ИСУ-122: трудный путь фронтовика

Поэтому следующая часть будет о боевом применении машины. Начнем с одного достаточно известного интервью, которое дал фронтовому корреспонденту командир 309-го САП подполковник Кобрин. Просто процитируем отрывок из этого...

Поэтому следующая часть будет о боевом применении машины. Начнем с одного достаточно известного интервью, которое дал фронтовому корреспонденту командир 309-го САП подполковник Кобрин. Просто процитируем отрывок из этого материала:

«…Вы представьте себе такую картину… Как сейчас помню: высота 559,6. Командир Рыбалко с нами. Самоходная установка Клименкова тут же стоит — в охране штаба. Идет деловой разговор. И вдруг слева идут немецкие танки. Восемнадцать штук! Идут колонной… Что будет?

Рыбалко чуточку изменился в лице — на щеках заходили желваки. Командует Клименкову, который стоял рядом: «Запретить путь немецким танкам огнем!» — «Есть запретить!» — отвечает Клименков и — к машине.

И что вы думаете? Первым же снарядом с тысячи восьмисот метров зажег головной танк, второй начал из-за него выползать — он его подбил, третий полез — он и его разбил, а потом и четвертый… Остановил-таки гитлеровцев, они попятились, думая, что тут целая батарея.

Невероятно? Встретите Рыбалко, спросите его, как было дело, он подтвердит. Тогда тут же, на поле боя, Клименкову привинтил к комбинезону орден Отечественной войны первой степени…»

Сейчас обязательно найдется скептик, который станет говорить о личном мужестве и подготовленности экипажа. Разве это показатель качества машины? Скажем сразу — да, это показатель именно качества машины.

ИСУ-122 при начале использования их в войсках имели практически ту же задачу, что и ИСУ-152. Тактика боевого применения была идентична. Но то, что хорошо на бумаге, совсем не означает хорошо в жизни.

Помните солдатское прозвище «Зверобой», которое получила САУ ИСУ-152? Получила заслуженно. Не было у фашистов машин, которые бы выдержали попадание снаряда из МЛ-20. Но проблема заключалась не мощи орудия, а в самой возможности попадания в танк. Короткий ствол не давал гарантированного попадания.

ИСУ-122 же обладала пушкой с более длинным стволом. Да и количество снарядов в этой САУ было в полтора раза больше. Даже достаточно, по сравнению с 152-мм, легкий снаряд при соответствующей начальной скорости выстрела, обладал не только пробивающим, но и огромным останавливающим действием.

ИСУ-122: трудный путь фронтовика

Даже «Элефанты» останавливались от удара снаряда ИСУ-122! Останавливались не от пробития брони, этого, увы, 122-мм орудия не могли, а от того, что после удара ломалась подвеска, трансмиссия или мотор. Кстати, для любителей статистики. Те данные, которые приводятся в различных источниках, о бронировании немецких тяжелых машин в конце войны, не учитывают одной важной детали. Броня у немцев в 45-м и 43-м годах сильно различалась по качеству.

Но вернемся к лейтенанту Клименкову. Ничего нового в тактике боя Клименков не предложил. Действия ИСУ-122 из засад на большом расстоянии были предусмотрены устанавливающими документами РККА. Другое дело, что машина отработала на панораме Герца, судя по дальности.

Если быть объективным, ИС-2 и ИСУ-122 на тот момент были единственными равноценными немцам машинами. Только они могли уничтожать немецкие тяжелые танки и САУ на дистанции боя.

Помните спор командира СУ-85 с танковым полковником из фильма «На войне как на войне»? О месте САУ в боевых порядках наступающих? 200-300 метров позади танков. Это же относится и к ИСУ-122. Машины просто расстреливали танки противника с коротких остановок.

Совсем другое дело, когда атака захлебывалась и танки начинали отступать. Вот тут то и проявлялся героизм самоходчиков. САУ становились просто дальнобойными орудиями, которые прямой наводкой уничтожали наступающие танки или те объекты, которые затрудняли дальнейшее продвижение. Отход (или продолжение наступления) в таком случае осуществлялся уже после того, как опасность потери танков миновала.

ИСУ-122: трудный путь фронтовика

Хочется рассказать ещё об одном эпизоде войны. Точнее, о небольшой войне одного танкового полка. Да-да, именно танкового! 81-го отдельного гвардейского тяжелого танкового полка. Войне, которая вместилась в 12 дней в марте 1945-го… Мы много раз писали о чудесах на войне. Сегодня чудо мгновенной переквалификации.

8 марта 81 ОГвТТП получил 20 ИСУ-122 из четырех маршевых батарей (на тот момент в нем оставался 1 исправный танк ИС-2) и вступил в бой с окруженным в районе к юго-западу от Кенигсберга противником. За 12 дней боев полк потерял убитыми 7 офицеров и 8 солдат, ранеными 11 офицеров и 13 солдат и сержантов. В ходе сражений сгорело 10 ИСУ-122 и еще 5 были повреждены.

Танкисты, переквалифицировавшись в самоходчиков, захватили населенные пункты Айзенберг, Вальтерсдорф, Биркнау, Грунау и вышли на побережье Балтийского моря. Полк уничтожил 5 танков, 3 штурмовых орудия, 65 противотанковых пушек, 8 БТР, 9 тягачей и захватил исправными 18 орудий и одну «Пантеру». Полк при этом оставался танковым!

И ещё один бой Героя Советского Союза В. Гущина, воевавшего в составе 387 САП о бое 20 января 1945 года. И опять просто цитирование. Лучше все равно не напишешь:

«Первый город, Инорос, был особенно сильно укреплен. Наши попытки ворваться в город не привели к успехам. Нам пришлось отступить. Командир полка дал приказ моей машине и еще одной машине подойти к подступам города и прорваться в город. Получив этот приказ, почувствовали большую радость и гордость за возложенную на нас ответственность.

Приступили к выполнению. В это время был сильный туман, видимость поэтому была очень плохая. Нашему командиру батальона и членам экипажа приходилось открывать люки, чтобы получше разглядеть, где находится противник. При подходе к городу находился небольшой хутор. Когда мы поравнялись с хутором, противник внезапно открыл огонь по нам, в результате чего был убит командир батальона головной машины, а вторая машина была повреждена.

После этого принимаю командование на себя. Приказываю сделать несколько выстрелов по этому укрепленному хутору, после чего, убедившись, что противник уничтожен, я решил ворваться в город.

Приближаясь, я увидел, что справа и слева идут немецкие танки… Принимаю немедленное решение — отойти в укрытие, после чего вступить в бой с противником. Вторую машину также взял с собой.

Первую машину, в которой находился я, поставил слева, в направлении противника. А вторую машину поставил с правой стороны. Не пробыв в таком положении и часа, я увидел, что немецкие танки идут по дороге метров за двести. В этот момент я открыл по ним огонь. Первый снаряд попал в лобовую часть танка. Танк не загорелся. Подпустив его на 100 метров, снова открыл по нему огонь. Со второго снаряда танк загорелся. Из танка стали выбегать немцы и разбегаться в разные стороны.

Не теряя времени, я перевожу огонь на другие танки. Они шли друг за другом. Второй танк тоже загорелся, потом и третий. Четвертый танк заметил нас и стал наводить огонь на меня. Я немедленно даю приказ: «Полный газ, в сторону!» И только я успел отъехать, как по тому месту, где я стоял, стали стрелять. Я, используя это время, сразу же навожу огонь на следующий танк и сжигаю его. И таким же образом я подбил 8 немецких танков…»

ТТХ героини, ИСУ-122:

ИСУ-122: трудный путь фронтовика

Боевая масса, т: 46,0.

Длина с пушкой, мм: 9850.

Ширина, мм: 3070.

Высота, мм: 2480.

Клиренс, мм: 470.

Двигатель: В-2-ИС, 4-тактный дизель, 12 цилиндров.

Мощность, л.с: 520.

Запас топлива, л:

  • основной бак: 500;
  • дополнительные баки: 360.

Скорость, км/ч:

  • максимальная: 35—37;
  • средняя по проселку: 16.

Запас хода, км: 145—220.

ИСУ-122: трудный путь фронтовика

Преодолеваемые препятствия:

  • подъем, градусов: 32;
  • крен, градусов: 30;
  • ров, м : 2,5;
  • стенка, м: 1,0;
  • брод, м: 1,3.

Бронирование, мм (угол наклона, градусов):

  • лоб корпуса верх: 90 (60);
  • борт корпуса: 90 (0);
  • корма корпуса: 60 (41, 49);
  • лоб рубки: 90 (30);
  • борт рубки: 60 (15);
  • корма рубки: 60 (0);
  • маска: 120;
  • крыша: 30 (90);
  • днище: 20 (90).

Экипаж, чел: 5.

ИСУ-122: трудный путь фронтовика

Артиллерийское вооружение: 1 пушка А-19С (Д-25С).

Калибр, мм: 121.92.

Тип заряжания: раздельно-гильзовое.

Дальность стрельбы, м:

  • максимальная: 14300 (14700);
  • прямой наводкой: 5000;
  • прямого выстрела: 975.

Масса снаряда, кг: 25.

Боекомплект, выстрелов: 30.

ИСУ-122: трудный путь фронтовика

Дополнительное вооружение:

  • зенитный пулемет 12,7-мм ДШК с боекомплектом 250 патронов;
  • пистолеты-пулеметы ППШ (2 шт) боекомплект 420 патронов.

автор: Александр Ставер, Роман Скоморохов

источник: topwar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector