«Скумбрия». Забытый рыболовецкий «ракетоносец»

В конце января и в первых днях февраля 1943 года в штабе Новороссийской ВМБ, что располагалась в Геленджике, творилось существенное оживление. И пока майор Куников натаскивал своих десантников...

В конце января и в первых днях февраля 1943 года в штабе Новороссийской ВМБ, что располагалась в Геленджике, творилось существенное оживление. И пока майор Куников натаскивал своих десантников как только мог, чтобы, как говорится, в бою легко, командование всё раздумывало с датой начала операции. Молодой 27-летний флагарт базы капитан-лейтенант Георгий Терновский, которому судьба уготовила роль пророка в своём Отечестве, обивал пороги высших чинов со своей «реактивной» инициативой.

Георгий Терновский по праву считается одним из самых ярых энтузиастов применения ракетных систем на флоте. Видимо, это и повлияло на его назначение в Управление вооружения и снабжения боеприпасами ВМФ. Его «реактивная мания» была всем хорошо известна – различные проекты и планы сыпались из офицера как из рога изобилия. Но, несмотря на, в общем, положительные отзывы начальства о его изысканиях и даже рекомендации практических испытаний реактивной артиллерии на флоте, было немало и противников реактивных установок. В итоге до войны исследования в данной области хоть и велись, и даже дошло до практических стрельб, широкого применения они не нашли, просто не успели.

«Скумбрия». Забытый рыболовецкий «ракетоносец»

Георгий Терновский (довоенное фото)

После начала Великой Отечественной Терновский, поглощённый своими артиллерийскими заботами теперь уж флагарта Одесской базы, а после отступления и Новороссийской ВМБ, и времени-то на свои проекты не было. Но старая любовь не ржавеет, а главное наступило некоторое «отрезвление» скептиков после удачного использования БМ-13 «Катюша». К тому же ради усиления артиллерийской мощи в сложных военных условиях начальство стало более податливым к новым идеям. И эти идеи, кстати, реализовывались не только на Чёрном море.

Страсть Терновского к «эрэсам» была известна в штабе НВМБ ещё до планирования десанта 43-го года. Так, к примеру, по инициативе Георгия установки для использования РС уже успешно монтировались на «малых охотниках». Две направляющие для РС крепились непосредственно к 45-мм орудиям, а наводка на цель осуществлялась с помощью механизмов этого самого орудия. При этом для стрельбы непосредственно из 45-ки ничего не мешало. Сначала эти нововведения были рассчитаны для борьбы против авиации противника – в тех условиях, главной угрозы для кораблей ЧФ. Но Терновский считал это просто способом для внедрения реактивной артиллерии на флоте. Он был убеждён, что в скором будущем ракетам покорятся и наземные, и морские, и воздушные цели. И был прав.

«Скумбрия». Забытый рыболовецкий «ракетоносец»

Контр-адмирал Холостяков на борту бронекатера Дунайской флотилии осматривает установку для 132-мм РС

К чести высших офицеров Черноморского флота они были благосклонны к начинаниям Терновского и других энтузиастов, а многие становились ярыми защитниками применения «эрэсов». Так, после испытаний установок с борта МО-084 лейтенанта Кривоносова, который входил в армию защитников реактивной идеи, командир НВМБ Георгий Холостяков и генерал авиации Василий Ермаченков поздравили Терновского и всеми силами способствовали монтированию подобных установок на как можно большем количестве «малых охотников».

Не заставило себя ждать и боевое крещение. 2 апреля 1942 года из Новороссийска в Керчь вышел небольшой конвой, в составе которого находился уже указанный мною «охотник» Кривоносова. Вскоре на горизонте появился торпедоносец нацистов и начал заходить на боевой курс. Вдруг «охотник» окутался дымом, а небо расчертили огненные стрелы. Немецкий торпедоносец внезапно для себя самого погрузился в облака близких разрывов. Машину заметно тряхнуло, а растерянный от такого «здрасьте» лётчик немедленно отказался от атаки и драпанул прочь от такой строптивой и загадочной цели.

Через несколько дней из Новороссийска в Анапу вышел очередной конвой, также охраняемый, но уже тремя катерами с реактивными установками. На одном из них находился и Георгий Терновский. На этот раз залп реактивными снарядами рассеял уже целую стаю пикирующих бомбардировщиков Ю-87 в восемь машин.

«Скумбрия». Забытый рыболовецкий «ракетоносец»

Г-5 с установкой для РС

Черноморские офицеры, прослышав об успешном боевом крещении черноморских «катюш», все как один загорелись желанием получить такое вооружение и на свои корабли. С благословления начальника штаба Черноморского флота контр-адмирала Ивана Елисеева монтаж «эрэсов» производили даже на малютках Г-5, условия службы на которых и без того напоминали удобства шпротов в жестяной банке.
Естественным продолжением внедрения реактивной артиллерии на флоте стало использование её по наземным целям. Вооружённые «эрэсами» катера Д-3, СМ-3 и, конечно, МО-4 совершали молниеносные и неожиданные набеги на береговые цели в Ялте, Феодосии, Анапе и т.д. Порой немцы даже не могли понять, откуда по ним ведут огонь, настолько непредсказуемой была ставка на реактивную артиллерию на флоте. Так, в самом конце 1942 года «охотники» СКА-044 и СКА-084 в районе мыса Железный Рог залпами «эрэсов» подавили целую немецкую артиллерийскую батарею.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector