Для чего советские танкисты трофейные «фаусты» возили?

Для последних месяцев Великой Отечественной, особенно в боях на территории Германии, было характерно массовое применение фаустпатронов и немцами, и войсками Красной Армии, причем в самом неожиданном качестве. Faustpatrone...

Для последних месяцев Великой Отечественной, особенно в боях на территории Германии, было характерно массовое применение фаустпатронов и немцами, и войсками Красной Армии, причем в самом неожиданном качестве.

Faustpatrone (от немецкого Faust «кулак», здесь «рука», и Patrone «патрон») — так немцы назвали ручной противотанковый гранатомет одноразового использования с динамореактивным способом запуска. В Красной Армии название фаустпатрон закрепилось как совокупное обозначение всех разновидностей немецких противотанковых гранатометов одноразового использования.

Для немцев фаустпатрон был, прежде всего, противотанковым оружием. Надо было что-то противопоставить советским танковым лавинам. А в Красной Армии трофейные фаустпатроны находили самое неожиданное, казалось бы, применение.

Могли, конечно, использовать трофеи для борьбы с немецкими танками. Александр Пыльцын, командир роты в штрафном батальоне, описал в мемуарах пример такого использования, произошедший при форсировании Одера. Там удалось подбить два атакующих немецких танка. Летчик Смешной (командир эскадрильи, попавший в штрафники из-за авиакатастрофы, в которой погиб его подчиненный) на тренировках перед наступлением буквально изрешетил подбитый немецкий танк. В бою это умение пригодилось.

Иногда для борьбы с немецкими «фаустниками» советские пехотинцы сами использовали трофейные фаустпатроны. В советской 5-й ударной армии противодействие фаустникам было организовано следующим образом: Борьба с вражескими гранатометчиками «Фауст» велась специально назначенными (2-3 на стрелковый батальон) отличными стрелками или снайперами, а также командами, вооруженными трофейными гранатометами «Фауст».

Известны примеры использования «фаустов» советскими войсковыми разведчиками для захвата языков. Они подбирались к немецким окопам и давали залп из фаустпатронов, рассчитывая оглушить вражеского солдата и захватить его «тепленьким».

Особенно широко использовали красноармейцы фаустпатроны для подавления огневых точек противника в уличных боях. При штурме Данцига, например, трофейные фаустпатроны было приказано собирать и передавать в распоряжение инженерных служб. Большинство фаустпатронов поступало в распоряжение штурмовых инженерно-саперных бригад (ШИСБр), которые использовали их в составе штурмовых групп. Саперная штурмовая группа состояла из 4 штурмовиков и 4 огнеметчиков (из них 2 резервных). С каждой из таких штурмовых групп действовала группа «фаустников» из 4 саперов (командир отделения и три «фаустника», один из которых имел специальный станок для залпового метания). Этот станок был отечественным изобретением и позволял одновременно метать до 10 фаустпатронов. Группа «фаустников» вооружалась 50-80 фаустпатронами и автоматами. Для перевозки саперной штурмовой группы выделялся один танк или САУ, также осуществляющий огневую поддержку. Почти ежедневно штурмовые группы выпускали на врага по 200-250 фаустпатронов.

Но самый, пожалуй, неожиданный способ использования трофейных фаустпатронов описал танкист Николай Николаевич Борисов (сайт « Я помню»): «Мы на броне всегда держали запас из двух-трех фаустпатронов, которые активно использовали при разрушении кирпичных стен, когда нужно было сделать проход на другую улицу».

Получается, что фаустпатроны использовались танкистами в уличных боях как своего рода мачете в джунглях, чтобы дорогу проложить. Но возникает вопрос – это сколько же выстрелов надо сделать, чтобы таким образом на другую улицу выходить? Насколько хватало возимого на танке запаса из двух-трех штук?

Надо отметить, что в части, в которой воевал Николай Борисов, к фаустпатронам относились очень серьезно. Понимали, какую опасность они могут представлять для танков, наступающим по улицам городов.

После освобождения Кракова (январь 1945 года) начальник боепитания батальона ознакомил офицеров с трофейным ручным противотанковым оружием, дал возможность самим пострелять из него по сгоревшему немецкому танку. Николай Борисов вспоминал: «эффект на меня это произвело просто ошеломляющий».

К встрече с немецкими «фаустниками» старательно готовились, отрабатывая несколько вариантов взаимодействия танковых экипажей с приданными автоматчиками. В бою вражеских «фаустников» считали приоритетной целью, именно их старались уничтожить в первую очередь. В результате, по воспоминаниям Борисова, «до окончания войны в нашей роте потерь в танках от этого оружия не было». Не во всякой танковой роте, воевавшей в Германии, такое могли сказать…

автор: Максим Кустов

источник: vpk-news.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector