Сталинградское сражение лейтенанта Ивана Зеленухина

Двадцатилетний боец подает пример другим. Не осуждает растерявшихся, просто помогает. Такой он был всегда. «…Сталинград был весь в огне. Сотни фашистских стервятников одновременно бомбили город. Горело все, что...

Двадцатилетний боец подает пример другим. Не осуждает растерявшихся, просто помогает. Такой он был всегда.

«…Сталинград был весь в огне. Сотни фашистских стервятников одновременно бомбили город. Горело все, что может гореть. Особенно сильно горели огромные баки с бензином, нефтью и другими горючими веществами. Нефть, растекаясь по берегу и воде, горела, поднимая на большую высоту пламя и черный дым. Горела земля и горела вода на Волге – вот такое было впечатление. Это ад кромешный, и маловероятно было остаться живым. Поэтому приготовились драться до последнего, драться не на жизнь, а на смерть…»

Это он, мой дедушка, в этом аду.

«2 февраля батарея вела беглый огонь по заводу “Баррикады”, где засели немцы и не хотели сдаваться. Неожиданно на батарее появился с группой офицеров командир нашей дивизии полковник Батюк. После моего доклада он поблагодарил за отличный огонь и поинтересовался наличием снарядов. Узнав, что у нас их еще много, посоветовал усилить темп стрельбы с тем, чтобы их не везти в тыл, ибо в ближайший час война в Сталинграде кончится, и мы окажемся в глубоком тылу. Уж расчеты постарались от души, с прибаутками стреляли, подняли такой дым от разрывов и пыль, что не сразу заметили белый флаг.

Для нас 134 дня и ночи была беспрерывная канонада. И вдруг наступила тишина. В первое время как-то страшно стало от этой долгожданной тишины».

Почти полгода непрерывной канонады. Спали урывками под гул самолетов, видели ежечасно погибающих товарищей и стреляли, стреляли, стреляли. Переправляли пушки через Волгу, проваливались под лед, а в свободное от стрельбы время окапывались.

«…В день 30-летнего юбилея разгрома немцев под Сталинградом знаменитый снайпер, герой Советского Союза В.Г. Зайцев сказал: “Если принять 62 армию, защищавшую Сталинград, за солдата, то грудью этого солдата была 284 стрелковая дивизия».

Я читаю, и слезы застилают строки. Молодой, смелый, находчивый, быстрый воин – мой дедушка. Зачитываю записи сыновьям. Слушают внимательно. Говорю ребятам: “В ваших жилах течет его кровь. Смотрите, какой у нас дедушка!” Средний сын замечает: “Да, но куда нам до него. Войны-то нет. Как же гены проявятся?”

Как проявить мужество в наше время? – Быть мужчиной. Не бояться создавать семью, растить детей. Не бояться устать. Не бояться завтрашнего дня. Не уходить в параллельные миры.

Кто сказал тебе, сынок, что войны нет? Ваша война еще страшней, чем дедушкина. Дедушка знал, кто его враг, и бил его. А вам, мои мальчики, расти в век страшный, политкорректный, толерантный. Вам сражаться с наркоманией и косметикой для мужчин, с превращением людей в животных и виртуальной реальностью, со всевозможными неслыханными “свободами” и попранием разума. Очень прошу вас, родные: победите!

Сталинградское сражение лейтенанта Ивана Зеленухина
Грамота И.Зеленухину от маршала В.И. Чуйкова

*   *   *

Иван Ефимович Зеленухин: Сталинградское сражение

Сталинградское сражение лейтенанта Ивана Зеленухина
Первая страница воспоминаний И.Зеленухина

820 артиллерийский полк в составе 284 стрелковой дивизии боевое крещение принял в боях под Косторной и Воронежем в летнее наступление немцев в 1942 году. В 5 батарее этого полка я служил командиром 1-го огневого взвода и старшим на батарее, которая имела на вооружении 76 мм дивизионные пушки образца 1939 года на гаубичных станинах. Отличные, устойчивые были эти пушки.
Находясь на открытой огневой позиции, взвод прямой наводкой уничтожил 10 немецких танков в первый день боя и, выходя из окружения на 3-й день боя, уничтожил еще 3 танка. Расчет орудия под командованием сибиряка старшего сержанта Куртиша уничтожил 5 немецких танков. За этот подвиг Куртиш был награжден орденом Красного 3намени. Фамилию командира второго орудия я не помню. Но расчет этого орудия бросил орудие и убежал в траншею при приближении немецких танков. До ближайшего танка оставалось не более 200 метров, раздумывать было некогда, поэтому я подбежал к орудию, хорошенько прицелился и выстрелил. Танк остановился, а потом загорелся. Это был мой первый победный танк. Я ликовал. А главное в том, что увидев горящий танк, и осознав, что эту грозную махину можно уничтожать, расчет бегом вернулся к орудию и за короткий срок поджег три танка.

Но вражеским снарядом была разбита панорама (прицельное приспособление). Расчет растерялся, мне снова пришлось бежать к орудию и наводить его через ствол, подбит был еще один танк. Танки отступили. С наступлением темноты взводу было приказано возвратиться в расположение батареи.

На второй день боя я командовал сводной батареей: 2 пушки и 2 гаубицы, а две наши пушки были неисправны. Батарея вела беглый огонь. Залпами осколочными и шрапнелью по атакующей пехоте немцев. После нескольких часов стрельбы начала гореть краска на стволах орудий, у одной пушки противооткатное приспособление испортилось. Но огонь продолжали вести, помогая накатывать орудие в походное положение вручную.

Под натиском противника наша пехота стала отступать, 2 гаубицы на тракторах Нати-5 тоже были отправлены с огневой позиции и вместе с ними две неисправные пушки. Двумя пушками нам было приказано прикрыть огнем отступление нашей пехоты. Взвод вел огонь до последнего снаряда, и когда немецкие автоматчики начали обстреливать огневую позицию, пушки на передки и поехали догонять свою пехоту.

В этом бою батареей было уничтожено несколько пулеметов, ручных минометов и много живой силы противника.

Батарея вела огонь и в окружении, и при выходе из окружения, и в обороне. Все 4 пушки в боях были разбиты.

В Сталинград батарея прибыла полностью укомплектованная и в боях закаленная. Под Сталинградом мы получили на вооружение 76 мм дивизионные пушки ЗИC-3 образца 1942 года, еще пахнущие заводской краской.

Я присутствовал на рекогносцировке местности, которую проводили командир дивизии Батюк Н.Ф. и представитель штаба 62 армии.

Сталинград был весь в огне. Сотни фашистских стервятников одновременно бомбили город. Горело все, что может гореть. Особенно сильно горели огромные баки с бензином, нефтью и другими горючими веществами. Нефть растекалась по берегу и воде, поднимая на большую высоту пламя и черный дым. Горела земля и горела вода в Волге — вот такое было впечатление. Это ад кромешный и маловероятно было остаться живым. Поэтому подготовились драться до последнего, драться не на жизнь, а на смерть.

9 батарей было в нашем артиллерийском полку, а в Сталинград переправилась только одна наша батарея вместе с 1045 стрелковым полком нашей дивизии в ночь с 22 на 23 сентября 1942 года, в самый критический момент для защитников города.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector