Солдат-художник Николай Николаевич Каразин

В обстановке строгой секретности оба соединения двинулись к берегам Америки, причем часть кораблей шла порознь. Готовящиеся к войне против России просвещенные мореплаватели ничего не заметили и в конце...

В обстановке строгой секретности оба соединения двинулись к берегам Америки, причем часть кораблей шла порознь. Готовящиеся к войне против России просвещенные мореплаватели ничего не заметили и в конце сентября – начале октября 1863 г. прибыли в Сан-Франциско и Нью-Йорк. Появление русских кораблей в ключевых портах американского побережья было встречено мрачной сенсацией на лондонских биржах и в деловых кругах. Дипломатическая нота, содержавшая уже прямые угрозы в адрес России, была задержана англичанами на полпути – в Берлине. Почуяв неладное, быстро ушла в тень Австрия, не желая мериться силами с могучим противником. Оставшись фактически в одиночестве, Наполеон III помахал воинственно дядюшкиной шпагой, да и вложил ее в ножны – дорогостоящая Мексиканская экспедиция и нарастающий внутренний кризис делали ее в этих условиях слишком тяжелой.

Войны в этот раз удалось избежать – к 1864 г. восстание в Польше было подавлено. За боевые действия и отличие в сражениях у Волчьего Поста и Порицка в составе Казанского драгунского полка Николай Николаевич Каразин был награжден своей первой наградой – орденом Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». С детства имеющий склонность к рисованию и испытывающий тягу к этому виду искусства, молодой человек принял решение заняться живописью более организованно и основательно. В 1865 г. после окончательной стабилизации обстановки в Польше он выходит в отставку в звании штабс-капитана и поступает на учебу в Императорскую академию художеств. В октябре этого года он был зачислен в ее ряды как вольноопределяющийся.

Каразин постигает науку живописи под руководством заслуженного мастера батального жанра Богдана Павловича Виллевальде. Дело в том, что из всего многообразия жанров в изобразительном искусстве Каразина изначально привлекала баталистика. Теперь же, после польской кампании, у него хватало впечатлений и переживаний от увиденного воочию. Богдан Виллевальде, сын баварского эмигранта, удостоенный в 1859 г. высокого звания профессора, начинал свою карьеру художника у знаменитого Карла Брюллова. Впоследствии оттачивал мастерство за границей – в Германии. Был знаменит на момент ученичества Каразина своим циклом масштабных работ, посвященных периоду Наполеоновских войн: например, впечатляющими по размеру и размаху полотнами, отображающими крупнейшие сражения кампаний 1813–1814 гг. («Кульм», «Лейпциг», «Перед Парижем»). Учиться у такого признанного мастера было престижно и полезно.

Однако через год учебы у Каразина возник достаточно серьезный конфликт с ректорами Академии. Его курс получил задание написать сюжет на библейскую тему, в частности «Посещение Авраама тремя ангелами». Каразин изобразил эту сцену со своей точки зрения, довольно просто и без лишнего пафоса: возле палатки за столом с Авраамом сидят трое странников, а его жена Сара прислуживает им. Академическое жюри высказало замечание, что автор изобразил ангелов без крыльев. На что Каразин написал на рисунке: «Потому что считал Авраама догадливее академиков, и что если бы он увидел ангелов с крыльями, то тотчас же догадался бы, кто они такие». Произошел скандал, и молодого человека исключили из Академии художеств в 24 часа. Так что карьеру художника пришлось отложить, и Николай Николаевич принимает решение вновь вернуться в ряды императорской армии. Россия вела активную политику в Средней Азии, Восток манил к себе экзотикой и неизвестностью. Древние города, архаичные феодальные ханства, пестрый и колоритный быт местного населения. И, увы, неизменным фоном этой живописной обстановки была война. В 1867 г. Каразин возвращается в армию. В чине поручика его определяют в 5-й линейный туркестанский батальон, и он отбывает к месту службы – в Среднюю Азию.

В Туркестане

Средняя Азия считалась в русской армии чрезвычайно трудным местом службы в силу удаленности от центров государства, особенности местных неблагоприятных условий, включающих жаркий климат и непростые отношения с местным населением. Однако все эти препоны не остановили храброго и талантливого человека.

Солдат-художник Николай Николаевич Каразин

Каразин Н. Н. «Ямская и конвойная служба в степи»

К моменту приезда Каразина Средняя Азия была одним из сосредоточений русской политики. В 1867 г. было образовано Туркестанское генерал-губернаторство, во главе которого в том же году стал деятельный и энергичный генерал-адъютант Константин Петрович Кауфман. Растревоженные активным проникновением в Центральную Азию, местные ханства не без помощи и советов островных «западных партнеров» предпринимали различные враждебные действия против русских территорий – частыми были набеги и стычки. После занятия в 1865 г. Ташкента бухарский эмир отправил в Петербург посольство с требованием очистить этот город и вместе с ним еще и Чимкент, в противном случае бухарцы угрожали объявлением джихада.

Русское военное командование в лице генерала Николая Андреевича Крыжановского, наделенного широкими полномочиями, решило разобраться на месте, не выходя на столичный уровень. Тем более, Ташкент никто оставлять не собирался. Бухарский посол был задержан в Казалинске, а к эмиру Музаффаруддину была направлена дипломатическая миссия во главе с чиновником министерства иностранных дел Струве. Бухарский правитель фактически взял посланников в заложники и стал требовать пропустить своего представителя в Петербург. В ответ на это была предпринята военная экспедиция против важного в стратегическом отношении города Джизака. 11 сентября 1866 г. двухтысячный отряд генерала Дмитрия Ильича Романовского осадил этот хорошо укрепленный город и через 7 дней в результате очень кровопролитного штурма овладел Джизаком. Музаффар был вынужден пойти на переговоры и отправить своих послов в Оренбург. Переговоры затянулись, и как раз в это время и было образовано Туркестанское генерал-губернаторство, во главе которого был назначен Константин Петрович Кауфман.

В 1867 г., когда Николай Каразин прибыл в Туркестан, между Россией и Бухарой был, наконец, подписан мирный трактат. Но обстановки это не разрядило – разбойничьи шайки бухарцев совершали регулярные нападения, грабили караваны, совершали налеты на русские военные посты. Кауфман направил Музаффаруддину вежливое письмо с просьбой разобраться в поведении собственных подданных и принять меры. Эмир начал откровенно тянуть время, потом прибыл его посланник, который не мог сказать ничего конкретного, кроме витиеватых восточных речей. Нападения на русские территории продолжались, а в начале 1868 г. Музаффару надоела игра в доброго соседа – он официально объявил России войну. Это была первая военная кампания, в которой принял участие Николай Николаевич Каразин в Туркестане. К этому времени там оказалось уже достаточно большое количество незаурядных людей. По личному приглашению Кауфмана в Среднюю Азию приехал уже известный русский художник В. В. Верещагин, которому приходилось одинаково часто держать в руках и кисть, и оружие. Был тут и пока что штаб-ротмистр Михаил Скобелев, будущий герой русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

Солдат-художник Николай Николаевич Каразин

Нападение кокандцев на казачий выселок Узун-Аган

Четырехтысячный отряд при 16 орудиях под непосредственным командованием Кауфмана во второй половине апреля 1868 г. выступил из Ташкента по направлению к Самарканду с целью отбить его у бухарцев. 1-го мая отряд Кауфмана был уже на подступах к одному из самых древнейших городов Средней Азии. Под плотным огнем неприятеля русская пехота форсировала реку Зарафшан и ударила в штыки. Противник бросился отступать, оставив солдатам Кауфмана всю свою артиллерию. В числе отличившихся были и воины 5-го линейного туркестанского батальона, и среди них Николай Каразин. 2-го мая Самарканд поспешил открыть ворота победителям и был занят без боя.

Получив сведения, что у селения Кара-Тюбе скапливаются разношерстные силы противника, Кауфман направил против них отряд полковника Николая Константиновича Абрамова. В отряд наряду другими частями входил и 5-й линейный туркестанский батальон. По пути следования Абрамов 12 мая 1868 г. после ожесточенного боя занял представляющий определенную угрозу русским коммуникациям небольшой городок Ургут, однако у Кара-Тюбе встретил ожесточенное сопротивление, – столкнувшись с недостатком припасов, отряд полковника Абрамова был вынужден вернуться в Самарканд.

Кауфман, видя, что эмир еще не достиг договороспособной кондиции, был полон решимости продолжить кампанию. Оставив в городе небольшой гарнизон в 600 человек при двух орудиях, генерал поспешил двинуться к Зерабулакским высотам, где, по данным разведки, находились многотысячные силы бухарцев. В поход двинулись около 2 тыс. пехотинцев, 300 казаков, располагавших 14 пушками и ракетными станками. В ночь на 2 июня 1868 г. русский отряд еще до восхода солнца подошел к Зерабулакским высотам. У их подножия расположилась густыми массами бухарская пехота, а на возвышенности артиллерия из 14 орудий и конница.

Бой начался в 4 часа утра. Командир русского авангарда полковник Кубанского казачьего войска Александр Васильевич Пистолькорс начал атаку вражеского левого фланга. Русская артиллерия ударила картечью, нанося плотным порядкам бухарцев чувствительный урон. Очень скоро они побежали, однако, когда неприятель вышел из зоны поражения картечного выстрела, он смог сформировать подобие строя и начал отступать организованно. Но теперь на солдат эмира бросились уже казаки. На правом фланге русский батальон был окружен превосходящими силами бухарцев – с фронта наседала пехота, а конница зашла с тыла.

Однако слаженной штыковой атакой солдатам удалось прорваться из ловушки, потеряв не более двух десятков ранеными. К 10 утра армия эмира была обращена в бегство – трофеями победителей стала вся артиллерия и большое количество боеприпасов.
Николай Николаевич Каразин особо отличился в сражении на Зерабулакских высотах и был отмечен самим Кауфманом. В жаркой рукопашной схватке сабля Каразина, под командой которого был полубатальон, сломалась. Отметив его храбрость и заметив в руке своего подчиненного только эфес, Кауфман пообещал прислать офицеру новое оружие взамен испорченного. Вскоре после сражения Николай Николаевич Каразин был награжден золотым оружием с надписью «За храбрость». Кроме того, он получил орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантами, чин штабс-капитана и денежную премию.

Пока отряд Кауфмана громил бухарскую армию, у него в тылу в Самарканде вспыхнул бунт, и небольшой русский гарнизон неделю находился в осаде. Коллега Каразина по увлечению, художник В. В. Верещагин принял непосредственное участие в обороне цитадели города. Своевременный подход войск Кауфмана помог усмирить и рассеять восставших. Вскоре, лишенный практически всех возможностей для сопротивления, Музаффаруддин запросил мира. После Бухарской кампании Каразин был переведен в 4-й Туркестанский батальон и вышел в отставку. Давали о себе знать ранения, полученные в Средней Азии, особенно ранение легкого. Он возвращается в Петербург.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector