Устроитель Туркестанского края К. П. Кауфман

Процесс освоения новых и к тому же обширных территорий никогда не являлся ни быстрым, ни легким делом. Многое, конечно, зависит от методов и способов, что в конечном счете...

Процесс освоения новых и к тому же обширных территорий никогда не являлся ни быстрым, ни легким делом. Многое, конечно, зависит от методов и способов, что в конечном счете так или иначе влияет на результат. Можно, устраивая массовое истребление и ограбление местного населения под предлогом форсированного приобщения его к истинной вере, на возах с золотом в итоге скатиться в деградацию и нищету. Загоняя свободолюбивые племена в резервации, моря их голодом и холодом, позже объявить страну – политического соперника «тюрьмой народов». И как легко не утруждать себя думами о миллионах туземцев, не разгибающихся на плантациях, рассуждая в салонах о бремени белого человека.

Устроитель Туркестанского края К. П. Кауфман

Н. Г. Шлейфер. Памятник К. П. фон Кауфману в Ташкенте, 1913 г. Демонтирован в 1919 г.

За освоением территорий стоят люди – их воля, харизма и упорство. За первыми исследовательскими и военными экспедициями и отрядами наступал черед долговременного обустройства, не всегда протекавшего в спокойных условиях, – время смелых, отважных и одновременно мудрых и справедливых. Многие занимались освоением, вернее, присвоением ресурсов и присланных из центра средств. Но были и другие – оставившие на далеких рубежах свой глубокий след. Они не были героями Киплинга с его «бременем», хотя их ноша была тяжела и порою грозила выпасть из рук. Одним из таких был Константин Петрович фон Кауфман.

Потомок древнего рода

Россия традиционно благоволила к иностранцам и охотно принимала их на службу. Не был исключением и род фон Кауфманов. Истоки его уходят в средневековую Швабию, откуда фамилия Кауфман перекочевала в XVII в Австрию. Первые упоминание о ней относится к середине XV века. Эбергард Кауфман в 1469 г. получил от императора Священной Римской империи дворянское звание. Его сын Иоанн за заслуги во время осады Вены турками был возведен Карлом V в имперское рыцарское достоинство. Первые представители рода фон Кауфманов поступили на русскую службу во второй половине XVIII века. Дед будущего наместника Туркестана, зовущийся на русский манер Федором фон Кауфманом, дослужился в армии Российской империи до подполковника, а скончался от полученного в бою против турок ранения. Его десятилетний сын Петр остался сиротой. Императрица Екатерина II приказала определить мальчика в шляхетский корпус, назначив ему опекунов.

Петр Федорович фон Кауфман принимал участие в Отечественной войне 1812 г. и заграничном походе русской армии, в русско-турецкой войне 1828–1829 гг. и венгерской кампании 1848 г. Он дослужился до звания генерал-лейтенанта, был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени и большими поместьями в Царстве Польском. После возвращения из Франции, где Петр Федорович фон Кауфман проходил службу в составе русского оккупационного отряда, 3 марта 1818 г. в местечке Демблин, которое наряду с другими бывшими польскими землями по решению Венского конгресса перешло к России, у него родился сын, получивший имя Константин. Будущий наместник Туркестана имел далеко не сентиментальное детство дворянского отпрыска, опекаемого полчищами мамок и нянек. С малых лет юному Кауфману довелось познакомиться с тонкостями бивачной и походной жизни, поскольку отец постоянно брал его с собой.

Устроитель Туркестанского края К. П. Кауфман

Константин Петрович фон Кауфман

По достижении 14 лет Константин был определен на учебу в Главное инженерное училище. Сын генерала хорошо проявил себя в науках, был исполнителен и дисциплинирован. В 18 лет Константин Петрович фон Кауфман получил свой первый офицерский чин – полевого инженер-прапорщика. Еще через год, с отличием закончив офицерские классы и получив звание инженер-поручика, был направлен в армию. Одним из соучеников молодого Кауфмана был блестящий в будущем инженер, герой обороны Севастополя, Эдуард Тотлебен.

В последующие после выпуска годы Кауфман служил последовательно в Ново-Георгиевске и Брест-Литовске. В 1843 г. получил назначение на Кавказ, в Тифлисскую инженерную команду. Эта территория в тот момент являлась театром военных действий между русскими войсками и действовавшими против них горскими племенами. Вскоре Константин Петрович был повышен до штабс-капитана с назначением старшим адъютантом при штабе отдельно Кавказского корпуса. Кауфман провел на Кавказе почти 13 лет, и годы эти мало походили на спокойную гарнизонную службу где-нибудь в центральных губерниях. Он регулярно участвовал в различных боевых операциях, походах и взятиях аулов. В годы Крымской войны, командуя кавказским саперным батальоном, стал непосредственным участником осады хорошо укрепленной при участии англичан крепости Карс в 1855 г.

За годы службы, проведенные на Кавказе, Кауфман был награжден несколькими орденами, среди которых выделялся орден Святого Георгия 4-й степени за взятие аула Гергебиль и золотая наградная сабля с надписью «За храбрость». Другими, менее приятными, памятками о Кавказской кампании стали для Кауфмана два ранения. Его заслуги были отмечены на самом верху – в 1856 г. генерала Кауфмана назначают членом совета Николаевской инженерной академии. Через два года он был удостоен чести пребывать в свите императора Александра II. Эпоха всеобщих реформ, начавшаяся в 1861 году, застала генерал-майора Кауфмана в должности директора Канцелярии Военного министерства. Российская армия находилась в стадии преобразования, создавалась с нуля система военных округов. Константин Петрович принял участие в этом процессе самым непосредственным образом: он являлся участником всевозможных комитетов и комиссий по обсуждению и внедрению новых элементов военной организации. По высочайшему повелению ему было предоставлено право голоса на Военном Совете. Четыре года деятельности на посту директора Канцелярии были отмечены получением чина генерал-лейтенанта и почетного звания генерал-адъютанта.

В 1865 г. Кауфман был назначен Виленским генерал-губернатором вместо ушедшего в отставку М. Н. Муравьева. Однако этот пост он занимал относительно недолго – уже осенью 1866 г. генерал-лейтенанта вызывают в Петербург. В октябре 1866 г. высочайшим указом Кауфман был отправлен в 11-месячный отпуск с сохранением звания генерал-адъютанта. У императора Александра II были на этого талантливого человека далеко идущие планы. Россия все больше вникала в запутанные и очень не простые среднеазиатские дела, где нередко посреди саксауловых зарослей виднелись модно подстриженные английские бакенбарды. Ситуация была сложной и в преддверии проникновения России в глубины Центральной Азии, строительства железой дороги, борьбы с не брезгующими работорговлей местными ханствами в Туркестане нужен был талантливый наместник. Он должен был сочетать в себе одновременно волевые и дипломатические качества, быть отличным организатором и, самое главное, хорошим военным.

В Петербурге решили, что Константин Петрович как нельзя более подходит под эти широкие требования. Поэтому еще до окончания положенного длительного отпуска 14 июля 1867 г. генерал-лейтенант фон Кауфман был назначен генерал-губернатором Туркестана и командующим войсками Туркестанского военного округа. Он получил широкие полномочия с правом начинать боевые действия и заключать мир, исходя из обстановки. В октябре 1867 г. после решения организационных вопросов генерал-лейтенант Кауфман отбыл из Петербурга к новому месту службы. Маршрут следования им был выбран на первый взгляд не самый быстрый и оптимальный, коим являлся путь в Ташкент через Оренбург. Кауфман отправился кружным путем: через Семипалатинск, Сергиополь и центр Семиреченской области – крепость Верный. Это было сделано намеренно, чтобы во время следования лучше вникнуть в местные дела и познакомиться с обширным краем и его обычаями. Особенное внимание уделялось местной администрации. 7 ноября Кауфман прибыл в Ташкент. Так началось его губернаторство.

Туркестанский наместник

Вверенную ему территорию Константин Петрович принял в отнюдь не блестящем виде. Отбившаяся от рук и надзора администрация чувствовала себя верховной и поэтому неподконтрольной инстанцией. Процветал не край, а взяточничество, казнокрадство и разнообразные хищения. Все вышеперечисленное не могло не сказаться на отношении местного населения к русским. Внешнеполитическая обстановка тоже не располагала к спокойствию – Туркестан окружали феодальные ханства, лучшим способом диалога с которыми являлось применение силы.

Устроитель Туркестанского края К. П. Кауфман

В. В. Верещагин «Парламентеры»

Некогда богатое и сильное Кокандское ханство теперь было ослаблено неудачной попыткой выяснить отношения с русскими, предпринятое в 1860 г. Итогом ее были несколько чувствительных поражений кокандцев и падение 15 июня 1865 г. Ташкента. Они болезненно восприняли учреждение русского генерал-губернаторства, считая, что теперь их начнут притеснять и уничтожат. Началось массовое бегство населения на территорию соседних ханств и Китая. Столкнувшись с таким непрекращающимся переполохом, Кауфман счел нужным отправить кокандскому хану письмо, где в доступных выражениях объяснил ему всю пользу дружбы с русскими, и что в случае враждебных действий хана не спасут никакие укрепления и армии. Особо подчеркивалось, что Россия не собирается завоевывать его страну и уничтожать ее население.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector