Выдающийся лётчик Антон Дмитриевич Якименко

За свою жизнь этот выдающийся лётчик совершил 7934 полёта на 36 типах самолётов, провёл в воздухе 5680 часов. «Произвёл 1055 боевых вылетов с налётом 891 часа», — записано...

За свою жизнь этот выдающийся лётчик совершил 7934 полёта на 36 типах самолётов, провёл в воздухе 5680 часов. «Произвёл 1055 боевых вылетов с налётом 891 часа», — записано в его лётной книжке. Свой первый полёт курсант Луганской военно-авиационной школы пилотов выполнил осенью 1934 года, а последний вылет совершил почти 40 лет спустя, в декабре 1972 года. Он поднимал в воздух первые советские самолёты — Р-1, У-2 и И-5, а на закате своей лётной карьеры уходил на сверхзвук и поднимался на 20-км высоту на МиГ-21.

Он родился 5 декабря 1913 года в посёлке Володарское Екатеринославской губернии. Окончил 7 классов, учился в металлургическом техникуме, позднее в Луганской военно-авиационной школе пилотов имени Пролетариата Донбасса. После окончания школы служил в Забайкалье.

Свои первые воздушные победы он одержал над рекой Халхин-Гол летом 1939 года.

В середине июня японцы неожиданно активизировали свои действия в районе озера Буир-Нур. У нашего командования не было точных данных об обстановке в этом районе, поэтому решено было провести воздушную разведку. Утром 17 июня звено истребителей в составе Антона Якименко, Николая Гринёва и Романа Райкова поднялось в воздух. К озеру Буир-Нур подошли с юга на высоте 4000 метров. Внизу виднелись юрты объединения «Монголрыба». Возле них — десятки людей, а справа на пригорке стояла артиллерийская батарея. «Японцы ! — решил Якименко. — А может, наши сюда подошли ?»

Выдающийся лётчик Антон Дмитриевич Якименко

Снизились до бреющего полёта. С земли затрещали винтовочные выстрелы. На одной из юрт лётчики заметили белый флаг с красным кружком посередине. Сомнений не было: «Монголрыба» в руках противника.

Взмыв вверх, ведущий повёл звено в направлении Шутэн-Сумэ. Здесь лётчики обнаружили до роты солдат, расчищавших площадку от травы и кустарника. Тут же стояло несколько автомашин, с которых сгружали бочки. В стороне белели 2 палатки. Якименко предположил, что здесь готовится полевой аэродром для японских истребителей.

Выполнив задание, Антон повёл звено на свой аэродром. Впереди показались чёрные точки. Это были японские истребители И-96. Их было 18. Рискованно вступать в бой, когда у противника 6-кратное превосходство. Обстановку Якименко оценил мгновенно: наши И-16 имеют большое преимущество в скорости и высоте, занимают выгодное положение для атаки со стороны солнца. К тому же японские истребители возвращаются из нашего тыла, летят с задания и у них наверняка на исходе горючее. А раз так, то они не смогут длительное время вести активный воздушный бой…

Антон решительно повёл звено в атаку. Японцы не ожидали такой дерзости, не предполагали, что советские лётчики пойдут на такой риск. Но это был риск, основанный на трезвом расчёте.

Якименко настиг японского истребителя, приблизился к нему метров на 150 и нажал на гашетку. Огненные струи хлестнули по фюзеляжу И-96, и тот, клюнув носом, пошёл вниз, оставляя за собой косматый шлейф дыма. Взмыв к небу, Якименко огляделся. В блестевшее на солнце солёное озерцо рухнул ещё один японский истребитель, а третий, преследуемый Романом Райковым, врезался в крутой берег реки.

Одержав победу, советские лётчики стали уходить на свою территорию. Японцы вначале их преследовали, но, поняв всю бесполезность погони, через минуту — другую повернули обратно. «Значит, у них на исходе горючее», — подумал Якименко, утверждая себя в правильности принятого им решения.

Выдающийся лётчик Антон Дмитриевич Якименко

Это была первая победа старшины пилота Антона Якименко, с которой его тепло поздравили командир полка майор Н. Г. Глазыкин и комиссар В. Н. Калачёв.

В памяти Антона Дмитриевича остались многие бои в небе Монголии. Он вылетал на боевые задания по 3-4 раза в день, принимал участие во всех крупных воздушных сражениях, которые вёл полк. 22 июня сбил 2-й японский истребитель. На И-16 с бортовым номером «18» старшина — пилот Якименко произвёл в небе Монголии около 100 боевых вылетов, сбил в воздушных боях 7 японских самолётов.

В начале августа 1939 года флаг-штурман 2-й эскадрильи 22-го ИАП (1-я армейская группа) лейтенант Якименко за 3 сбитых самолёта был представлен к званию Героя Советского Союза.

В одном из боёв получил 3 пулевых ранения в правую ногу, но самолёт не оставил, посадил его на свой аэродром. До мельчайших подробностей запомнил он свой последний боевой вылет, едва не стоивший ему жизни… Было это 12 июля. Японское командование, потерпев неудачу в своих попытках ликвидировать наш плацдарм на восточном берегу реки Халхин-Гол, пыталось массированными ударами с воздуха по наземным войскам и тыловым объектам выместить всю злобу за поражение, подорвать боеспособность советских и монгольских войск. Активные действия японской авиации в этот день мешали ликвидации крупного японского отряда, пробравшегося в район центральной переправы и окружённого нашими подразделениями.

2-я эскадрилья, в составе которой сражался Якименко, в середине дня по тревоге поднялась в воздух. Бой с японскими истребителями завязался над баянцаганской излучиной реки. После первой атаки строй распался, ведомые отстали. На хвост машины Якименко садился японский И-97. Вспомнив слова Кравченко: «Истребитель обороняется нападением», Якименко сделал крутой разворот и стремительно атаковал противника в лоб. Тот сразу же свечой взмыл вверх — струсил, и Антон устремился за ним. Чувствовалось, что японец был опытным лётчиком, и Якименко потребовалось немало труда, чтобы занять выгодную позицию для стрельбы по вражеской машине.

Выдающийся лётчик Антон Дмитриевич Якименко

На этот раз в хвост японскому самолёту зайти не удалось, и Якименко подошел к нему сбоку, поймал в прицел тёмный кружок на фюзеляже и нажал на гашетку. Но чуть раньше японский лётчик взмыл вверх, и пули прошли мимо. Антона взяла досада. Теперь он зашёл в хвост И-97 и стал приближаться к японцу, чтобы сбить наверняка. Все его мысли в эти секунды были подчинены одному — победить врага, сбить его. «Где же здесь инстинкт ? — подумал Антон, вспомнив рассказы некоторых лётчиков о том, что в воздушном бою лётчик действует порой инстинктивно. — Нет, нельзя сводить к инстинкту деятельность разума, волю и мужество лётчика».

Расстояние между самолётами хотя и медленно, но сокращалось. Метров с 200 Якименко дал по самураю короткую очередь. На этот раз она попала точно в цель. Вражеский самолёт задымил и пошёл к земле…

В секунды азартной погони на машину Якименко с высоты внезапно спикировало звено японских истребителей. Лётчик потянул рычаги на себя, дал полный газ. Самолёт круто пошёл вверх, но было уже поздно: короткая очередь из пулемёта прошила кабину. Словно калёным железом обожгло правую ногу. Но Якименко не сбавил скорости, не прекратил борьбы. Он ошеломил противника каскадом сложных фигур, вышел из боя и на бреющем полёте помчался в сторону своего аэродрома.

Истекая кровью, теряя силы, Антон сумел довести повреждённую машину до своего аэродрома. После посадки выключил мотор и тут же потерял сознание. Товарищи извлекли его из кабины и на санитарной машине отправили в соседний фронтовой госпиталь.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector