Война и мир Георгия Зимина

НОВАЯ ТАКТИКА ЯСТРЕБКОВ Следующий фронт – 1-й Прибалтийский. За ним – 3-й Белорусский. На календаре – 1944 год. Дивизия занимает новые аэродромы для участия в операции «Багратион». Впервые...

НОВАЯ ТАКТИКА ЯСТРЕБКОВ

Следующий фронт – 1-й Прибалтийский. За ним – 3-й Белорусский. На календаре – 1944 год. Дивизия занимает новые аэродромы для участия в операции «Багратион». Впервые за всю войну боевые действия начинаются при большом преимуществе советской авиации. Вверенная Зимину дивизия действовала в направлении: Орша, Борисов, Минск. Задача соединения была совершенно иной – сопровождение штурмовой и бомбардировочной авиации.

После войны Георгий Васильевич так характеризовал положение летчика, привыкшего к свободной охоте и оказавшегося в новых условиях: «Крепко привязанный к боевым порядкам опекаемых, летчик-истребитель напоминал престарелого льва, который уже не мог бегать и охотиться, но был еще в состоянии поворачивать свою мощную голову и издавать грозное рычание. Другими словами, истребитель мог лишь выполнить поворот на небольшой угол, дать заградительную очередь, но снова занять свое место в строю». Задача была выполнена: «подзащитные» сохранены. Но при этом сами истребители понесли большие потери, практически не имея в активе сбитых вражеских целей.

К концу операции Георгий Васильевич внес коррективы в эту тактику. Наряду с группой сопровождения он создавал группу свободного боя. Чередование летчиков в группах позволяло сохранять и совершенствовать их мастерство.

После перегруппировки войск началось наступление на каунасском направлении. Командир дивизии получил приказ организовать борьбу с немецкими бомбардировщиками вдоль железной дороги Гумбиннен – Кибартай – Каунас – Вильнюс в темное время суток. Задача была чрезвычайно сложной, поскольку истребителей, подготовленных к ночным полетам, в дивизии не было.

Вдоль взлетно-посадочной полосы передового аэродрома раскладывали костры. Жгли их в железных коробках с крышкой для немедленного тушения огня. А в начале полосы – грузовики с включенным дальним светом фар, чтобы обеспечить взлет-посадку самолетов в темное время суток. Много идей было реализовано для обнаружения противника в ночном небе и его уничтожения. Пушки и пулеметы заряжались только трассирующими и зажигательными снарядами. Истребители, наводимые на самолеты противника, выключали навигационные огни. Это был целый свод рекомендаций, правил и методик. По сути – новая тактика воздушного боя!

Эффект оказался неожиданным. Несмотря на то что уничтоженных вражеских самолетов практически не было, ночные налеты противника стали более редкими, а его авиация «ушла» на большие высоты, что резко ухудшило точность бомбометания по нашим объектам. Через две недели после первых ночных действий была получена разведсводка о том, что фашистское командование считает, будто в советских ВВС появились ночные истребители, оборудованные станциями перехвата.

В НЕБЕ ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ

Осенью 1944 года дивизия под командованием полковника Зимина была перебазирована к границам Восточной Пруссии. Люфтваффе здесь насчитывало 455 самолетов. У противника была хорошо организованная ПВО. С такой плотностью зенитного огня летчикам дивизии ранее встречаться не приходилось. В целом части авиадивизии в ходе боевых действий обеспечили сопровождение 2659 самолетов Ил-2, провели 150 вылетов на воздушную разведку и 74 боевых вылета на сопровождение разведчиков. Сбит 21 самолет противника. Свои потери составили 12 самолетов и 4 летчика. Большая часть потерь – от наземных средств ПВО гитлеровцев.

Война и мир Георгия Зимина

В 1945 году дивизия полковника Зимина вела боевые действия над территорией Восточной Пруссии. В январе соединением совершено 1690 боевых самолето-вылетов. В воздушных боях сбито 20 самолетов противника и еще 12 сожжено на земле. Собственные потери – один летчик. В феврале – восемь сбитых немецких самолетов, в марте – 16.

Падение Кенигсберга позволило Ставке переключить основную массу войск на земландское направление. Дивизия была передана 1-му Белорусскому фронту.

Вспоминая события весны 1945 года, Георгий Васильевич писал: «Ни одна из операций не оставила в моей памяти такого глубокого следа, как Восточно-Прусская. Она оказалась самой длительной и самой тяжелой. И ни в одной другой операции интересы летного состава не были так крепко привязаны ко всему, что происходило на земле… Опыт поддержки наземных войск мы приобрели колоссальный».

БЕРЛИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Участие в Берлинской операции личный состав дивизии воспринял как большую честь. У противника еще оставались крупные авиационные силы – более 3300 боевых самолетов. 70% сил авиации в берлинской зоне составляли истребители, в том числе – новейшие реактивные. Здесь же были сосредоточены сотни зенитных батарей. Наше преимущество в авиации было существенным, но по соотношению истребителей – незначительным. Насколько эффективно действовали наши истребители, можно судить по тому, что фактически вся авиация противника была разгромлена в первые пять дней операции. 240-й дивизии был определен способ действий «свободная охота», которая началась 18 апреля. Непрерывно группами от 4 до 10 самолетов (Як-3 и Як-9) гвардейцы дивизии вылетали в указанные районы, действовали решительно и не давали немцам возможности бомбить наши войска. Командир дивизии генерал-майор Зимин лично вылетал и участвовал в воздушных боях над Берлином. 29 апреля Георгий Васильевич в группе из трех самолетов вступил в схватку с одиннадцатью ФВ-111. В этом воздушном бою он понял, что немцы окончательно деморализованы и быстро выходят из боя, не желая рисковать своими жизнями.

В последние дни войны 240-я авиационная дивизия боевых задач не получала.

Общая статистика такова: за годы войны летчики соединения произвели 20 206 боевых вылетов, проведя в воздухе 18 743 часа. Они участвовали в 664 групповых воздушных боях, в которых сбили 767 самолетов противника. Несколько сотен самолетов уничтожено на земле. И это не считая множества автомашин, бронетехники, орудий, паровозов, катеров, цистерн и живой силы противника. Сам Георгий Васильевич за годы войны произвел 69 воздушных боев. На его счету – 18 лично сбитых самолетов и еще 20 – в группе. Последняя личная победа генерала состоялась 25 апреля 1945 года.

БОЕВЫЕ ЗАДАЧИ МИРНОГО ВРЕМЕНИ

Во время и после войны Георгий Васильевич внес огромный вклад в развитие теории военного искусства. Каждый боевой вылет его подчиненных детально анализировался, опыт обобщался. Отыскивались рациональные способы и приемы воздушного боя. Результатом этой кропотливой работы стал выход в свет наряду с его мемуарами «Истребители» книг военно-теоретической направленности. Наиболее известные из трудов комдива – «Практическая аэродинамика и летательные аппараты», «Тактика в боевых примерах».

Среди апробированных, реализованных в бою и описанных в его трудах – способы эшелонированного сопровождения бомбардировщиков, способы организации ночного воздушного боя, рекомендации по ведению наступательного воздушного боя.

По инициативе Зимина в полках дивизии был введен новый порядок организации боевого дежурства в готовности № 1, когда летчики не сидели в кабинах, а находились рядом с самолетами, но имели все летное снаряжение в таком положении и порядке, который обеспечивал их быстрое надевание и посадку в самолет.

В дивизии создали и закрепили постоянные пары истребителей, подобрав их на основе боевого опыта и личной дружбы летчиков. Отказались от практики плотных строев, убедившись, что бой дает победу тому, кто умело использует все пространство, облака, заходы со стороны солнца и другие маневры.

Георгий Васильевич окончил Военную академию Генерального штаба, командовал авиационным корпусом, воздушной армией.

В конце 1951 года Зимину было поручено руководить созданием ПВО стран народной демократии. Георгий Васильевич регулярно отчитывался о достигнутых результатах на политбюро ЦК КПСС.

С мая 1956 года Зимин – генерал-инспектор Главной инспекции МО СССР.

В 1961 году Георгия Васильевича назначили первым заместителем главнокомандующего Войсками ПВО страны. В 60-е годы шло массовое оснащение зенитной ракетной и радиолокационной техникой, реактивными истребителями нового поколения. Начались работы по созданию систем ракетно-космической обороны.

У КОЛЫБЕЛИ ВКО

В 1966 году Георгий Васильевич был назначен начальником Военной командной академии ПВО в городе Калинине (ныне Тверь). Здесь наиболее полно раскрылись и были востребованы его практический опыт и научно-теоретический потенциал. Возглавив коллектив ученых и педагогов, он организовал разработку цельной теории оперативного искусства и теории тактики ПВО. По сути, к заслугам маршала авиации (это воинское звание ему было присвоено 5 ноября 1973 года) следует отнести становление уникального в мире военно-учебного заведения и его научных школ. Вершиной научных достижений академии и лично Георгия Васильевича стала теоретическая разработка принципиально новой формы военных действий – стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника. Это был адекватный ответ глобальной воздушно-космической операции, спланированной США и их союзниками в ходе холодной войны и имевшей целью нанесение одновременных и мощных ракетно-ядерных ударов по войскам и промышленным центрам нашей страны.

Разработка новой формы военных действий в воздушно-космической сфере стала фундаментом будущей теории воздушно-космической обороны. А созданные Войска ПВО страны, включавшие зенитные, ракетные, радиотехнические формирования, истребительную авиацию, силы противоракетной, противокосмической обороны, предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства, радиоэлектронной борьбы и другие – представляли собой прототип будущей системы ВКО.

Крылатый маршал руководил академией 16 лет. Сегодня военно-учебное заведение, в которое Георгий Васильевич Зимин вложил столько сил и опыта, переживает сложное время. Те, кто вынашивает планы его ликвидации и перенос подготовки специалистов ВКО из Твери в другую школу, не понимают масштабов грядущей угрозы для национальной безопасности России. Военное образование дают не стены учебных корпусов, не тренажеры и не лаборатории. Оно непропорционально вложенным рублям. Его дают специалисты, знающие, умеющие, пережившие, выносившие то, что никакими учебниками не заменить. Эти люди создают коллективы. И тогда – не сразу, а очень нескоро – военная академия превращается в единый организм, живущий, развивающийся, несущий знания и богатеющий тем, что отдает. Профессорско-преподавательский состав такого вуза – золотой фонд армии. К числу таких личностей, безусловно, принадлежал крылатый маршал.

Ветеран Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, маршал авиации, кавалер трех орденов Ленина, двух орденов Красной Звезды, четырех орденов Красного Знамени, двух орденов Трудового Красного Знамени, орденов Жукова, Октябрьской революции, Суворова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Кутузова 2-й степени, «За службу Родине в ВС СССР» 3-й степени, ряда медалей и иностранных наград, доктор военных наук, профессор Георгий Зимин ушел из жизни 29 марта 1997 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Отмечая столетие со дня рождения легендарного военачальника, все генералы и офицеры, ветераны Войск ПВО высоко оценивают вклад Георгия Зимина в дело разгрома фашистской армии, его роль в развитии отечественной военной науки и становлении уникальной школы подготовки специалистов противовоздушной, ракетно-космической и воздушно-космической обороны нашей Родины.

автор: Юрий Криницкий

источник: nvo.ng.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector