Подвиг юного моряка Владимира Моисеенко

Советско-японская война началась 9 августа 1945 года. 13 августа сторожевой корабль «ЭК-2», на котором служил Владимир Моисеенко, высадил морских пехотинцев в порту Сейсин (ныне Чхонджин, Северная Корея). Но...

Советско-японская война началась 9 августа 1945 года. 13 августа сторожевой корабль «ЭК-2», на котором служил Владимир Моисеенко, высадил морских пехотинцев в порту Сейсин (ныне Чхонджин, Северная Корея). Но морской пехоте потребовалась помощь: её заметили японцы и открыли огонь. Спасать положение был направлен отряд моряков. Моисеенко в отряд сначала не взяли – молод, но он так горячо убеждал командира, капитана III ранга Терновского, в своей готовности сражаться до последнего, что капитан в последний момент согласился…

Подвиг юного моряка Владимира Моисеенко

Высадка в порту Сейсин.

В ходе боевого задания морякам требовалось взять высоту, с которой были бы хорошо видны позиции противника и своих войск. Еще с палубы корабля опытным глазом артиллериста Терновский определил для установления поста наблюдения высокую сопку, за которую вели бой морские пехотинцы. Поэтому, высадив отряд на берег, он немедленно повел его на соединение с морской пехотой.

Подвиг юного моряка Владимира Моисеенко

Бойцы морского десанта перед высадкой в Сейсине.

Городские кварталы уже находились в тылу у советских бойцов. Но у тактики уличных боев свои законы… И командир отряда, прошедший большую школу войны, не удивился, когда моряки в одном из кварталов попали под обстрел противника. Стреляли из каменного здания. Задерживаться возле него не было смысла, поэтому, приказав открыть ответный огонь, Терновский вывел отряд короткими перебежками из опасной зоны, затем повернул резко вправо, в район загородных сопок.

У подножия одной из них, той, что издали облюбовал командир, шла схватка с японцами. Морские пехотинцы пытались овладеть высотой штурмом. Но сопка была сильно укреплена, да и силами неприятель располагал большими. Матросский отряд с ходу включился в бой. Воодушевленные подоспевшей помощью, пехотинцы бросились в новую атаку. Моряки шли впереди наступающих.

Подвиг юного моряка Владимира Моисеенко

Морские пехотинцы и корейская семья на улицах Сейсина.

Однако жестокий огонь неприятеля заставил матросский десант залечь.

Лежать под огнем — не дело. Требуется какой-то маневр. Не везде же неприятель одинаково силен, должны быть в его позиции и слабые места. Терновский принял решение обойти высоту справа и атаковать ее с более выгодного направления — с тыла. Готовясь к обороне, противник предусмотрел и это. Матросский десант натолкнулся на два тщательно замаскированных дзота. Других путей не оставалось — дзоты надо подорвать.

Тут-то и пригодились физические качества юного, невысокого, ловкого моряка Моисеенко: подрыв дзотов поручили именно ему. Подобравшись к дзотам поближе, Моисеенко заметил японский склад боеприпасов. Построен он был хитроумно: деревянное строение обваловано в низине и замаскировано под цвет окружающей местности. Пришлось принимать решение: с одной стороны, в приказе командира было ясно сказано о взрыве двух дзотов, с другой – взорвать склад означало значительно подорвать силы противника. Так юноша лежал на гребне высоты, не сводя глаз с тайного хранилища, обдумывая свои дальнейшие действия.

Ему казалось, что он еще не пришел к определенному решению, но руки уже сами начали готовить связку гранат. Длилось это какую-нибудь минуту, но минута была ответственнейшая. Владимир Моисеенко метнул в склад целую связку гранат. Описав в воздухе дугу, связка гранат упала точно на цель. Раздался сильный взрыв, от которого как бы пошатнулась вся высота. В низине все было еще закрыто облачком дыма и пыли, но моряк отчетливо слышал топот многих ног и крики солдат и офицеров противника.

Взрыв склада вызвал панику среди японцев. Решив, что они окружены, многие солдаты покидали свои укрытия и бежали сломя голову прочь. Воспользовавшись возникшей суматохой, парень метнул в каждый дзот по гранате. Точность оказалась прямо-таки снайперской. Эти два взрыва командир воспринял как сигнал к новой атаке. Теперь неприятель не оказал организованного сопротивления, и моряки, овладев позициями, выбили его с высоты.

Однако победа была не окончательной. Пока сопка занята советскими моряками, корректирующими огонь морской артиллерии, советские корабли с моря могли вести прицельный огонь по позициям противника. Японцы это понимали, поэтому не прекращали атаковать высоту, пытаясь согнать с неё советских воинов. Моряков было немного, и они с трудом отбивались от атак, боеприпасы таяли на глазах.

— Моисеенко! — крикнул командир.— Берите побольше гранат и идите вперед!

Матрос правильно понял приказ командира. Ослабить нажим противника можно было только в том случае, если вновь наделать побольше шума в его тылу.

И вторая вылазка в тыл оказалась успешной. Владимир Моисеенко, отыскав одну из наиболее важных огневых точек, доставлявшую большие неприятности отряду, забросал ее гранатами и уничтожил вместе с расчетом. Возвратившись к своим, он узнал печальную весть: командир отряда выбыл из строя раненым.

И тогда вчерашний юнга Моисеенко принял командование на себя. Весь остаток дня напряженный бой не затихал. Несколько раз молодой командир поднимал оставшихся в строю бойцов в контратаки. Долина, лежащая между сопками, переходила из рук в руки, но к сумеркам вершина высоты осталась за нашими моряками.

С заходом солнца наступило затишье. Всю ночь моряки работали, укрепляя занятый рубеж. Моисеенко распорядился расставить станковые пулеметы так, чтобы огонь их был наиболее эффективным. По его указанию матросы продолжали углублять окопы. Делалось все необходимое, чтобы удержать высоту до подхода основных сил морской пехоты.

Утром противник силами более роты, при поддержке крупнокалиберных пулеметов, атаковал позицию. Правильно расставленные пулеметы и дружный автоматный огонь остановил неприятеля, но ненадолго. Поредевшие передовые цепи пополнялись подползавшими с тыла солдатами, и атаки возобновлялись. Сколько их было, никто из моряков точно не запомнил. Японцы шли буквально по трупам павших раньше своих солдат…

Наступил новый день, и снова разгорелся бой. Кончились патроны, кончались гранаты.

Из записки комсомольца Моисеенко:

«Я, краснофлотец-комсомолец, взорвал два блиндажа, убил из винтовки 3 японца, подорвал склад с боеприпасами, уничтожил пулемётную точку. Сейчас нахожусь на вершине сопки. Клянусь: умру, но не сдам японским самураям этой высоты. Буду до последней капли крови стоять. К сему подписываюсь: Моисеенко Владимир Григорьевич. Писал и отстреливался 15.08.45 г.»

Противник ворвался на гребень высоты. Шальной пулей разбило приклад винтовки. Последнюю гранату Моисеенко метнул под ноги врагов…

Подвиг юного моряка Владимира Моисеенко

Морские пехотинцы в атаке.

Моряки удерживали высоту четверо суток – до 17 августа 1945 года, когда в Сейсин подоспели советские корабли с десантниками. Операция завершилась успешно, а все, кто в ней участвовал, были представлены к наградам.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector