Семь зеленых тетрадей. Дневники деда

В моей семье хранится семь зеленых, немного выцветших от времени, тетрадей в клеточку. На обложке каждой надпись: «Хлыстун Н.В. Мои воспоминания из фронтовой жизни. Для себя». И нумерация...

В моей семье хранится семь зеленых, немного выцветших от времени, тетрадей в клеточку. На обложке каждой надпись: «Хлыстун Н.В. Мои воспоминания из фронтовой жизни. Для себя». И нумерация — с первой по седьмую. Эти тетради принадлежали деду моего мужа, Николаю Васильевичу Хлыстуну. Он пришел на войну в 1943 году, но там дневников не вел и воспоминания свои записал незадолго до смерти. Первая тетрадь открывается такими словами: «Прошло уже более 39 лет, а я, как сейчас, помню этот день, первый день войны…»

Записи деда Коли не претендуют на какую-то особенную литературность. Целей таких он перед собой не ставил – хотел только, чтобы внуки помнили, что ему и его товарищам, пришлось пройти. Но в то же время, воспоминания Николая Васильевича очень искренние и в этом их главная ценность. Живым деда Колю увидеть мне не довелось, но, судя по рассказам близких, был он человеком сдержанным, цельным и старался все переживания держать в себе.

Это видно и по тетрадям. В большинстве своем там содержатся перечисление боев, единиц техники и маршрутов движения наших войск. Но среди сухих фактов попадаются и небольшие отступления. Иногда лирические, иногда философские. Некоторые из них я и приведу дословно.

Но вначале небольшая справка.

Хлыстун Николай Васильевич (1923 г.р.) Место рождения: Казахская ССР, Актюбинская обл., Новороссийский р-н, г. Новороссийск. Гв. Сержант.

Перечень наград:

  • 27.06.1944 Медаль «За боевые заслуги»
  • 11.10.1944 Орден Красной Звезды
  • 01.12.1944 Медаль «За отвагу»
  • 16.02.1945 Орден Славы III степени
  • 28.04.1945 Медаль «За отвагу»

Выдержки из зеленых тетрадей

«Было воскресенье, 22 июня 1941 года. Вся наша семья находилась в городе Актюбинске. Сегодня наш отец — Василий Николаевич и мать — Ксения Терентьевна, как часто бывало, ушли на рынок. А мы, я и два брата — Анатолий и Валентин — и наши товарищи, устроили игру с волейбол…

Вдруг из соседней квартиры нашего дома вышла мать Дмитриева (одного из игроков) и что-то громко нам стала говорить. По ее виду мы сразу поняли, что у них какое-то несчастье. Но она показывала на открытое окно и просила подойти послушать. Из динамиков был слышен голос нового диктора, который мы потом узнали и полюбили, он сообщал о том, что началась война. Большая война.

Это сообщение мы не сразу поняли. Мы в детстве часто устраивали игру в войну. Помню, соседка по участку говорила, что эта игра ничего хорошего не предрекает. Еще помню, что многие старухи и старики ночью видели кроваво-красные полосы на западной части неба и говорили, что это предупреждение Бога о большой кровопролитной войне. Мы тогда в бабкины предсказания не верили. А вот сегодня все сразу вспомнилось… Нам не верилось, что есть такая сила, которая может нас покорить…»

*    *    *

«Был июнь 1943 года. Наш полк (96 стрелковая дивизия, 331 полк, 1-й батальон, 1-ая рота, 3-ий взвод) располагался недалеко от села Ясная Поляна (Л.Н.Толстого). Солдаты и младший комсостав размещались на гумне, где хранилась солома. В ней мы и спали. Кормили нас в основном консервами.

Недалеко от Ясной Поляны мы строили учебные сооружения на случай обороны. Недалеко был небольшой лесок. В нем росло много земляники. Запах ее напоминал мне нашу, казахстанскую землянику. Собирая ее, словно возвращаешься в юность, в детство, забываешь, что рядом идет тяжелая освободительная война. И что ты принимаешь в ней непосредственное участие…»

*    *    *

«Мы шли на Запад. Дорога, по которой двигалась наша автоколонна, называлась большаком. Через каждые 45-50 минут останавливались на привал. 10-15 минут. На привале все старались сидеть. Разговоры вели на разные темы: меньше о войне, больше о доме, о работе, о друзьях. Находились и любители рассказать отрывки их книг русских и советских писателей. Были также и анекдоты и любовные темы. Почти никто из нас не говорил о страхе смерти. Говорили больше о жизни, о желаниях послевоенных.

Привал заканчивался быстро и по команде: «Марш!» мы снова вставали в колонны. В движении разговор не прекращали, и каждый продолжал мысленно свои воспоминания. Я думал о своем селе, где родился, о родителях и родственниках. Вспоминал школу и военное училище, где прошел первые азы военной науки. Какая же была строгая дисциплина! Жалею, что не дали окончить это училище. Каких-то 10-15 дней оставалось до госэкзаменов. Нас по тревоге подняли в феврале 1943 года. Быстро одели в солдатское и отправили в город Саратов железной дорогой. Провожали нас на станции Актюбинск родители.

Самое тяжелое было расставание с матерью, когда тронулся поезд. Все провожавшие сразу стали плакать все громче и громче. И бежать рядом с вагоном. Большой комок подошел к моему горлу. Я не мог ничего говорить. Последний раз взглянул в сторону матери и всех бегущих и ничего больше не видел. Слезы хлынули из глаз…»

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector