здания музея Ленино-Снегири на Волоколамском шоссе. Эта машина служила в качестве огневой точки на Карельском перешейке. В качестве памятников МС-1 установлены в Хабаровске и Владивостоке и на месте хасанских боев.

автор: Юрий Старшов

источник: rusplt.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector