Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

Александр Николаевич Прокофьев — Северский появился на свет 7 Июня 1894 года в Тифлисе, где его родители находились на гастролях. Отец мальчика происходил из рода потомственных петербургских дворян...

Александр Николаевич Прокофьев — Северский появился на свет 7 Июня 1894 года в Тифлисе, где его родители находились на гастролях. Отец мальчика происходил из рода потомственных петербургских дворян Прокофьевых, но был вынужден зарабатывать на жизнь в качестве певца оперетты. На сцене он выступал под псевдонимом «Северский», который впоследствии стал второй частью фамилии.

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

Дела у Прокофьева — старшего шли неплохо, и со временем он создал собственный театр, с которым колесил по городам и весям Российской Империи. Затем, когда материальное положение семьи заметно улучшилось, Прокофьевы осели в Петербурге. Здесь отец Александра увлёкся авиацией и даже приобрел собственный самолёт, на котором учился летать в авиашколе «Гамаюн» в Гатчине.

Среди его тогдашних знакомых был будущий известный авиаконструктор Игорь Сикорский. Именно с ним 16-летний Саша Северский совершил свой первый полёт на аэроплане. Впечатления для юноши оказались неизгладимыми: «Я был изумлён, когда впервые поднялся в воздух в качестве пассажира, и это изумление продолжалось всё время моего полёта. Это было захватывающее приключение, и я хотел, чтобы оно никогда не кончалось».

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

Однако продолжить «приключение» получилось далеко не сразу. Сначала Александр учился в Морском кадетском корпусе, по окончании которого поступил юнкером во 2-й экипаж Балтийского флота. К новому месту службы он прибыл как раз накануне вступления России в Первую Мировую войну. Своё первое плаванье молодой моряк совершил на канонерке «Бобр», где и получил звание мичмана.

Поскольку в боевых действиях его корабль не участвовал, Северский добился разрешения учиться на авиационных курсах при Технологическом институте. Разобравшись с теорией, он отправился в Гатчинскую авиашколу, где в роли инструктора уже подвизался его старший брат Георгий. Освоив под его руководством «Фарман», Александр был переведён в Севастопольскую авиашколу и начал летать на более совершенном «Вуазене».

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

Однако, в Мае 1915 года за неисполнение приказа он был отчислен из школы и вернулся на Балтику. К тому времени здесь уже служил Георгий Северский, и, видимо, благодаря его поддержке, строптивый курсант получил возможность совершенствовать свои навыки пилотирования. В конце Июня Александр благополучно сдал экзамен на звание морского лётчика и получил диплом за № 337.

Местом его службы стала Вторая станция гидросамолётов на острове Эзель, а непосредственным начальником — командир авиаотряда Лейтенант В. Литвинов. Получив в своё распоряжение французский двухместный гидросамолёт «FBA», Александр неоднократно летал на задания по разведке и бомбардировке противника.

15 Июля, совершая патрулирование над Рижским заливом, Северский и его наблюдатель — механик Блинов обнаружили германский эсминец. Маневрируя под вражеским огнём, русскому экипажу удалось сбросить 2 бомбы, которые упали в районе кормы неприятельского корабля. Не удовлетворившись достигнутым, Северский решился атаковать вторично, но в это время его гидросамолёт получил повреждение и стал терять высоту. Лётчику ничего не оставалось, кроме как садиться на воду. Плохо управляемая машина ударилась о волны, из-за чего сдетонировала находившаяся на коленях у Блинова 4-кг бомба…

В это время в заливе находилось несколько российских патрульных катеров. В сгущающихся сумерках они заметили зарево от мощного взрыва и решили исследовать причину. Когда катера подошли к месту катастрофы, они обнаружили труп Блинова и израненного Северского, который в полусознательном состоянии держался на поверхности, уцепившись за обломки своего гидросамолёта. Александра доставили в Кронштадтский морской госпиталь. Доктор осмотрел раненого лётчика и приказал немедленно отправить его в Петербург, так как у него была раздроблена правая стопа. В Петербурге Северскому ампутировали ногу чуть ниже коленного сустава.

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

По странной иронии судьбы, после ампутации Александр оказался в одной палате со своим старшим братом Георгием, который как раз накануне получил перелом обеих ног во время авиакатастрофы. Двух раненых постоянно навещали родственники, а одна из их сестёр для поддержания бодрости и «на счастье» подарила Александру плюшевую обезьянку Яшу, которая в дальнейшем была его талисманом.

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

Став инвалидом, Северский обзавёлся деревянным протезом и взялся отстаивать своё право на дальнейшую службу в авиации. После обращения к командующему ВВС Балтийского флота Александру Тучкову он получил должность старшего инспектора морской авиации Петроградского военного округа. Однако все его попытки вновь получить допуск к полётам командование отклоняло, и тогда Северский решил устроить «показательное выступление».

16 Мая 1916 года во время воздушного смотра он самовольно поднял аэроплан в небо и проделал несколько рискованных виражей. Свой «аттракцион» Александр завершил учебной атакой на прибывшую в часть инспекторскую комиссию. Результатом этих упражнений стало заключение Северского под домашний арест. История имела значительный резонанс и дошла до Императора, который потребовал от Военного министра полного отчёта об инциденте. Вникнув в суть дела, Николай II оценил энтузиазм своего подданного и рекомендовал министру удовлетворить просьбу Северского о возвращении в действующую авиацию.

1 Июля Александр Северский и ещё несколько лётчиков на новеньких гидросамолётах «М-5» своим ходом прибыли из Петрограда на Вторую станцию авиации Балтийского флота, а уже через 3 дня одноногий лётчик одержал свою первую воздушную победу, сбив германский гидросамолёт над водами Рижского залива.

В ночь с 12 на 13 Августа Северский выдержал самый напряжённый бой в своей жизни. В бомбардировке германской авиабазы на озере Ангерн участвовали 2 экипажа на гидросамолётах «М-9» — командир авиаотряда «Ж» ( «Живёте» ) пилот — Лейтенант В. В. Дитерихс и наблюдатель — унтер-офицер Е. Кузнецов ( на Щ.С.-10 ) и мичман А. Н. Прокофьев — Северский вместе с наблюдателем — унтер-офицером П. М. Сазоновым ( на Щ.С.-20 ).

Результаты бомбардировки, как и следовало ожидать ( пара «М-9» могла поднять в воздух всего 200 килограммов бомб ), оказались не очень впечатляющими, однако не исключено, что из-за взрыва бочки с горючим, подожжённой русской зажигательной бомбой, немцы лишились одного самолёта.

Цена, которую нападающие могли заплатить за этот успех, едва не оказалась чрезмерной. При отходе 2 русских экипажа были атакованы 6 германскими аэропланами и одной «летающей лодкой».

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

Северский и Дитерихс спешно перегруппировались, чтобы эффективней противостоять атакам неприятеля и не столкнуться друг с другом. Немцы попытались разъединить русских и уничтожить их поодиночке, однако Северский и Дитерихс действовали настолько успешно, что, вероятно, сумели подбить сразу 2 самолёта противника. Как писал в своём рапорте Александр Северский:

«Не допуская противника под хвост, мы и они снизились до самой воды… Во время этого боя я и Щ.С.-10, а также и неприятельские аппараты, настолько сходились друг с другом, что не только видели людей, дымки, выходящие из пулемётов, но буквально приходилось изворачиваться, дабы избежать столкновения».

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

В самый напряжённый момент боя у стрелка — наблюдателя Дитерихса неожиданно заклинило пулемёт, и пока он пытался извлечь перекошенный патрон, германские самолёты ринулись на беззащитный «Щ.С.-10». Видя, что над товарищем нависла опасность, Александр Северский тут же развернул свою машину и бросился наперерез германцам. Он уже был готов протаранить ближайшего из противников, но его стрелок — наблюдатель, стреляя в упор, буквально изрешетил «германца». Вражеский самолёт, потеряв управление, перевернулся и рухнул на воду. После чего, 4 оставшиеся германские машины воздержались от новых нападений.

Вернувшись на базу, Северский насчитал на своей «летающей лодке» 14 пулевых пробоин, на «лодке» Дитерихса пробоин было 20.

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

Сопоставляя рапорты, написанные 3-мя из 4-х участников боя ( Прокофьевым — Северским, Дитерихсом и Кузнецовым ), следует отметить, что они очень незначительно отличаются в мелочах, но сходятся в главном — бой был на редкость ожесточённым, деталей не помним, но к концу схватки 3 германских аэроплана из 7 атаковавших оказались приводнившимися.

Флотское начальство решило прикрыть плохую организацию операции против Ангерна героизмом и самоотверженностью её участников, представив её в виде успеха русской авиации. И, хотя никаких независимых свидетельств не сохранилось, на каждого из участников боя вполне могли бы записать по 3 заявленных победы. Тем не менее, официально зарегистрировали только одну победу — ту самую, которую Прокофьев — Северский и Кузнецов одержали, когда бросились на выручку Дитерихсу. Награды же получили все участники боя: Николай II лично вручил Северскому и Дитерихсу Золотое Георгиевское орркие, а их наблюдатели получили по «солдатскому» Георгию.

Если верить воспоминаниям Александра Северского, то следующий героический эпизод имел место осенью 1916 года. Во время очередного полёта он отвлёк на себя сразу несколько вражеских аэропланов, возможно, сбил один из них, чем помог ретироваться повреждённой машине своего командира.

Напряжённая фронтовая жизнь не только не помешала, но скорее помогла раскрыться конструкторскому таланту Северского. Именно на основе собственного боевого опыта он усовершенствовал балансирный руль и балансирные элероны на своём гидросамолёте.

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

В конце Декабря 1916 года Александр Северский установил лыжное шасси на новую модель гидросамолёта Дмитрия Григоровича «М-11». Испытания проводились лично им на 3-й морской станции ( в Ревеле ) в Январе 1917 года. Самолёт был опробован сначала на земле, затем в воздухе, после чего соответствующая техническая документация была отправлена на авиационный завод Щетинина в Петрограде.

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

В Феврале 1917 года Северского назначили командиром 2-го морского истребительного авиаотряда «Ж» ( «Живёте» ). Но в дело вмешался нелепый случай: накануне отъезда к месту базирования соединения ( на остров Эзель ) Северский катался на мотоцикле и, столкнувшись с извозчичьей пролёткой, сломал себе левую ногу. Вступление в новую должность пришлось отложить, а после выздоровления ( в Мае 1917 года ) Северского командировали в Москву, где в качестве технического консультанта ему предстояло обучать молодых пилотов технике ведения воздушного боя, а также испытывать новые модели самолётов, предназначавшиеся Балтийскому флоту.

Русский морской лётчик-ас времён Первой мировой

Александр подолгу облётывал каждую машину, тщательно изучал их технические характеристики и вносил различные рацпредложения. Только в Июле 1917 года он, наконец, прибыл на Эзель и вступил в должность командира отряда, на вооружении которого находилось 4 «Ньюпора», одна летающая лодка «М-9» и 6 «М-15».

Задача данного соединения заключалась в защите фортификационных сооружений острова от налётов вражеской авиации. Так получилось, что Северский появился на Эзеле за несколько дней до того, как русское командование, предвидя готовящееся наступление немцев на острова Моонзундского архипелага, начало отводить основные части. Для прикрытия отступления на каждом острове было решено оставить незначительные силы, которые смогли бы хоть какое-то время сдерживать натиск неприятеля.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector