Памяти героической подпольщицы Анны Морозовой

23 мая отметила бы день рождения Анна Морозова, брянская партизанка-подпольщица и разведчица, Герой Советского Союза. Анна Морозова родилась 23 мая 1921 года в деревне Поляны Мосальского уезда под...

23 мая отметила бы день рождения Анна Морозова, брянская партизанка-подпольщица и разведчица, Герой Советского Союза.

Анна Морозова родилась 23 мая 1921 года в деревне Поляны Мосальского уезда под Калугой. Когда Анечка была еще мала, семья перебралась под Брянск, в небольшой городок Сеща. Здесь Аня пошла в школу, а после 8 класса — на бухгалтерские курсы. Детская мечта получить высшее образование и стать учительницей была отложена на потом: у Ани подрастало четверо младших братьев и сестер, и девочка в 16 лет уже начала работать, чтобы помочь родителям прокормить большую семью.

Памяти героической подпольщицы Анны Морозовой
Аня Морозова

С середины тридцатых годов скромная Сеща, затерянная в лесу, внезапно стала стремительно отстраиваться. Причиной тому был военный аэродром, прикрывающий стратегически важную магистраль. На аэродром перебазировалась из-под столицы авиационная воинская часть с бомбардировщиками ТБ-3 на вооружении. Для обслуживания их в лесу вырос целый военный городок — со школой, столовой, ремонтными мастерскими, летными казармами, учебными корпусами… В этой части перед войной и работала Анна Морозова — по своей специальности, бухгалтером.

Война накатила внезапно — громом молотовской речи из черного репродуктора посреди сещинской центральной площади. Почти все мужское население ушло на фронт. Авиаполк тяжелых бомбардировщиков дружно снялся со стоянок и улетел в сторону линии фронта. А обратно уже не вернулся: немецкое наступление развивалось молниеносно, и после выполнения боевого задания самолеты ушли на запасной аэродром.

Памяти героической подпольщицы Анны Морозовой
Поселок Сеща в годы войны

Сещу несколько дней бомбили — в основном, жилую ее часть. Аэродром немцы почти не трогали, рассчитывая использовать после захвата городка. А в сентябре 1941 года на практически целую полосу сещинской авиабазы перелетело два полка 2-го воздушного флота фашистских ВВС, взаимодействующего с войсками группы «Центр»… Три сотни немецких бомбардировщиков, регулярно совершавшие налеты на Москву.

Оккупировав городок, немцы установили вокруг него пятикилометровую «карантинную зону» — чтобы обезопасить аэродром от вероятных атак партизан. Местное население допускалось в эту зону при единственном условии — если подписало с оккупантами договор о сотрудничестве и нанялось на аэродром работать. Однажды и Аня Морозова, двадцатилетняя скромная бухгалтерша, пришла наниматься в немецкую комендатуру…

Памяти героической подпольщицы Анны Морозовой
Немецкая аэрофотосъемка Сещинской базы

В том, что молодая девушка хочет трудиться, чтобы обеспечить прокорм большой семье, немцы не нашли ничего удивительного. Тщательная проверка биографии Ани через полицаев не выявила ничего подозрительного, и Морозова была принята на аэродром. Правда, не в бухгалтерию, а в солдатскую прачечную — постирухой. Там уже работало несколько сещинских девушек — Паша Бакутина, Люся Сенчилина, Таня Васенкова, Лида Корнеева…

Полицаи, а вместе с ними и их немецкие хозяева, до поры понятия не имели, что девичья бригада прачек, каждое утро развешивающая на задах казармы отмытое фашистское исподнее — готовое комсомольско-молодежное подполье, крепко связанное с брянским партизанским штабом Первой Клетнянской партизанской бригады, известной еще как «отряд Дяди Коли»…

Памяти героической подпольщицы Анны Морозовой
Работа в Сещинской солдатской прачечной

Впрочем, сам партизанский командир, получавший от девчат сведения о немцах в Сеще, даже не знал, как на самом деле зовут юную командиршу его разведгруппы, известную лишь по псевдониму Резеда.

Курировал Аню-Резеду Костя Поваров — по мундиру полицай, по факту руководитель городского комсомольского подполья. Именно Костя предложил девчатам вариант — завести с бойцами батальона наземного обслуживания Сещинского аэродрома что-то вроде флирта. Мол, война — войной, а дело-то молодое, девушкам хочется романтики… А когда завяжутся более-менее устойчивые отношения, привлечь «женихов» из аэродромной обслуги к сбору сведений для партизан, и может быть, чем черт не шутит, к диверсионной работе. В наземном батальоне на аэродроме техниками служили не немцы, а поляки и чехи, должны же среди покоренных Гитлером народов быть убежденные антифашисты!

Памяти героической подпольщицы Анны Морозовой
Сещинские девушки-подпольщицы. В центре — Аня

В этом методе работы был двойной риск: мало, что немцы могли раскрыть группу, так еще и у своих односельчан в два счета прослывешь коллаборационисткой, «фашистской подстилкой» и так далее… Свои же братья-партизаны потом повесят за сотрудничество, дружбу и любовь с врагом — и правды не спросят! Было дело, самого Костю едва не расстреляли бойцы из соседнего партизанского соединения, не знавшие, что он — тоже партизан, только под прикрытием, еле остался тогда живым.

Памяти героической подпольщицы Анны Морозовой
Польские «женихи» для «невест»-подпольщиц.Четверо из этих парней стали партизанами

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector