Воентехник Бузоверов

Случилось так, что на аэродроме осталось лишь несколько техников. Все боевые машины были в полёте – бомбили тыл врага. Но и фашистские самолёты всё время кружились над нашим...

Случилось так, что на аэродроме осталось лишь несколько техников. Все боевые машины были в полёте – бомбили тыл врага. Но и фашистские самолёты всё время кружились над нашим аэродромом.

Воентехник Алексей Тимофеевич Бузоверов с болью в сердце разглядывал три повреждённые в боях машины. Белокрылая «шестёрка» по внешнему виду казалась совсем здоровой, но Бузоверов знал, что у неё разбит левый мотор. Рядом лежала «восьмёрка», – у неё было поломано шасси. Ещё дальше стояла «двойка» с перебитым оперением хвоста…

Алексей Тимофеевич осматривал самолёты, как врач осматривает больных: он выслушивал сердце – мотор, ощупывал руками нежные части машины, постукивал кулаком по звенящим тросам – нервам самолёта. Да, «шестёрку» можно восстановить, но ей нужен новый мотор. Этот мотор придётся снять с безнадёжно больной «восьмёрки». Из двух машин получится одна, годная для боевого полёта.

Возле «двойки» уже хлопотал воентехник Жигалкин. Он решил исправить повреждённое оперение.

– Сколько можете восстановить машин? – спросил Бузоверова инженер.

– Две. На «шестёрке» сменим мотор…

– Но имейте в виду, что смена мотора в полевых условиях обычно отнимает не меньше 22 часов. Столько времени у нас нет. Кто будет выполнять работу?

– Старший техник Ярцев и младшие техники Скакунов и Мозгляков под моим руководством. Успеем.

Инженер взглянул на медаль «За боевые заслуги» – награду, полученную Бузоверовым за участие в боях с белофиннами, – и уверенно сказал:

– Конечно, успеете.

Закипела работа. Начали снимать мотор с «восьмёрки». Но вдруг застучали зенитки – над аэродромом появились вражеские самолеты.

Но только отогнали врага, как прилетели свои, выполнив боевое задание. Техники должны были прекратить ремонт и взяться за подготовку боевых машин к новому взлёту.

Снова боевые машины пошли в воздух, а техники без отдыха приступили к ремонту повреждённых самолетов. Успешнее шло дело у воентехника Жигалкина – его группа привела в порядок хвост «двойки». Но тут, как на зло, опять застучали зенитки – фашисты назойливо наседали на аэродром. Неподалеку от «двойки» разорвалась бомба и начисто уничтожила весь труд Жигалкина – хвостовое оперение на этот раз пострадало ещё сильнее.

Но упорны в своих намерениях советские люди! Они снова взялись исправлять хвост машины.

Группа Бузоверова не отставала от группы Жигалкина. Это было соревнование на поле боя под непрерывной бомбёжкой врага. Бесстрашно и неутомимо делали своё дело военные техники. Выполняя боевой приказ, группа Бузоверова поставила на «шестёрку» мотор. Можно было приступать к монтажу, как вдруг вызвали на командный пункт. Здесь Бузоверов узнал, что боевые самолёты, ушедшие в полёт, на этот аэродром не возвратятся – им дан приказ перебазироваться.

На аэродроме теперь оставались лишь техники возле «шестёрки» и «двойки», да ещё несколько человек из летного состава спешно заканчивали погрузку имущества на автомашины.

Работа по восстановлению двух самолётов подходила к концу. И вот уже сержант Тихонов сел за штурвал. Штурманом был лейтенант Падута. Обязанности стрелка-радиста взял на себя Бузоверов. Так был составлен экипаж самолёта.

Последний грузовик скрылся в облаке пыли. Самоотверженные техники остались одни. Каждую минуту мог появиться враг. Опробовали мотор. Он работал хорошо. Бузоверов был занят решением сложной задачи: как посадить шесть человек на самолёт, рассчитанный только на трёх? Придётся, конечно, потесниться стрелку-радисту, втиснуть в свою кабину второго. А куда разместить ещё двух?

– Мы же летим без груза. Можно использовать бомболюк, – сказал кто-то.

Два техника быстро залезли в бомболюк.

– Только осторожней, не нажмите бомбосбрасыватель, – шутливо предупредили они штурмана.

– Взлетаем! – крикнул Бузоверов, и машина побежала по опустевшему аэродрому.

Через минуту она была уже в воздухе, и штурман взял курс на новый аэродром.

«За сколько же времени мы сменили мотор?» – подумал Бузоверов. Подсчитать это время было нелегко, потому что техники одновременно обслуживали и боевые машины. После долгих выкладок Бузоверов установил, что мотор сменили за 7 часов вместо 22.

Когда прилетели на новый аэродром, – товарищи удивились:

– Откуда ты взялся?

– Я взялся не один, со мной ещё пятеро, – весело ответил Бузоверов!

Но тут Бузоверова вызвали к командиру части – нужно было вылететь за запасными частями, чтобы срочно подготовить к бою 16 машин. И Бузоверов полетел за частями на своем собранном из двух машин самолёте.

Не отдохнув ни минуты, воентехники приступили к работе и точно в срок все машины были готовы к полёту.

Статья была опубликована в газете «Красная Звезда» 22 августа 1941 года.

В декабре 1941 года 31-й бомбардировочный авиационный полк, оснащённый пикирующими бомбардировщиками Пе-2, стал первым бомбардировочным полком, получившим гвардейское звание.

Воентехник 1 ранга, старший техник звена 4-го гвардейского пикирующего бомбардировочного авиаполка Алексей Тимофеевич Бузоверов пропал без вести 10 марта 1943 года.

автор:  В. П. Ильенков 

источник: www.pomnivoinu.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector