Павел Луспекаев: Я мзду не беру — мне за державу обидно!

Павла Луспекаева мы помним в первую очередь по образу таможенника Верещагина из «Белого солнца пустыни». К сожалению, множество его ярких ролей забыто, а еще огромное количество не сыграно…...

Павла Луспекаева мы помним в первую очередь по образу таможенника Верещагина из «Белого солнца пустыни». К сожалению, множество его ярких ролей забыто, а еще огромное количество не сыграно…

Жизнь на грани подвига

Луспекаев родился 20 апреля 1927 г. в небольшом селе в Ростовской области. О карьере актёра не помышлял. Работал слесарем. Не думаю, что актёром Луспекаев в итоге стал случайно. Слишком очевиден был его талант, граничащий с гениально­стью, слишком волевой характер он имел. Ему было многое дано от природы. Но война отняла у него главное — здоровье.

Павел Луспекаев: Я мзду не беру — мне за державу обидно!

В 1943 году Луспекаев, будучи подростком, ушёл до­бровольцем на фронт. Попал в партизанский отряд. В одном из боёв разрывной пулей его тяжело ранило в руку. Врачи настаивали на ампутации. Лус­пекаев, на свой страх и риск, не позволил этого сделать. Руку спасли, но самое серьёзное испытание, искалечившее его жизнь, было впереди. Будучи в разведке, Луспекаев вынужден был более четырёх часов неподвижно пролежать в снегу. Эти злополучные часы стали роковыми в судьбе будущей звезды советского кино. Но тогда он об этом не думал. Он хотел одного — выжить.

Павел Луспекаев: Я мзду не беру — мне за державу обидно!

«После войны Паша окончил Щепкинское училище и поступил в ленинградский Большой драматический театр, — рассказывает Басилашвили. — Мы не только служили одной сцене, но и жили на одной лестничной площадке. Были ли мы близкими друзьями? Нет. Скорее близкими приятелями. Я им и восхищался, и побаивался его одновременно. Мы были с ним слишком разными. Ролей в театре у него было немного, но играл он их на грани гениальности. А потом о себе дали знать травмы войны. Он старался не показывать, насколько ему физически тяжело, но мы все знали, что играет он на пределе человеческих возможностей. Что каждая роль для него теперь сродни подвигу».

В 26 лет у Луспекаева, молодого красивого мужчины, развился атеросклероз сосудов ног. Врачи были вынуждены ампутировать некоторые фаланги пальцев на ногах. А спустя несколько лет, во время съёмок в картине «Республика ШКИД», болезнь обострилась настолько серьёзно, что встал вопрос об ампутации обеих ног до колен. После долгих консультаций врачи ограничились ампутацией стоп.

Павел Луспекаев: Я мзду не беру — мне за державу обидно!

Физическая боль, которую он испытывал, была дичайшей. Нет, он не жаловался. Терпел. Но предел есть всему. В итоге ему стали колоть сильнодействующий обезболивающий наркотик. Было очень больно видеть, как в силу непреодолимых обстоятельств человек превращался в наркомана. Однажды он сказал: «Я погряз в этой мрази и хочу, чтобы побыстрее всё закончилось». Это было не совсем правдой. На самом деле он мечтал вернуться на сцену, в кино. В конце концов ему это удалось. Он взял себя в руки, отказался от наркотиков. Истинным наркотиком для него была и оставалась сцена. Паша попросил свою жену Инну купить ему огромный мешок семечек. Так он пытался отвлечься от боли.

Павел Луспекаев: Я мзду не беру — мне за державу обидно!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector