Полководцы России. Генерал Карбышев

Авторитет Карбышева как военного специалиста был очень высок. Гитлеровцы ещё до пленения генерала внесли его в список тех, кого впоследствии рассчитывали использовать на службе Третьему Рейху. Немецкое командование...

Авторитет Карбышева как военного специалиста был очень высок. Гитлеровцы ещё до пленения генерала внесли его в список тех, кого впоследствии рассчитывали использовать на службе Третьему Рейху. Немецкое командование было убеждено: Карбышев среди большевиков — человек случайный. Дворянин, офицер царской армии, он с лёгкостью согласится перейти на их сторону… В конце концов, он и ВКП(б) вступил только в 1940 году, видимо, беспартийность мешала военной карьере!

Однако очень скоро нацисты обнаружили, что Карбышев — крепкий орешек. 60-летний генерал служить Третьему Рейху отказывался, выражал уверенность в конечной победе Советского Союза и ничем не напоминал человека, сломленного пленом.

В марте 1942 года Карбышева перебросили в офицерский концентрационный лагерь Хаммельбург. В нём велась активная психологическая обработка высокопоставленных советских офицеров с целью заставить их перейти на сторону Германии. Ради этого создавались самые гуманные и доброжелательные условия. Многие хлебнувшие лиха в обычных солдатских лагерях, на этом ломались. Карбышев, однако, оказался совсем из другого текста — никакими благами и послаблениями «перековать» его не удалось.

Вскоре к Карбышеву приставили полковника Пелита. Этот офицер вермахта прекрасно владел русским языком, так как в своё время служил в царской армии. Более того, Пелит тоже был военным инженером, сослуживцем Карбышева во время работы над фортами Брестской крепости.

Пелит, тонкий психолог, расписывал перед Карбышевым все преимущества службы великой Германии, предлагал «компромиссные варианты сотрудничества» — например, генерал занимается историческими трудами о военных операциях Красной армии в текущей войне, и за это ему в перспективе разрешат выезд в нейтральную страну. Однако Карбышев вновь отмёл все предложенные гитлеровцами варианты сотрудничества.

На генерала пытались воздействовать устрашением. Перевели в тюрьму в Берлин, заперли в одиночной камере… Три недели молчал Карбышев, отказываясь идти с гитлеровцами на контакт. Тогда нацисты предприняли последнюю попытку. Генерала перевели в одиночную камеру одной из тюрем Берлина, где продержали около трёх недель. Три недели не допрашивали, не тревожили предложениями о предательстве. Обеспечили режим полной тишины и информационной изоляции — генерал не видел даже лица кухонного бочковоза, раздававшего баланду — котелок и ложку передавали в камеру через крохотное окошко в двери…

Полководцы России. Генерал Карбышев
Узники немецкого концлагеря

Потом однажды в камеру вошли два солдата, и молча повели генерала в роскошный кабинет начальника тюрьмы. Вопреки обыкновению, пленному не связали рук при передвижении по территории арестантского дома.

В кабинете его ждал скромно, но с некоторой долей роскоши накрытый стол — даже со фляжкой коньяку и дорогой сигарой. А вместо следователя контрразведки за столом восседал знаменитый германский военный архитектор — профессор Раубенгеймер. Карбышев хорошо знал его и его работы…

— Наконец-то я вас нашел! — сказал по-русски немецкий профессор.

Он долго говорил о том, что интеллигент интеллигента поймет всегда, что работы Дмитрия Михайловича ему хорошо известны, и что Великая Германия готова сделать буквально все, чтобы талантливый русский офицер, дворянин по происхождению, согласился сотрудничать.

Карбышев с уважением относится к работам немецкого ученого. И действительно даже дружил с ним когда-то до войны — по переписке. Но теперь — молчал.

Профессор Раубенгеймер долго и подробно рассказывал о том, как они с Карбышевым в дальнейшем будут вместе работать. Советскому офицеру предлагалась не только свобода…

— Мы обеспечим вас достойным жильем в безопасном районе страны. Вы предпочтете квартиру в городе или особняк на природе? Пусть вас не смущает удаленность от столицы — у вас будет автомобиль с личным шофером. Ну, и чертежная лаборатория разумеется, как архитектору без своей лаборатории… Сотрудников себе вы подберете сами — той квалификации, которая вам потребуется, можно даже русских — из военнопленных, вашего слова хватит для гарантии их благонадежности. Вам будет открыт доступ во все библиотеки и книгохранилища Германии, предоставлена возможность знакомиться с другими материалами в интересующих вас областях военно-инженерного дела. Лично я готов стать вашим подчиненным. А работа будет та, которую вы любите, и в которой я не знаю профессионала лучше вас — опытно-конструкторские работы и исследования в области военной архитектуры и фортификации… Да, кстати, вам будет сохранено воинское звание генерал-лейтенанта инженерных войск — разумеется, под погонами Вермахта. И еще: от вас не требуется никаких заявлений в печати, никаких публичных деклараций вашего решения. Вы уважаете Сталина — уважайте его и дальше. У вас есть право не сказать ни единого плохого слова о большевиках и их режиме в России. Мы ценим вас именно как специалиста, и в данном случае — не суть важно, во что вы верите. В конце концов, я — лютеранин, а вы — атеист, это же не мешало нам в свое время обмениваться научно-практическими данными…

— Видите ли, герр профессор, — ответил генерал по-немецки, — в том-то и дело, что мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе, от лишений и битья. Я — солдат и остаюсь верен своему долгу. И этот долг запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной.

В кабинет тут же вошли эсэсовцы.

— Спасибо, профессор, — сказал один из офицеров, — ваша попытка спасти генерала не удалась. Он проявил себя как убеждённый, фанатичный большевик, использование которого на службе Рейху невозможно… Вы только что сами решили свою участь, генерал!..

Полководцы России. Генерал Карбышев
Карбышев на допросе

Карбышева отправили в концентрационный лагерь Флоссенбюрг, где шестидесятилетнего офицера стали использовать на каторжных работах особой тяжести. Карбышев рубил камень. Но и здесь генерал удивлял своих товарищей по несчастью несгибаемой волей, силой духа и уверенностью в конечной победе Красной армии. Один из советских пленных потом вспоминал, что Дмитрий Михайлович умел поднять настроение даже в самые тяжёлые минуты…

Правила поведения советских бойцов и командиров в фашистском плену от генерала Д.М. Карбышева (записаны со слов бывших узников концлагерей Т.Б. Кублицкого, А.П. Есина, П.П. Кошкарова и Ю.П. Демьяненко):

  1. организованность и сплоченность в любых условиях плена.
  2. взаимопомощь. в первую очередь помогать больным и раненым товарищам.
  3. ни в чем не унижать своего достоинства перед лицом врага.
  4. высоко держать честь советского воина.
  5. заставить фашистов уважать единство и сплоченность военнопленных.
  6. вести борьбу с фашистами, предателями и изменниками родины.
  7. создавать патриотические группы военнопленных для саботажа и диверсий в тылу врага.
  8. при первой возможности совершать побеги из плена.
  9. оставаться верными воинской присяге и своей родине.
  10. разбивать миф о непобедимости гитлеровских войск и вселять военнопленным уверенность в скорой победе над фашизмом.

Когда пленные трудились над изготовлением могильных плит, генерал заметил: «Вот работа, доставляющая мне истинное удовольствие. Чем больше могильных плит требуют от нас немцы, тем лучше, значит, идут у наших дела на фронте».

Полководцы России. Генерал Карбышев
Маутхаузен

Его переводили из лагеря в лагерь, условия становились все более жёсткими, но сломать Карбышева не сумели. В каждом из лагерей, где оказывался генерал, он становился настоящим лидером духовного сопротивления врагу. Его стойкость придавала сил тем, кто оказался рядом.

Фронт катился на Запад. Советские войска вступили на территорию Германии. Исход войны стал очевиден даже убеждённым нацистам. У гитлеровцев не осталось ничего, кроме ненависти и желания расправиться с теми, кто оказался сильнее их даже в оковах и за колючей проволокой…

Вспоминает майор Седдон де Сент-Клер:

«Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее бельё и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замёрзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев».

Последние слова генерала были обращены к тем, кто разделял вместе с ним страшную участь: «Бодрей, товарищи! Думайте о Родине, и мужество не покинет вас!».

Полководцы России. Генерал Карбышев
Казнь ледяной водой в Маутхаузене

Не секрет, что советская власть отрицательно относилась к побывавшим в плену. Тем более — к высшим офицерам… Но с рассказа канадского майора начался сбор сведений о последних годах жизни генерала Карбышева. Все собранные документы и свидетельства очевидцев говорили об исключительном мужестве и стойкости этого человека…

16 августа 1946 года за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне, генерал-лейтенанту Дмитрию Михайловичу Карбышеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Полководцы России. Генерал Карбышев
Памятник генералу Карбышеву

источник: polkrf.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector