Русские генералы-новаторы Великой войны

Русские генералы Первой мировой войны… Негативного о них было сказано много: военное невежество, нерешительность, боязнь ответственности [Беломорцев П. Подготовка старших начальников // Вестник милиционной армии. 1921. № 16...

Русские генералы Первой мировой войны… Негативного о них было сказано много: военное невежество, нерешительность, боязнь ответственности [Беломорцев П. Подготовка старших начальников // Вестник милиционной армии. 1921. № 16 (37). С. 2.]. Недостатков, разумеется, у представителей русского генералитета достаточно — и зачастую не хватало инициативы, решительности, творчества. Не весь генералитет смог адаптироваться к новым реалиям и достойно проявить себя – слишком тяжелой была небывалая доселе война.

Впрочем это было свойственно и другим генералитетам.

Так, комдив В. А. Меликов отмечал, что после объявления всеобщей мобилизации французское командование утратило волю к победе — хоть еще в мирное время для воинских эшелонов были проложены соответствующие маршруты, но уверенная рука полководца, знающего, что он хочет, и имеющего стратегическую перспективу, их не направляла [Меликов В. А. Стратегическое развертывание по опыту Первой империалистической войны 1914-1918 гг. и Гражданской войны в СССР. Т. 1. М., 1939. С. 199.]. Часто и германское командование оказывалось не на высоте. Так, в Восточно-Прусской операции 1914 г. (оперативно одной из наиболее удачных для германцев) комкоры противников не обладали необходимым оперативным кругозором, действуя во вред ходу операции — кроме германских Белова и Франсуа и русского Мартоса [Евсеев Н. Августовское сражение 2-й русской армии в Восточной Пруссии (Танненберг) в 1914 г. М., 1936. С. 285.]. Причем, имея многочисленные преимущества, прежде всего русские радиотелеграммы, германцы не вполне справились с задачей, упустив многие возможности. Причина — оперативные промахи (даже неряшливость) ряда германских военачальников [Там же. С. 281.].

Русская армия Первой мировой дала военной науке целый ряд блестящих имен – как тактиков, разработавших оригинальные методики прорыва фронта (А. А. Брусилов, В. И. Гурко Н. Н. Юденич), так и стратегов (Н. Н. Юденич, М. В. Алексеев, великий князь Николай Николаевич), кавалерийских (А. М. Каледин, Ф. А. Келлер, П. Н. Врангель, А. М. Крымов, Н. Н. Баратов, К. Г. Маннергейм и др.) и общевойсковых (В. Е. Флуг, П. А. Плеве, П. С. Балуев, В. Н. Горбатовский, Л. В. Леш, А. И. Деникин, Е. А. Радкевич, М. А. Пржевальский, П. А. Лечицкий, Д. Г. Щербачев и др.) командиров, штабных работников (М. Ф. Квецинский, Е. К. Миллер, Н. Н. Духонин, А. С. Лукомский,), военных инженеров (К. И. Величко, Д. М. Карбышев), артиллеристов («русский Брухмюллер» генерал В. Ф. Кирей).

Война нового типа вычеркнула заочно-директивный метод управления войсками – и для тех кто не смог понять и приспособиться к новым условиям (например генералы А. В. Самсонов (командующий войсками 2-й армии в Восточно-прусской операции.) и П. — Г. К. Ренненкампф (командующий войсками 1-й армии в Восточно-Прусской операции) это закончилось печально. С другой стороны – выдвинулись новые талантливые военачальники (П. А. Плеве, В. Е. Флуг и мн. др.).

Но мы хотим вспомнить имена нескольких генералов русской армии, ставших новаторами в плане тактики применения нового оружия и техники либо эффективном применении новых боевых средств.

Русские генералы-новаторы Великой войны

В. И. Гурко (слева) и П. А. Плеве (справа)

«Палочка – выручалочка» Русского фронта генерал от кавалерии П. А. Плеве, возглавлявший во время войны 5-ю и 12-ю армии и Северный фронт, принял участие в становлении автобатареи для стрельбы по воздушному флоту капитана В. В. Тарновского. В конце Второй Праснышской операции батарея прибыла в распоряжение штаба 12-й армии (г. Ломжа). Эффективная работа батареи (оборона позиций тяжелой артиллерии и войск, взаимодействие с частями армии) предопределили ее посещение командармом П. А. Плеве и начштармом Е. К. Миллером. Генералы, детально ознакомившись со «свойствами батареи и предполагаемыми способами стрельбы» [Лашков А. Новатор русской зенитной артиллерии. Ч. 2 (1) // Техника и вооружение. 2004. № 1. С. 3.]. поощрили комсостав батареи, придав дополнительную динамику развитию нового оружия. Организуя воздушную оборону г. Двинск, П. А. Плеве вновь привлек эту батарею.

Эффективно использовал он и бронечасти.

В Лодзинской операции 1-я автопулеметная рота, заняв позицию в засаде на стыке между 5-й армией и 19-м корпусом у Пабяниц, 21 ноября 1914 г. уничтожила 2 полка германской пехоты, пытавшиеся охватить фланг корпуса, и батарею [Барятинский М., Коломиец М. Бронеавтомобили русской армии 1906-1917 гг. М., 2000. С. 20.]. В феврале 1915 г. броневики эффективно поддерживали защитников Прасныша, а затем 5 броневиков 1-й автопулеметной роты отрезали путь отступления противнику, что привело к большим потерям германцев пленными. Резонанс от действий бронетехники в этой операции был столь велик, что отразился в личных записях императора.

П. А. Плеве — родоначальник русских штурмовых частей. Приказ от 04. 10. 1915 г. по 5-й армии № 231 предписывал сформировать «особые команды бомбометателей» в каждой роте. Вооружение (помимо обычного) бойца команды – 10 гранат, топор, лопата (по возможности большая – как тут не вспомнить аналогичный инструмент, принятый позднее для германских штурмовиков) и ручные ножницы для резки проволоки [Корнаков П., Юшко В. Второе рождение гренадер // Цейхгауз. — 1/1995. — № 4. С. 20.]. В качестве инструкторов к командам прикомандировывались саперы. Уже в конце того же года новаторский опыт распространился от армии П. А. Плеве на всю Действующую армию — и штурмовые («гренадерские») взводы (офицер, 4 унтер-офицера и 48 рядовых) появились во всех гренадерских и пехотных полках.

Русские генералы-новаторы Великой войны

П. А. Плеве

А командующему Особой армией генералу от инфантерии П. С. Балуеву (дослужился до должностей главнокомандующего армиями Юго-Западного и Западного фронтов) принадлежит новаторство в деле создания ударных батальонов русской армии. Петр Семенович фактически продолжил дело П. А. Плеве.

При штабе его Особой армии для подготовки инструкторов гренадерского дела в конце марта 1917 г. была организована школа. Первый выпуск и показательные учения в присутствии командарма состоялись в мае. Оперативное отделение штаба армии издало Наставление для ударных частей — первое в Действующей армии и изданное приложением к приказу по армии № 320/48 (утверждено П. С. Балуевым 25. 03. 1917 г.).

В соответствии с ним, в каждой пехотной дивизии появлялся ударный батальон (3 стрелковых роты по 3 взвода и техническая команда из 5 отделений (пулеметное (4 пульвзвода и 2 ручных пулемета), минометное, бомбометное (4 взвода), подрывное (ракетный и подрывной взводы), телефонное (4 подслушивающие и 6 телефонных станций)).

Русские генералы-новаторы Великой войны

П. С. Балуев

Учтя опыт неудачных и удачных операций по прорыву оборонительных полос противника (на Стрыпе, у Нарочи и под Митавой) периода позиционной войны, Наставление [Наставление для ударных частей. Типо-Цинкография Штаба Особой армии, 1917. С. 3.] зафиксировало необходимость действий ударных частей именно в обстановке позиционной войны и лишь для активных действий. Документ подробно регламентировал тактику применения ударных частей, их организацию, обучение и снабжение. Подчеркивалась преемственность штурмовых частей 1915 – 16 гг. и ударных частей 1917 г. Каждый солдат ударного батальона (помимо нестроевых) обязывался пройти курс гранатного боя, после которого после соответствующих экзаменов (испытаний) получал звание гренадера. Основная задача ударных частей, как и их предшественников — траншейный бой.

П. С. Балуев прекрасно понимал, что в условиях позиционной войны именно ударные части станут лидером в наступательных операциях. Их задачами являлись: прорыв фронта, захват и удержание участков позиций или укрепленных пунктов, взятие пленных или уничтожение вражеских оборонительных сооружений; контратака; поддержка атакующей пехоты.

Русские генералы-новаторы Великой войны

П. С. Балуев — между А. И. Гучковым (штатском) и А. А. Брусиловым

Но так распорядилась история, что в 1917 г. ударные батальоны не только действовали на острие прорыва, но и стали оплотом верности долгу и носителями высокого боевого духа — вокруг них в обстановке начавшегося разложения армии сплачивались верные присяге войска.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector