«Воздушные ямы» парашютиста Минова

Затем Леонид Григорьевич позволил Петру Ионовичу Баранову, чтобы отчитаться. И тот спросил: «Скажите, можно ли за два-три дня подготовить, скажем, десять или пятнадцать человек для группового прыжка? Было...

Затем Леонид Григорьевич позволил Петру Ионовичу Баранову, чтобы отчитаться. И тот спросил: «Скажите, можно ли за два-три дня подготовить, скажем, десять или пятнадцать человек для группового прыжка? Было бы очень хорошо, если бы оказалось возможным по ходу воронежского учения продемонстрировать выброску группы вооруженных парашютистов для диверсионных действий на территории «противника».

«Воздушные ямы» парашютиста Минова

Минов не подвел командующего ВВС. Второго августа 1930 года две группы десантников по шесть в каждой совершили прыжки. Первой группой руководил Леонид Григорьевич, второй — Яков Мошковский. И именно этот день стал днем рождения Воздушно-десантных войск РККА.
Десятого августа 1934 года Центральный Совет Осоавиахима Советского Союза принял постановление о присвоении почетного звания «Мастер парашютного спорта СССР». Первым удостоверение получил, конечно же, Леонид Григорьевич, вторым — Мошковский.

Под катком репрессий

Когда начался период чисток, не остался в стороне и Осоавиахим. Двадцать второго мая 1937 года был арестован председатель Центрального Совета Роберт Петрович Эйдеман. На допросах к нему применяли «меры физического воздействия». И он не выдержал, признавшись, что участвует в военно-фашистском заговоре и в латышской подпольной организации. Но этих признаний оказалось не достаточно. От него требовали «сообщников». И, в конце концов, Эйдман оговорил два десятка человек, тринадцать из которых являлись сотрудниками Осоавиахима. Все они сразу же были арестованы.

Одиннадцатого июня 1937 года Эйдман был приговорен к смертной казни Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР. И уже на следующий день его расстреляли вместе с Тухачевским, Якиром и другими военными.

Затем попали под каток и заместитель Эйдемана Восканов, начальник Управления авиации Третьяков, начальник Центрального аэроклуба Дейч и другие. Вскоре дошла очередь и до Минова. Его тоже обвинили в военном заговоре. Но с его арестом не торопились, решив немного подождать. Скорее всего, к смертной казни был бы приговорен и Яков Мошковский, поскольку на него тоже имелись «планы». Но произошла трагедия. В 1939 году Яков Давидович проходил медицинскую комиссию. Вердикт врачей для Мошковского был печален: ему разрешили совершить еще максимум десяток прыжков. Сказались многочисленные травмы, полученные им за время службы.

Успешно преодолев отметку в пятьсот прыжков, Мошковский совершил еще один. Но уже следующий стал для него роковым. В тот день погода была слишком ветреной. Но Якова Давидовича это не остановило. Он совершил свой пятьсот второй прыжок и уже готовился опуститься в воду Химкинского водохранилища, когда мощный порыв ветра снес его в сторону. И Мошковский ударился о борт грузовика.

«Воздушные ямы» парашютиста Минова

Яков Мошковский и Леонид Минов

Полученная травма черепа была несовместима с жизнью.

Осенью 1941 года каток репрессии все-таки добрался и до Минова. Как и всех остальных его обвинили в заговоре, но к смертной казни не приговорили. Ему дали семь лет лагерей и столько же – ссылки. Вот что вспоминал Михаил Григорович, с которым Минов отбывал наказание: «В начале 1940-х в Сыне находились лагпункты Севжелдорлага, заключенные строили Северо-Печорскую железную дорогу. Колонна, на которую нас перебросили, занималась строительством железнодорожного моста через реку Сыня. Между лагерем и мостом был земляной карьер, из которого мы возили тачками и носили на носилках грунт на подходные насыпи к строящемуся мосту. Грунт был глинистый, сильно промерзший и разрабатывался вручную очень тяжело. Нормы мы не выполняли и получали хлеба по 400-500 граммов. Этот период был очень трудным, вероятно, самым трудным за время нашего совместного с Л.Г. пребывания на Севере».
Спустя шесть лет Леонида Григорьевича лишили всех наград. Но, несмотря на все трудности, которые выпали на долю Минова, он сумел вернуться на свободу, когда срок заключения истек. А в конце марта 1957 года Леонида Григорьевича восстановили в правах на награды.

«Воздушные ямы» парашютиста Минова

Минов продолжил заниматься любимым делом. И на протяжении многих лет он возглавлял Федерацию авиационного спорта столицы. А умер он в январе 1978 года.

автор: Павел Жуков

источник: topwar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector