Воздушный ас Иван Бочков

В те дни противник не ограничивался лишь налётами на Мурманск. Его авиация стремилась наносить удары также по караванам судов в Баренцевом море и Кольском заливе и по Кировской...

В те дни противник не ограничивался лишь налётами на Мурманск. Его авиация стремилась наносить удары также по караванам судов в Баренцевом море и Кольском заливе и по Кировской железной дороге. 21 мая 1942 года бомбардировщики Ju-88 совершили налёт на станцию Оленья, где стоял железнодорожный состав с вооружением. На перехват вылетело звено 19-го ГвИАП, ведомое капитаном И. В. Бочковым. Советские лётчики атаковали «Юнкерсов» и двух сбили. Одного бомбардировщика уничтожил лично Бочков.

Один из боёв, когда руководимая Бочковым шестёрка истребителей сражалась против 30 вражеских самолётов и победила, вошёл яркой страницей в летопись боевых подвигов защитников Заполярья в годы Великой Отечественной войны.

Это случилось 15 июня 1942 года. На аэродроме получили сообщение о том, что большая группа вражеских самолётов идёт на Мурманск. Но это не смутило наших лётчиков, хотя и ставило их каждый раз в чрезвычайно трудное положение. Конечно, драться с превосходящим тебя по численности противником нелегко, враг всегда может зайти сзади, неожиданно атаковать. Тут нужна особая осмотрительность и дерзость в атаке. Наши лётчики научились так воевать, бить врага не числом, а умением. Вот почему надежды врагов на то, что они в безопасности, потому что летят большой группой, часто но оправдывались. Первая же дерзкая атака разбила их строй. А это уже если не половина, то четверть победы.

«Смелость и трезвый расчёт, помноженные на мастерство, — вот что приносит успех», — так думал истребитель Иван Бочков, сидя в полной готовности перед этим знаменательным вылетом у себя на аэродроме. В жизни Ивана Васильевича произошло за последнее время немало перемен. Прежде всего, он стал командиром эскадрильи и отвечал теперь не только за себя, а и за всё подразделение, за мастерство его лётчиков, за их успехи в боях. Вот почему Бочков стал много внимания уделять учёбе молодых товарищей по эскадрилье, своих подчинённых. Он продумывал с ними различные варианты боя, учил осмотрительности в бою, смелому маневру, внезапной атаке и, конечно же, взаимной выручке.

— Сам погибай, а товарища выручай — эту мудрую пословицу недаром так любят у нас в народе, — говорил он. — Конечно, лучше и самому остаться живым, и товарища выручить. А вот как это сделать, давайте поговорим.

Это была учёба, выработка тактических приёмов, отработка на земле таких маневров, на которые в воздухе отводятся секунды.

Поздравляя командира эскадрильи с присвоением воинского звания «Капитан», командир полка майор Новожилов говорил:

— Надеюсь на тебя, Иван. Ты ветеран полка. Прошёл Финскую кампанию, уже год воюешь против немецких захватчиков. Это большая школа. И как пилот ты освоил её отлично. Показал себя мастером воздушного боя. Это я не для красного словца говорю, а чтоб знал, как тебя оценивает командование. Теперь у тебя задача посложнее. Но потому и выдвинули на эскадрилью, что верим: справишься. Будь внимательным к товарищам. В дружной спайке, когда каждый за всех, а все за одного, — большая сила. Береги фронтовую дружбу. Хочется, чтобы эскадрилья была у тебя, как один человек, слаженной, боевой.

Крепко запомнил эти слова Иван Бочков. Сам он никогда не бросал товарища в беде. За это крепко любили его в полку. Такие же качества он прививал теперь и подчинённым.

Такие чувства испытывал Иван Бочков, когда получил приказ на взлёт. Эскадрилья быстро поднялась, и Бочков повёл её на запад навстречу врагу. Вот и самолёты противника. Бочков прикинул: примерно 30 машин. Превосходство более чем двойное. Бомбардировщики идут под прикрытием истребителей. Бочков набирает высоту, чтобы свалиться на врага сверху с преимуществом в скорости и маневре. В такой ситуации решение может быть только одно: атаковать как можно смелее, решительнее.

— Внимание, атака ! — командует Бочков. — Иду на ведущего.

Немцы надеялись на своё превосходство в силах и рассчитывали, что советские самолёты, не приняв боя, отвернут в сторону. Дерзкая атака ошеломила врага. Как и ожидал Бочков, строй немецких самолётов распался. Теперь надо действовать ещё решительнее и бить врага поодиночке. Бочков прибавляет скорость. Вот он, вражеский истребитель, — объект атаки. Лучше зайти на него сзади, раз есть такая возможность. Бочков разворачивает машину и атакует «Мессер» с задней полусферы. Очередь из пулемёта, и тот, задымив, пошёл вниз. Это только кажется, что всё так просто. А на самом деле секунды, ушедшие на атаку, потребовали колоссального напряжения всех духовных и физических сил. Сейчас бы расслабиться, перевести дух. Но нельзя. На карту поставлена жизнь. Не только своя. Не только своей эскадрильи. От того, как они будут драться, зависит жизнь многих других людей.

Проводив секундным взглядом сбитый самолёт, Бочков огляделся. Где свои, где вражеские машины ?   Заметил, что к командиру звена лейтенанту Фомченкову подбирается другой истребитель. Бочков тут же предупреждает товарища об опасности, а сам кидается на враrа. Теперь «Мессер» оказался зажатым в клещи. Огненные струи бьют по нему с двух направлений. «Мессер» попытался вырваться, взмыть вверх. Но тщетно. Беспощадные стрелы пронзили его, и он начал падать. Бочков не стал догонять его. Он погнался за бомбардировщиком Ju-88, который остался без прикрытия.

«Юнкерс», развернувшись, пытался уйти. Чтобы увеличить скорость, лётчик открыл бомболюки и сбросил в беспорядке бомбы. Это было уже достижением: враг не сумел донести свой смертоносный груз до Мурманска. Но важно сбить его, чтобы больше он уже никогда не появлялся в небе. «Врёшь, не уйдёшь !», — шепнул про себя Бочков, стараясь развить предельную скорость. Он догнал врага и, поймав самолёт в перекрестие прицела, выпустил по нему весь оставшийся боезапас…

Искусно маневрируя, отважная шестёрка внесла смятение в ряды противника и взяла инициативу боя в свои руки.

«Те, кто в эти минуты наблюдал за сражением в воздухе, — писала газета «Правда, — не могли не восторгаться мастерством Гвардейцев… их умением вести точный прицельный огонь».

Эскадрилья разворачивалась для следования на свой аэродром. Бочков покачал крыльями самолёта: «Домой !»   Несмотря на усталость, настроение у него было хорошее. Он был доволен действиями своих боевых товарищей. Радовало и то, что и сам не сплошал, сбил лично и в группе 3 самолёта. Знал, что пример командира очень важен в бою и, конечно, командовать эскадрильей теперь будет легче. И снова захотелось капитану расслабиться, немного передохнуть. И во второй раз он удержался. Расслабляться рано. Опасность может подстерегать на каждом шагу. Вражеские истребители ещё могут вернуться, чтобы попытаться взять реванш за неудачный бой. Поэтому — предельное внимание, осмотрительность.

Лишь посадив все самолёты эскадрильи на аэродроме, доложив командованию об итогах боя, уже в столовой, куда он зашёл вместе с товарищами, чтобы пообедать, Гвардии капитан Бочков позволил себе улыбнуться. Он стал прежним весёлым и остроумным парнем, который умеет и анекдот рассказать, и посмеяться вдоволь, и пошутить в кругу товарищей.

Бочков в том бою уничтожил 1 Ме-110 лично и ещё 2 самолёта   ( Ме-110 и Ju-88 ) — в группе. Но, пожалуй, больше всего его обрадовали успехи друзей: Фомченков и Кривошеев сбили по 2 самолёта, а Гайдаенко и Ибрагимов — по одному.

Тут же он записал в боевой журнал эскадрильи: «15 июня 1942 года. Эскадрилья вела бой с 30 самолётами противника, пытавшимися пpoрваться к Мурманску. Сбито 9 машин  ( 7 бомбардировщиков и 2 истребителя ). Сами потерь не имели».

[ По другим источникам в тот день 6 наших истребителей отразила налёт на Мурманск 6 бомбардировщиков Ju-88, летевших в сопровождении 16 Ме-110  ( то есть, всего 22 самолёта ). При этом, Иван Бочков лично сбил 2 самолёта  ( Ju-88 и Ме-110 ) и один Ме-110 в группе ].

П. С. Кутахов, в эскадрильи которого в своё время служил Иван Бочков, вспоминая о том бое, писал:

«У каждого в жизни есть минута, когда он достигает своей вершины. Тогда мастер создает лучшую свою вещь, а воин добивается высшей победы. В жестоких сражениях наших лётчиков вдохновляет и ещё не раз вдохновит героический бой шести наших лётчиков с 30 фашистами. Они сражались под командой Гвардейца Бочкова, уничтожили 9 вражеских самолётов и возвратились домой с победой. Схватка эта — незабываемый пример искусства побеждать не числом, а умением. Здесь замечательный русский лётчик Иван Бочков поднялся во весь свой могучий рост».

Эта же шестёрка вскоре одержала ещё одну блестящую победу. Правда, тогда самолётов противника было несколько меньше — только 19. Бочков, верный своему принципу не повторяться в атаках, на этот раз решил зайти со стороны солнца и на встречных курсах огнем с длинной дистанции сначала разбить строй, а затем, подойти поближе, ударить по разрозненным бомбардировщикам. Своих ведомых он настроил перед атакой таким образом, что — бы на один «Юнкерс» были нацелены сразу 2 истребителя. Он решил: лучше ограничить цели, но зато атаковать наверняка. В результате проведённого боя противник недосчитался ещё нескольких самолётов, а отважная шестёрка вернулась домой с очередной победой.


Иван Бочков перед вылетом на боевое задание.  Зима 1942 года.
Бочков часто вспомнил первые месяцы войны. Тогда лётчики полка воевали так же самоотверженно и дерзко. Но потерь было больше. Почти каждый день они теряли кого — нибудь из своих боевых товарищей. Летали и дрались сутками, забывая счёт дням и часам. Враг был сильным, и за 4 месяца боевых действий полк потерял в боях более половины своего состава. Однако вместе с другими авиационными частями и соединениями он выполнил свою задачу: не допустил массированной бомбёжки Мурманска. Сами же наши авиаторы нанесли ощутимые удары по войскам и аэродромам противника. Бочков помнил, что немецким авиасоединениям была поставлена тогда задача: уничтожить наши авиационные части и обеспечить полное господство в воздухе. Об этом откровенно говорили захваченные в плен вражеские лётчики. Добиваясь этого, противник сосредоточил на отдельных направлениях огромное число самолётов. Наши лётчики мужественно сопротивлялись, несмотря на численное превосходство врагов в воздухе. Именно тогда Иван Бочков передал в редакцию армейской газеты «Часовой Севера» свою первую заметку — «Схватка в воздухе».

Кажется, не так давно была написана эта заметка, а уже и сам Бочков не лейтенант, а Гвардии капитан, и не рядовой лётчик, а командир эскадрильи. В Мае 1942 года в «Часовом Севера» писалось уже о самом Иване Васильевиче. В статье были и такие слова:

«Родина уже дважды отмечала геройского лётчика Ивана Бочкова орденом Красного Знамени. Это было в начале войны. В те дни Бочков, будучи командиром звена, смело дрался на своём «ястребке» против скоростных истребителей врага. И не только дрался, но и побеждал. Затем Бочков одним из первых освоил новую материальную часть, и теперь на его счету свыше 10 самолётов, сбитых лично и в группе с боевыми друзьями».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector