Партизанский псевдоним «Василёк»

Таня, Татьяна Савельевна Мариненко, родилась в обыкновенной семье сельских тружеников Савелия Кузьмича и Ирины Ивановны, в маленькой деревне Сухой Бор под Полоцком (Витебская область, Белоруссия). Советская власть, объединившая...

Таня, Татьяна Савельевна Мариненко, родилась в обыкновенной семье сельских тружеников Савелия Кузьмича и Ирины Ивановны, в маленькой деревне Сухой Бор под Полоцком (Витебская область, Белоруссия). Советская власть, объединившая крестьян в колхозы, дала возможность старшей дочери в семье закончить школу и задуматься о дальнейшей профессии. Девушка, сызмала привыкшая присматривать за младшими детьми в семье – их было пятеро, — нашла себя в учительстве, и в 1939 году окончила Полоцкое педучилище, чтобы стать классным руководителем первоклашек. Направили Таню в родной Полоцкий район – в Зелёнковскую среднюю школу.

Партизанский псевдоним "Василёк"

Довоенный Полоцк

Летом сорок первого учителя в Зелёнках проводили ребят на каникулы. Время и молодой учительнице подумать об отпуске… Татьяна Савельевна вернулась в родную деревню – лето в крестьянском хозяйстве пора жаркая, родителям нужна была помощь.

Семья Мариненко узнала о войне раньше многих в деревне. У колхозного активиста Савелия Кузьмича было радио. Как и всегда, встали в это утро с солнцем, как и всегда по утрам, включили приемник. И вдруг прозвучало набатом горькое, страшное: «Война!»…

Таня с родными вышла из дому. Односельчане, хмурые и взволнованные, высыпали на улицу. Деревня узнала о вероломном нападении гитлеровцев. А немного спустя Зеленка услышала взрывы, которые отдавались в сердцах, заставляли сжиматься кулаки. Фашистские стервятники бомбили Полоцк.

Партизанский псевдоним "Василёк"

В бою на улице разрушенного Полоцка

Мучила неопределенность. Что должна сейчас делать она, комсомолка, что нужнее всего именно теперь? Таня пошла к секретарю сельской партийной организации — Николаю Тимофеевичу Козлову. У него был председатель сельсовета Степан Яковлевич Величко. Увидев Таню, они прервали разговор.

— Что мне делать, товарищи?.. Чем я могу быть полезна?

— Не спеши, дочка. Главное сейчас — не растеряться. Каждому найти свое место в борьбе против этой гитлеровской навалы. Через несколько дней районный актив собирается, секретарь райкома партии Николай Акимович Новиков будет проводить. Там и скажут, что и как нам всем делать.

Козлов, дав Тане задание ждать, до поры словно забыл о ней, больше не тревожил. Он вместе с Пристрельским, Бардусовым, Величко, Гавриленко, Новицким и другими местными коммунистами выполнял приказ райкома, готовил базу для будущего партизанского отряда. Собирали оружие, продовольствие. Все это прятали в надежном месте — в глухом лесу…

Таня приметила, что с Козловым стал часто встречаться Павел Ермолаевич Гуков, молодой полоцкий учитель. Хотя он и говорил, что решил в это тревожное время пожить у родных в деревне, но Таня догадывалась, что причина не только в этом. И вот известие, которое больно отозвалось в сердце. Полоцк заняли немцы. Куда-то исчез Козлов, не видно Величко, Гукова. Вечером Таня сказала матери:

— Собери, мама, мешочек. Яиц, сала положи. Пойду завтра в Полоцк. Говорят, что можно выменять на соль, мыло…

На самом деле, девушка хотела не только сходить на толкучку, но и разыскать своих друзей по педучилищу, чтобы вместе подумать, как бороться с оккупантами. Идея партизанского сопротивления врагу возникла у нее сразу.
Павел Гуков пришел в тот день на полоцкий рынок.

— Такие дела, Таня: буду краток…

В городе хозяйничают гитлеровцы, расстреливают активистов, морят голодом военнопленных в лагере в Боровухе. Подняла голову разная нечисть, появились первые полицейские. Они зачастую свирепствуют почище своих хозяев. Немцы кричат, что скоро возьмут Москву. Людей честных в городе много, но они затаились, ушли в себя. Многие растерялись. Но есть и те, кто решил побороться с нашествием. Да, он таких знает. Да что скрывать – он и сам из таких. В их подпольной организации всего несколько человек… Налажена связь с инструктором Полоцкого райкома партии Петром Васильевичем Хлудковым. Он находится в Белом, оставлен райкомом для организации сопротивления врагу в тылу. В Зеленках создается партизанский отряд…

Несколько недель назад Гуков встретился в городе с бывшим заведующим районо С. В. Суховеем. Всю ночь провели они в подвале разрушенного дома. Оба были оставлены в городе, оба думали о борьбе. Тогда и решили, что Суховею надо поступить на работу к немцам. И вот он уже заместитель начальника управы. Ведает вопросами здравоохранения, культуры и образования. Завоевывает авторитет у немцев. Сегодня Гуков был у него на приеме. Поговорили, наметили планы и явочные квартиры. Прощаясь, Суховей сказал ему:

— Ты, Павел, часто в город не приходи. Слишком многие тебя знают. Подыскивай человека для связи…

Вот, если бы Таня согласилась! Комсомолка, честная, скромная девушка, и немцы, видать, с самого начала у нее в печенках… Ей можно было бы связь доверить. Но риск, конечно, тот еще: поймают – повесят. А на ней после ухода на фронт отца – мама, сестры, братишки… Вправе ли Таня рисковать собой?

— Вправе, Павел…

— Давай, Танюша, встретимся сегодня вечером в поле у Зеленки…

Они встретились вечером в ельнике, который примыкал вплотную к школе. Когда Гуков рассказал Тане о том, что уже создается подпольная группа, и о ее задачах, глаза Тани вспыхнули. Гуков заметил это даже в наступивших сумерках.

— Твоей задачей будет следующее: поддерживать связь между мной и заместителем начальника управы Суховеем. Не удивляйся, он не предатель, работает на нас. В город пойдешь послезавтра, скажешь Суховею, что партизанский отряд уже создан. Скоро выйдем в лес…

И началась подпольная работа… Вместе с учительницей Беллой Семеновной Корженевской Татьяна помогла разоблачить немецкого провокатора под псевдонимом Хорунжий, действовавшего в создающемся отряде.

Партизанский псевдоним "Василёк"

Татьяна в 1941 году

Первая стычка полоцких партизан с немцами была почти случайностью. Возвращаясь со своей базы, партизаны встретились лицом к лицу с отрядом фашистов и обстреляли его. Когда оказалось, что за первым разъездом идет большая колонна немцев, партизаны отошли в лес. Немцы же приняли свой собственный передовой отряд за партизан. Завязалась перестрелка, в которой фашисты не досчитались нескольких десятков своих солдат.

…Октябрь. Почернел лес, сбросил на землю последнюю свою листву. Хмуро, сиротливо. Небо затянуто тучами. Моросит мелкий нудный дождик. По дороге в Полоцк идет девушка. На ногах непомерно большие резиновые сапоги, на плечах потрепанный брезентовый плащ. Даже односельчане с трудом узнают в этой несуразной фигурке бывшую учительницу Татьяну Мариненко. Впрочем, фамилию свою она на время как бы забыла, называла себя Таня Василёк, чтобы не привлекать внимания лишних ушей к родной фамилии, не подвергать риску родичей.

Несколько дней назад арестовали Калистрата, брата Тани. По пустому подозрению: к подпольной работе его пока не привлекали. По всей вероятности, немцы хотят нащупать следы тех, кто развешивает в окрестных деревнях и в Полоцке листовки. Очевидно, догадываются о связи деревни с городом. Тане разрешили свидание с братом. Передав ему небольшой кусок сала и обменявшись несколькими фразами, Таня по тюремному коридору пошла к выходу. «Опять этот человек. Что ему от меня нужно?» — тревожно подумала Таня, заметив, что на нее смотрит один из хорошо одетых посетителей тюрьмы. Вот уже третий раз видит она его тут, и каждый раз он провожает ее долгим взглядом. Кто он? ..

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector