Погибли в бою, покоятся на дне морском

В июле пришла негромкая скорбная весть, ждать которую пришлось целых 76 лет: в Балтийском море в 35 километрах от Клайпеды совместной российско-литовско-латвийской экспедицией была обнаружена советская подводная лодка...

В июле пришла негромкая скорбная весть, ждать которую пришлось целых 76 лет: в Балтийском море в 35 километрах от Клайпеды совместной российско-литовско-латвийской экспедицией была обнаружена советская подводная лодка С-10. Она пропала без вести в июне 1941 года, и все эти годы родственники погибших подводников ничего не знали об их судьбе. Так была поставлена точка в расследовании ещё одной из многочисленных трагедий военного лихолетья, море наконец-то поделилось с людьми тайной исчезновения С-10.

Погибли в бою, покоятся на дне морском

Братская могила на 41 человека

Десятая «эска» (тип «С» – «Сталинец») принадлежала к многочисленному в довоенном советском флоте подклассу средних субмарин и предназначалась для действий на морских коммуникациях противника. Она была заложена 10 июня 1937 года на заводе № 112 в Горьком под стапельным номером 242 и литерным обозначением Н-10, спущена на воду 20 апреля 1938 года, вступила в строй 31 декабря 1940 года. В последнем её походе экипаж лодки насчитывал 41 человека, бессменным командиром был капитан 3-го ранга Борис Константинович Бакунин. На следующий день после начала войны утром 23 июня 1941 года С-10 отправилась на позицию в Данцигской бухте, планировалось прибытие её в заданный район через двое суток. Помимо двухнедельного поиска и уничтожения вражеских кораблей, экипаж лодки должен был произвести разведку подходов к базе Пиллау (ныне Балтийск в Калининградской области) для последующей минной постановки. 28 июня после полуночи на базе получили с борта субмарины лаконичное сообщение: «Ухожу от погони. В 05.00 буду в Либаве (ныне Лиепая. – В.В.)». Однако, поскольку в тот момент последние защитники Либавы, истекая кровью, уже вели уличные бои с прущими гитлеровскими полчищами, командование приказало Бакунину двигаться в Усть-Двинск. Ответа о получении приказа не последовало.

Ещё через несколько часов, под утро, на берег поступила другая радиограмма – без подписи, но по характеру работы телеграфного ключа опознанная как пришедшая с С-10: «Терплю бедствие, нуждаюсь в помощи». Затем связь прекратилась, и про дальнейшую судьбу этой подлодки в течение последующих 76 лет достоверно никто ничего не знал. Впоследствии, когда советская сторона получила доступ к немецким архивам, выяснилось, что сторожевик V-307 наткнулся на С-10 близ Пиллау, севернее мыса Брюстерорт утром 27 июня. Гитлеровский корабль, патрулировавший этот участок моря, обнаружил погружающуюся лодку и след торпеды, после чего сбросил на советскую субмарину четыре глубинных бомбы. Затем для преследования лодки были срочно вызваны десять сторожевиков и тральщиков, однако их действия оказались безрезультатными. Основная версия причины произошедшей трагедии связана с тем, что юго-западнее Пиллау в ночь на 22 июня немецкие катера-шнельботы выставили 30 донных неконтактных мин, а тральщик «Фугас» 22-23 июня – 206 якорных мин. Не исключалось, что С-10 подорвалась на мине и была замечена патрульными кораблями противника. Пытаясь уйти от них на полной скорости в надводном положении, субмарина израсходовала запас плавучести и затонула в районе между Лиепаей и Вентспилсом. Историки указывали, что 27 июня в Ирбенском проливе немецкие торпедные катера S-59 и S-60 из состава III флотилии атаковали неизвестную подводную лодку. Но так как ни время, ни место атаки не соответствуют времени и месту гибели С-10, эта версия оказалась несостоятельной…

И вот поступило известие – нашли! С российской стороны в экспедиции, обнаружившей С-10, принимал участие Клуб подводных исследователей калининградского Музея Мирового океана. Выяснилось, что субмарина лежит в нынешних экономических водах Литвы на глубине 65 метров. В соответствии с принятой в подобных случаях процедурой место гибели С-10 и её экипажа станет официально признанным воинским захоронением.

Погибли в бою, покоятся на дне морском

командир корабля Борис Бакунин

Погибли в бою, покоятся на дне морском

рулевой Иван Шевелев

Погибли в бою, покоятся на дне морском

командир отделения торпедистов Георгий Гаврилин

При содействии представительства МИД России в Калининграде проводится работа по подготовке выезда сотрудников Музея Мирового океана совместно с партнёрами из Латвии и Литвы на место гибели подводной лодки. Член Клуба подводных исследователей Наталья Важинская пояснила: «Мы планируем экспедицию для отсъёмки подводного видео- и фотоматериала и проведения мемориальных мероприятий. Это возложение венков, установление мемориальной таблички с номером подлодки и списком погибших. Надеемся найти родственников членов экипажа».

Пропали без вести…

Обнаружение советских подводных лодок, погибших в годы минувшей войны, является делом нередким. Так, весной прошлого года российские дайверы-поисковики обнаружили у берегов Эстонии советскую подлодку Щ-408, погибшую в неравном бою с немецкими кораблями в мае 1943 года.

В мае 2014-го близ побережья Калининградской области была найдена советская подводная лодка С-4. Кстати, её нашли в том же самом районе, где три года спустя была обнаружена её погибшая «сестра» С-10. Четвертой «эске» повезло больше – она прошла почти всю войну и погибла уже на её исходе 4 января 1945 года. Последний раз в эфир её командир Алексей Александрович Клюшкин вышел 1 января: доложил о том, что недавно С-4 уничтожила судно противника и продолжает патрулирование. Причиной гибели корабля и всех 48 членов экипажа, судя по всему, стал таранный удар, нанесённый немецким миноносцем T-3 – он произошёл, когда С-4 пыталась атаковать немецкий конвой.

Погибли в бою, покоятся на дне морском

Подводные лодки «С-4», «С-6» и «С-1» на зимовке в Либаве, начало 1940 г.

В декабре 2012-го шведы разыскали на дне Балтийского моря подводную лодку С-6. Она затонула в 1941 году со всеми своими 48 членами экипажа, подорвавшись на немецком минном заграждении «Вартбург» (хотя была версия, что С-6 потопил вражеский самолет). Кроме того, среди вероятных причин гибели подводной лодки называлась ошибка личного состава, так как назначенный как раз перед этим походом командиром на С-6 капитан-лейтенант Николай Николаевич Кулыгин не имел опыта руководства «эсками» и ранее служил на субмаринах типа «М» («малютка»). Обследование, проведённое шведскими дайверами-поисковиками, показало, что обломки кормы С-6 находятся в 20 метрах от носовой части. Рядом располагается нечто, напоминающее торпеду. Разрушенный корпус субмарины покрыт, словно саваном, толстым слоем ила, но носовая часть вместе с 45-мм орудием сохранилась в относительно неплохом состоянии.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector