«Задушевное слово» и другие

Конец XIX – начало XX века. Русские мальчики и девочки той эпохи… Скоро их жизнь круто изменится, а иные жизни и вовсе сгорят в пожаре войны и революции....

Конец XIX – начало XX века. Русские мальчики и девочки той эпохи… Скоро их жизнь круто изменится, а иные жизни и вовсе сгорят в пожаре войны и революции. Дети дворян, купцов, священников, крестьян… Страницы каких книг они читали и перечитывали? Что возбуждало их детское воображение? Какие сюжеты рождали в юных характерах интерес к окружающему миру и, в конце концов, воспитывало их дух и волю?

В секторе редкой книги петербургской Центральной городской детской библиотеки имени А.С. Пушкина хранятся сотни изданий, выпущенных в свет в 1914-1918 годах. Это Жуковский, Пушкин, Лермонтов, Лев Толстой, Салтыков-Щедрин, Чехов; это «Детская энциклопедия» в девяти томах (издание 1914 года); это стихи Боратынского, Брюсова, Блока и уже заявившего о себе Маяковского. Это и переводная литература – знаменитые на весь мир «Остроумно-изобретательный идальго Дон-Кихот Ламанчский» и «Хижина дяди Тома», сказки великого Андерсена и Сельмы Лагерлеф, которая уже в 1909 году стала лауреатом Нобелевской премии по литературе… Для малышей – «Дневник Мурзилки», повесть-сказка о путешествиях, странствиях, шалостях и проказах маленьких лесных человечков (имя «Мурзилка» придумано еще в XIX веке, так что советский «Мурзилка» – отнюдь не оригинальное название). В эти же годы вышли в свет хрестоматия для малюток от 3 до 8 лет «Первое словечко», журнал «Светлячок», «Степка-Растрепка: похождения одного неисправимого шалуна»…

Известная сегодня лишь немногим специалистам книжка про Степку-Растрепку была в России одной из самых популярных историй для детей в конце XIX века.

Несмотря на незатейливость сюжета, она переиздавалась неоднократно, вплоть до 1917 года. Александр Николаевич Бенуа, художник, историк искусства писал в своих воспоминаниях: «Моей первой книжкой был, несомненно, «Степка-Растрепка», в оригинальном немецком издании «Der Struwelpeter» («Неряха Петер»). Каким-то необъяснимым чудом этот же самый, уже служивший братьям экземпляр, сохранился до сих пор и находится здесь со мной в Париже. Когда-то, более чем восемьдесят лет назад тому назад, мой Степка-Растрепка лишился своего оригинального картонажного переплета, и с тех пор его заменяет обложка собственного папашиного изготовления из зеленой «мраморной» бумаги. Внутри книжки тоже не все благополучно, некоторые листы надорваны, целая страница в одной из историй отсутствует совершенно, а именно про мальчика-ротозея… Но в детстве я так привык к отсутствию начала этой истории и так научился добавлять воображением то, что предшествует моменту, когда ротозей попадает в воду канала, что, когда я в цельном экземпляре «Степки-Растрепки» увидал полную версию этой истории, я был даже как-то разочарован. А вообще, какая это чудесная книжка – ныне забракованная специалистами в качестве антипедагогической. Известно ее возникновение. Автором ее был детский доктор, который для забавы своих маленьких пациентов рассказывал им сказки, снабжая их тут же примитивными иллюстрациями. Кому-то пришло в голову собрать эти истории и побудить доктора издать их, – и вот успех получился совершенно неожиданный. Книга оказалась сразу в руках у всех мамаш, нянюшек и самих ребят, и с тех пор издание книги было повторено бесконечное число раз; мало того, она переведена на все языки! Существовала и русская версия (она-то и называлась «Степкой-Растрепкой»), но то было не дословное повторение, а скорее своеобразный вариант со внесением в него специфически русских бытовых черт».

А вот еще несколько высказываний про любимого Степку. «Воображение у автора «Степки-Растрепки» – художественное, он нигде не переходит меры», – отмечал Александр Блок. Самуил Маршак вспоминал: «Детская книжка «Степка-Растрепка» попала мне в руки значительно позже «Рокамболя» и других французских романов. Мне очень понравились смешные, неуклюжие, уже тогда старомодные, но весьма задорные стишки». Не забыл про Степку-Растрепку и всемирно знаменитый хореограф Джордж Баланчин: «Еще помню книжку про Степку-Растрепку. Это был перевод с немецкого «Struwelpeter» доктора Гофмана, не того, который «Щелкунчик» написал, а другого. Он и рисунки сделал. Это были интересные книжки».

Дореволюционные книги для малышей (как тогда говорили – для малюток) отличались какой-то особой душевностью, сердечной трепетностью. «Манечка и снежинки», «Слоник Мока и Мишук», «Ветерок»…Уменьшительно-ласкательные слова и выражения, утонченность и изящество иллюстраций каким-то чудесным образом отражали любовь к маленькому человеку, желание взрослого автора простыми средствами искренне отразить свой жизненный опыт, не прерывать дней связующую нить.

Сто лет назад взрослые хотели видеть в своих потомках не только смекалистых и здоровых мальчиков и девочек, но людей, которые накрепко связаны с Верой и Отечеством, людей, которые почитают родителей и бесконечно любят родную землю. И к этому была призвана литература.

Книгу дарили всегда со значением. На обложке сказочки в стихах «Ветерок», издания 1917 года (хранится в петербургской ЦГДБ им. А.С. Пушкина) неизвестный нам человек написал: «Милой моей старшей внучке Инночке «прибавка» в день рождения ее сестры Люси от дедушки». Видимо, Люся получила немало подарков, но и Инночка, по мнению дедушки, не должна была оставаться в стороне от праздника. И получила замечательную «прибавку»!

…Одно из замечательных и востребованных ныне в библиотеке дореволюционных изданий – «Песнь о вещем Олеге», книга с примечаниями известного тогда филолога, инспектора XI Московской гимназии Иосифа Карловича Линдемана вышла в свет в 1915 году. «Это издание мне знакомо с детства, с пятидесятых годов прошлого века, – говорит заведующая сектором редкой книги Нина Николаевна Карпова. – Такая книга была в библиотеке моего отца, знатока русской литературы и большого библиофила. Именно по ней я стала учить Пушкина наизусть…Чем уникально издание с примечаниями Линдемана? Иосиф Карлович как истинный педагог открывает своим ученикам всю широту и глубину пушкинского гения. Линдеман буквально по слову разбирает стихотворение, показывая всю многогранность творческой натуры Пушкина – поэта, историка, археолога. В книге помещены старинные европейские легенды о рыцарях, карты старой Европы, рисунки и фотографии вещей, найденных на раскопках в начале двадцатого века. И, как пишет сам Иосиф Линдеман, «Главная цель нашего издания – пробудить любовь к родной словесности». И я бы отметила – почти все дореволюционные книги для детей издавались так, чтобы пробудить эту любовь…».

Тем временем эпоха почитания Бога, Царя и Отечества заканчивалась. Исчезали с прилавков «буржуазные» книги о нежных Манечках и Лялечках. Отец Золушки в советских переводах превращается из богатого дворянина в простого лесника. А рядом с героями Даниэля Дефо и Жюля Верна появляются лихие персонажи, призванные разрушить старый мир до основанья. Чего только стоит некое существо «товарищ Чумичка» из сочинения Р. Волженина (псевдоним Владимира Моисеевича Некрасова) «Необычайные приключения товарища Чумички»! Книга вышла в 1923 году в издательстве «Прибой», первом легальном большевистском издательстве. Вездесущий Чумичка успевает наводить «порядок» чуть ли не в планетарном масштабе, бичуя «контру» и прочих «бывших»… Время бодрым маршем проносилось над страной, сметая на своем пути всего, что мешало построению коммунистического будущего. Но перед началом Первой мировой мало кто представлял себе эти крутые зигзаги времени…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector