«Требую направить моего сына на фронт…»

А ротмистр Лев Панаев в том же бою заслужил Георгиевское оружие за взятие конным ударом вражеских окопов и артиллерийских орудий. Пораженный двойным ударом судьбы — гибелью родных братьев,...

А ротмистр Лев Панаев в том же бою заслужил Георгиевское оружие за взятие конным ударом вражеских окопов и артиллерийских орудий. Пораженный двойным ударом судьбы — гибелью родных братьев, он нашел душевные силы написать письмо утешения матери своего боевого друга Николая Флегонтовича Темперова:

«…Господь Бог да пошлет Вам утешение в скорби и с праведниками упокоит чистую душу Николаши… через три дня рядом с ним я похоронил моего брата Гурия, который погиб тоже славной смертью во время атаки… Ранее 13 августа Господь таким же образом призвал моего старшего брата Бориса. Вот какие утраты, дорогая Мария Николаевна, понесли Вы и моя мама, положив на алтарь Отечества дорогие жертвы… Да поможет Вам в скорби Ахтырская Божья Матерь, пред крестом стоящая и взирающая на страдания своего Божественного Сына…»

А через несколько месяцев Вера Николаевна получила третье страшное известие. 19 января 1915 года тридцатидвухлетний Лев Панаев со своими солдатами-кавалеристами остановил отступающий пехотный полк и, возглавив его, пошел по глубокому снегу в пешую штыковую атаку на пулеметы врага…

Четвертый из братьев — Платон, кадровый офицер российского военного флота, командир канонерской лодки «Сибиряк», узнав об их гибели, оставил морскую службу на Дальнем Востоке, чтобы отправиться на фронт. Командование флота воспрепятствовало, дабы сберечь жизнь последнего из братьев. Перевело Платона на штабную должность в Петрограде.

И тогда Вера Николаевна обратилась к начальству с требованием немедленно отправить ее сына на фронт, где погибли его братья. Адмиралы, пораженные поступком матери, не смогли отказать. 1 апреля 1916 года Платон уже участвовал в боевых действиях. А 2 апреля был подписан и широко обнародован императорский рескрипт о награждении Веры Николаевны Панаевой знаком отличия святой Ольги 2-й степени.

"Требую направить моего сына на фронт..."
Все ее сыновья. Слева от Веры Николаевны Панаевой младший Платон. За спиной (слева направо): Борис, Гурий и Лев.

Думаю, текст высочайшего рескрипта надо привести полностью.

Приказ по Николаевскому Кавалерийскому Училищу от 5 апреля 1916 г.

Объявляю с гордостью и счастливым радостным чувством ВЫСОЧАЙШИЙ рескрипт на имя Военного Министра. В нынешнюю великую войну наша армия явила нескончаемый ряд примеров высокой доблести, неустрашимости и геройских подвигов, как целых частей, так и отдельных лиц. Особое внимание привлекла геройская смерть трех братьев Панаевых, офицеров 12-го гусарского Ахтырского генерала Дениса Давыдова, ныне Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полка ротмистров Бориса и Льва и штабс-ротмистра Гурия, доблестно павших на поле брани. Братья Панаевы, проникнутые глубоким сознанием святости данной ими присяги, бесстрашно исполнили долг свой до конца и отдали жизнь свою за царя и Родину. Все три брата награждены орденом св. Георгия 4-й ст., и их смерть в открытом бою является завидным уделом воинов, ставших грудью на защиту Меня и Отечества.

Такое правильное понимание своего долга братьями Панаевыми всецело отношу к их матери, воспитавшей своих сыновей в духе беззаветной любви и преданности к престолу и Родине. Сознание, что дети ее честно и мужественно исполнили долг свой, да наполнит гордостью материнское сердце и поможет ей стойко перенести ниспосланное свыше испытание.

Признавая за благо отметить заслуги передо мною и Отечеством вдовы полковника Веры Николаевны Панаевой, воспитавшей героев сыновей, жалую ее, в соответствии со ст. 8-ю Статута знака отличия св. Равноапостольной княгини Ольги, сим знаком 2-й степени и пожизненной ежегодной пенсией в 3000 рублей.

Пребываю к Вам благосклонный. Николай.

Платон Панаев погиб в 1918 году, обстоятельства смерти доподлинно не выяснены. Да и кому до этого было дело, когда Россию охватила революционная Смута…

Сердце матери кровоточило болью за сыновей еще пять лет. Остановилось в 1923 году, не выдержало. Как и сердце Прасковьи Еремеевны Володичкиной через двадцать лет. Простая русская женщина разделила материнскую судьбу потомственной дворянки. Их журавли вместе плывут по небу.

автор: Лев Аннинский

источник: rg.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector