Сталинский сокол Василий Барсуков

*    *    * В родной полк Василий Барсуков вернулся преображенным. Трагические события на земле и в воздухе, коллективный подвиг людей, которые до этого даже ни разу...

*    *    *

В родной полк Василий Барсуков вернулся преображенным. Трагические события на земле и в воздухе, коллективный подвиг людей, которые до этого даже ни разу не видели друг друга, вдохнули в него мужество, как бы подняли над личным горем. Он снова стал расчётливым воздушным бойцом, умелым тактиком, метким стрелком. Лишь за 2 месяца — Сентябрь и Октябрь — 1943 года Гвардии капитан Барсуков, один из лучших истребителей полка, сбил 9 немецких самолётов.

Летать ему приходилось и во взаимодействии с лётчиками эскадрильи «Нормандия».

— С французскими лётчиками, — рассказывал Василий Николаевич, — у нас всё время шло негласное соревнование. Не хочу умалить их мастерства и мужества, но воевать они учились у нас. И вроде бы странное дело: я, сын красногвардейца, часто вёл бой рядом с бароном Де ля Пуалом. Но стоит вспомнить, что мы сражались с фашизмом, и всё встанет на свои места. Каждый из нас дрался за свободу и независимость своей родины.

В начале 1944 года Капитан Заморин стал штурманом дивизии, а Василий Барсуков принял эскадрилью. На его счету уже значилось более 200 боевых вылетов и около 15 сбитых за годы войны самолётов врага. С Января 1944 года лётчики его эскадрильи совершили 879 боевых вылетов и в 69 воздушных боях сбили 42 самолёта, 7 из них сбил сам командир.

Так, 28 Июня 1944 года Василий Барсуков патрулировал в районе города Борисова, в паре с Лейтенантом Григорием Репиховым. Встретив восьмёрку немецких самолётов, наши лётчики смело бросились в бой. Гвардии капитан Барсуков сбил тогда 3 истребителя FW-190, его ведомый — ещё один. Биться вдвоём против 8 FW-190 и четырёх из них сбить — такое не часто случалось на войне !

В наградном листе к присвоению Барсукову звания Героя Советского Союза записано: «Проявленные им образцы мужества и отваги служат примером для всего личного состава полка». При этом упоминается и памятный для лётчика бой 28 Июня 1944 года. Что произошло в небе, Василий Николаевич сам описал так:

«Пройдя Толочан, я заметил 8 немецких истребителей FW-190, идущих навстречу. Предупредил по радио свой аэродром и пошёл на сближение с ними. Конечно, было немного не по себе идти на восьмёрку врага, но воодушевляло то, что небо — то наше и не пристало Гвардейцам пасовать, да и раздумывать было уже некогда.

Немцы, видимо, были очень удивлены тем, что одинокая пара советских истребителей сама лезет в пекло. Уверенные в легкой победе, они атаковали нас спокойно с разных направлений. Одним словом, не торопились разделаться с нами. Играли, как кошка с мышкой. Мы атаковали. Противник стрелял короткими очередями. Вроде не хотел расходовать на нас много снарядов. Но мы всё чаще и чаще заставляли их шарахаться в стороны. Смотрю, одна четвёрка врага стала отваливать в сторону. Наконец мне на боевом развороте удалось вписать в перекрестие прицела одного из них. И чёрный шлейф дыма начал размазываться по чистому голубому небу.

После первого сбитого как — то на душе полегчало. Нет, думаю, так — то просто с нами не разделаетесь. Но тут и началось самое страшное…

Увидев бесславную кончину одного из своих товарищей, немцы остервенели. Трудно словом, даже самым ёмким, передать те мгновения воздушного боя. В момент горячей схватки все моральные и физические силы предельно сосредоточены. В разгар воздушного боя кажется, что в один клубок смешались крылья, фюзеляжи, винты. От прилива крови к голове темнеет в глазах, прикованных к прицелам, а пальцы судорожно сжимают гашетки.

Сталинский сокол Василий Барсуков

В это время вновь появилась ушедшая четвёрка вражеских самолётов. Началась охота за нами. Были моменты, когда я не сознавал, где земля, а где небо. Немец, которого я преследовал, вдруг решил из левого боевого разворота перейти в правый и тут вспыхнул, как факел, от моей очереди. Теперь их оставалось 6, а мы были по — прежнему вдвоём. Делали такие фигуры высшего пилотажа, каких нет ни в одном наставлении, да и сами мы едва ли могли их объяснить. Но эта «воздушная акробатика» сбивала с толку наших врагов. Они не могли разгадать наш очередной трюк. Один из «Фоккеров» подставил на вираже свой хвост, и Гриша метров с 20-ти тоже отправил в него меткую очередь. «Фоккер» вышел из виража и, медленно заваливаясь на крыло, пошёл вниз…

— Три ! Три ! — закричал я, но тут пулемётная очередь ударила по моей кабине и приборной доске. Аж в глазах зарябило. Чем — то резко ударило по голове. Пули или осколок ? Схватился рукой за шлемофон, крови нет. Значит, порядок !

Сталинский сокол Василий Барсуков

Г. П. Репихов

Чувствую, что боекомплект на исходе, а немцев ещё 5. Вырвавшись из клещей крутым виражом, я оказался в хвосте немецкого истребителя. В него — то мне и удалось послать последнюю очередь. Теперь с нами дралась только четвёрка, но я был уже безоружен. И в это время «Фоккер» ударил по самолёту Гриши. Я видел, как полетели из радиатора соты — и сразу самолёт Гриши запарил. Но тут появились «Яки» нашей «Нормандии», как раз вовремя успели французы. Немцы бросились наутёк. А Гриша пошёл на посадку. К его машине подбежали наши солдаты, обступили, помогли выбраться. Когда появилась среди солдат голова Гриши с белым подшлемником, я со спокойной душой взял курс на свой аэродром».

Гвардии старший лейтенант Григорий Прокопьевич Репихов совершил в годы войны около 100 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 8 самолётов противника, уничтожил 4 паравоза, много вагонов с боеприпасами и боевой техникой врага. Будучи подбит в конце 1944 года, он направил свой горящий «Як» в железнодорожный состав противника…

Позже Василий Барсуков воевал на Западном и 3-м Белорусском фронтах, где успешно провёл десятки воздушных боёв. Он воевал на всех типах истребителей — «Яков», прошёл путь от от рядового лётчика до командира эскадрильи. Исключительная наблюдательность, острота зрения, зрительная память и талант рисовальщика определяли высочайшее качество проводимых им воздушных разведок. Это было отмечено командованием, и в 1944 году приказом командующего 1-й Воздушной армии Т. Хрюкина он был переключён на ведение воздушной разведки.

Однако, так же умело, он продолжал вести и воздушные схватки с врагами, одерживать новые победы, уже на новейшем истребителе Як-3: утром 16 Октября 1944 года сбил FW-190, а вечером того же дня — ещё один, 18 Октября — снова сбил FW-190. 12 Апреля 1945 года в небе Восточной Пруссии уничтожил сразу 2 «Фоккера».

19 Апреля 1945 года за лично сбитые 20 самолётов противника и неоднократно проявленные в боях мастерство и отвагу, Василий Николаевич Барсуков был удостоен звания Героя Советского Союза. Свой последний воздушный бой он провёл в районе санатория «Светлогорск».

Сталинский сокол Василий Барсуков

К концу войны командир 2-й эскадрильи 18-го Гвардейского Витебского Краснознамённого ордена Суворова истребительного авиационного полка Гвардии капитан В. Н. Барсуков участвовал в 380 боевых вылетах, провёл около 70 воздушных схваток с врагом, из которых всегда выходил победителем — он уничтожил 22 вражеских самолёта лично и 7 группе с товарищами. [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 20 личных и 4 групповые победы. ] Наказ отца Василий исполнил: стал Героем и вернулся с фронта живым !

По окончании войны Василий Николаевич недолго служил в ВВС. В 1947 году по состоянию здоровья ( ранение на фронте ) был демобилизован из рядов Вооружённых Сил. Потеряв возможность летать, он овладел мирной профессией, чтоб не жить прошлыми заслугами, а всегда быть полезным людям, своей стране.

В 1948 году он окончил 10 классов Реутовской вечерней средней школы и в 1949 году поступил в Московский юридический институт, который заочно окончил в 1953 году.

В 1951 году, в связи с восстановлением состояния здоровья, Барсуков обратился к члену Военного совета ВВС с просьбой о призыве его в кадры Советской Армии. Просьба была удовлетворена, и до 1958 года он продолжал служить, вначале в Главном штабе ВВС, затем в ПВО страны.

Сталинский сокол Василий Барсуков

После выхода в запас, Барсуков жил в Москве ( на Сиреневом бульваре ). Более 20 лет проработал он ведущим инженером в Центральном научно — исследовательском радиотехническом институте. Свободное время, как и в годы войны, посвящал живописи.

Свой талант рисовальщика Василий Николаевич сполна раскрыл, создав серию иллюстраций к своей книге — «Крылом к крылу». Его работы, увековечившие перипетии воздушных боёв, наряду с картинами А. Закалюка, имеют особую ценность, поскольку сделаны художниками — непосредственными участниками запечатленного действа. Названия картин говорят сами за себя: «Огненный таран Григория Репихова», «Точная атака Ивана Заморина», «Воздушный таран Николая Пинчука»…

— Мне не нужно придумывать сюжеты, — говорил Василий Николаевич. — Я это видел своими глазами…

источник: airaces.narod.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector