Она выжила под Сталинградом

В далеком поселке Бира, Еврейской автономной области, жизнь, как и всюду, начинается ранним утром — трудовые люди спешат кто на предприятие, кто в учреждение… Но нередко раньше всех...

В далеком поселке Бира, Еврейской автономной области, жизнь, как и всюду, начинается ранним утром — трудовые люди спешат кто на предприятие, кто в учреждение…

Но нередко раньше всех приходит на работу Вера Сергеевна Кащеева, знатная жительница поселка, Герой Советского Союза. Вера Сергеевна заведует всеми любимым в поселке учреждением, предназначенным для самых маленьких жителей, — детскими яслями. И пока еще папы и мамы дома собирают малышей, у нее уже начался трудовой день.

Вера Сергеевна все делает так, как если бы она это делала для своих собственных детей. В спальнях, в столовой чистота, порядок, уют. А вот комната для игр. Каких только нет здесь соблазнов для малышей: от обыкновенной маленькой пластмассовой «голышки» до «подъемного крана» и «шагающего экскаватора»!

Она выжила под Сталинградом

Знает заведующая, для каких малышей какую игрушку принести, умеет приласкать, ободрить своих воспитанников. Она всегда веселая, жизнерадостная. В течение всего дня она заменяет детям добрую, чуткую маму, а дети искренней любовью и уважением платят ей за заботу и чуткость.

Вот распахнулась дверь, и первая ласточка, румяная и непоседливая, впорхнула в помещение.

— Тетя Вера, тетя Вера! — слышится звонкий детский голосок. — Погляди, какую мне мама куклу сшила!

— Хорошая кукла, береги ее, — говорит ласково тетя Вера.

А потом неторопливый детский басок:

— Тетя Вера, а мне папа вчера коня купил, на колесах, как настоящий…

И этому карапузу скажет теплое, ласковое слово Вера Сергеевна.

А бывает и так. Появится в яслях новичок, не из тех, конечно, которые еще в пеленках, а из тех, что через несколько месяцев займут свое место в детском саду,— придет вот такой, увидит на груди у Веры Сергеевны золотую звездочку и спросит:

— Тетя Вера, а почему у тебя звездочка?

Так именно и спросит по своей детской непосредственности: «Почему?» или: «Зачем?»

«Малыш ты малыш! — подумает Вера Сергеевна. — Как тебе объяснить, поймешь ли ты, «почему» на моей груди эта звездочка? Сколько с ней связано в моей жизни такого, о котором тебе вообще не стоило бы знать…»

И в памяти Веры Сергеевны воскресятся тяжелые, нерадостные картины огненных лет прошлой войны, она вспомнит и о своем нелегком боевом пути, который венчает вот эта Золотая Звезда.
Как это было?

Во время войны сводки Совинформбюро нередко сообщали: «На фронтах существенных изменений не произошло». Но это затишье было обманчивым. Тревожило оно советских людей, тревожило воинов на фронте, тревожило оно и Веру Кащееву, санитарку одного из военных госпиталей города Барнаула.

Вере Кащеевой и ее подругам по госпиталю хотелось быть там, где идет непосредственная борьба за свободу Родины. Ведь в конце концов здесь, в глубоком тылу, с обязанностями санитарки могут справиться и более пожилые женщины. А им, молодым, сильным, ловким, выносливым, быть на фронте.

И вот в апреле 1942 года Вера была зачислена в одну из сибирских дивизий.

Летом развернулись ожесточенные бои. Враг рвался к Волге. И дивизия, в которой служила Вера, пошла навстречу врагу, чтобы не допустить его к великой русской реке. Бойцы дивизии намертво встали у легендарного завода «Красный Октябрь» в Сталинграде.

С каждым днем бои развертывались все с большей силой. Восемнадцать часов подряд гитлеровцы бомбили корпуса, в которых, словно в крепости, укрылись советские воины. Невиданный по ожесточенности бой за завод длился много суток. По двадцать атак противника ежедневно отбивали бойцы дивизии. И среди воинов всегда на передовых позициях была неутомимый санинструктор одной из рот Вера Кащеева.

Медпункт был расположен в наиболее безопасной части полуразрушенного мартеновского цеха. Здесь укрывали раненых до ночи, а потом переправляли через Волгу.

Передний край проходил в нескольких десятках метров от медпункта, среди развалин других цехов завода. Но что собой представляли эти десятки метров? Они были разворочены тысячекилограммовыми авиационными бомбами, завалены грудами камней и металла. Здесь ни на минуту не утихал свист пуль, разрывы мин и снарядов. В этих условиях доставить раненого с передовой до медпункта было настоящим подвигом.

Вера Кащеева не засиживалась на медпункте. Девушка была всегда там, где жарче бой. Пробираясь сквозь груды развалин, ежеминутно рискуя жизнью, она ежедневно выносила с поля боя десятки раненых.

Случалось и так. Пока Вера преодолевала немногие метры, таща на спине раненого, она несколько раз подвергалась автоматно-пулеметному обстрелу. Пули и осколки свистели над головой, рикошетили, и отважная санитарка была вынуждена часами отсиживаться в развалинах. Раненые истекали кровью, и Вера, как могла, облегчала их участь.

Часто тяжело раненный боец или командир говорил Вере:

— Оставь меня здесь, а сама уходи, спасайся…

Но разве могла советская патриотка оставить беспомощного товарища на растерзание врагам? Многие бойцы и командиры обязаны жизнью этой скромной и смелой девушке из Барнаула.

Мужество и героизм, проявленные Верой Кащеевой в этих боях, были достойно оценены командованием. Тогда грудь храброго санинструктора украсили заслуженные боевые награды — орден Красной Звезды и медаль «За отвагу».

У Волги Вера Кащеева получила боевое крещение. Впереди предстояло еще немало схваток с врагом, и к этому она была теперь вполне готова. Вера уже имела хорошую боевую закалку, приобрела фронтовую сноровку, стала более выносливой.

Не забыть Вере Сергеевне один из жарких боев юго-западнее Харькова. Подразделения дивизии получили приказ: выбить противника с занимаемого рубежа, овладеть важным стратегическим пунктом. Бои развернулись ранним утром.

Не уступая любому солдату в сноровке ползать по-пластунски, Вера Кащеева появлялась среди воинов то одного, то другого, то третьего взвода. Тут же оказывала необходимую помощь раненым и эвакуировала их с поля боя.

Вера видела, как советские подразделения подходили к вражеским позициям. Фашисты не прекращали огня. Вера подобрала еще одного раненого. Едва отползла с ним несколько метров, как почувствовала, что что-то горячее обожгло ногу. Ранена! Она наскоро перевязала ногу и продолжала ползти с раненым.

Горячий осколок ожег Вере руку. «На этот раз не повезло. Неужели придется идти в госпиталь? — шептала она, перевязывая себе руку. — Нет, нет! Ни за что!»

На медпункте заметили, что Вера необычно бледна. Ее спросили:

— Ты ранена? Оставайся здесь!

— Пустяки, — ответила девушка и снова отправилась туда, где шел бой.

Раны сильно кровоточили. К горлу подкатывалась тошнота, кружилась голова. Силы покидали Веру, тело горело нестерпимым жаром, она потеряла сознание…

Не удалось Вере миновать госпитальной койки. Но, чуть только окрепнув, она снова стала стремиться в свою дивизию.

Гвардейцы-сибиряки уже вышли к Днепру в районе Днепропетровска, когда Вера Кащеева снова появилась в своем подразделении. Родная рота, боевые друзья, фронтовая обстановка — все это было каким-то чудодейственным лекарством, придавало ей силы, поднимало дух, и Вера снова была готова к выполнению боевого задания.

… Дивизия получила задание: форсировать Днепр. Могучая и полноводная река была серьезной преградой на пути наступавших советских войск. И все же никого это не испугало. Люди уже имели богатый боевой опыт, им не раз уже приходилось под огнем врага преодолевать большие и малые реки.

Вплотную к левому берегу Днепра сибиряки-гвардейцы подошли тихо, скрытно в ночь на 24 октября 1943 года. Впереди, на той стороне реки, четко выделялся крутой высокий берег, где укрепились фашисты.

Под покровом ночи первыми на ту сторону Днепра отправились разведчики. За ними — основные силы. На одном из понтонов вместе с командиром батальона переправлялась и санинструктор Вера Кащеева.
Десантники еще не успели добраться и до середины реки, как на правом берегу послышалась частая дробь пулеметов, автоматные очереди, глухие разрывы гранат. Темноту ночи разорвали фейерверки осветительных ракет. Это разведчики батальона вступили в схватку с противником.

Надо было спешить к берегу. Но не все лодки и понтоны успели причалить незамеченными. Обнаружив переправлявшихся советских воинов, гитлеровцы обрушили на реку огонь из всех видов оружия.
Вот одна лодка уже потонула, от прямого попадания вражеской мины развалился плот. Воины с оружием бросились вплавь.

На понтоне, где находилась Кащеева, уже три человека были убиты. Затем понтон дал сильную течь и пошел ко дну. Люди оказались в ледяной воде. До берега оставались считанные метры. Коченели руки и ноги, непомерным грузом казалось оружие, боеприпасы, снаряжение, но люди, выбиваясь из последних сил, плыли все вперед и вперед. Не отставала от товарищей и Вера Кащеева.

Наступал рассвет, когда десантники наскоро окопались на только что захваченном плацдарме. В первые же минуты боя появились убитые и раненые. Тяжело был ранен батальонный радист. Вера бросилась к нему, оказала необходимую помощь. Радист снова прильнул к рации.

А гитлеровцы все усиливали огонь. С минуты на минуту надо было ожидать вражеской атаки: фашисты стремились во что бы то ни стало выбить советских воинов с занятого плацдарма и сбросить в реку. Солдаты готовились к встрече врага. Надо было продержаться до подхода основных сил дивизии. Был дорог каждый человек. Не выпускали из рук оружия даже раненые.

Совсем рассвело, как вдруг где-то правее послышалась интенсивная перестрелка.

— По-видимому, наши разведчики дерутся, — сказал комбат.

Для связи с ними послали трех бойцов. Однако не проползли они и нескольких десятков метров, как погибли от вражеских мин и пулеметных очередей.

— Разрешите мне, товарищ командир, — сказала Вера.— Попробую добраться до разведчиков.

— Идите. Только будьте осторожны! Вооружившись автоматом, пистолетом, гранатами,

Вера поползла. Ее обнаружили. Она ловко делала короткие перебежки, падала, быстро отползала в сторону, поднималась, снова бежала вперед и снова падала, ползла все вперед и вперед, туда, где ни на минуту не прекращалась перестрелка. Но вражеский огонь все усиливался. Вокруг свистели пули. Разрывы мин горячим дыханием обдавали Веру. Завеса огня стала настолько плотной, что пробиться через нее не было никакой возможности, и Вера вынуждена была возвратиться…

Весь день гитлеровцы держали советских воинов под непрерывным пулеметным и минометным огнем. Вера была ранена, но продолжала оставаться в строю. Из двадцати человек, с которыми переправлялась на одном понтоне Вера Кащеева, осталось в живых только пять. Но и эта маленькая горстка храбрецов продолжала драться с врагом. Воины знали, что они не одиноки, что справа и слева от них в таких же условиях бьются с врагом их товарищи, что на том берегу помнят о них воины дивизии и готовы ринуться в неудержимый бросок через Днепр, чтобы сокрушить оборону врага.

Так оно и получилось. Едва на землю опустилась ночь, как снова ожил Днепр. Это подразделения дивизии форсировали реку, шли на врага, спешили на помощь бойцам батальона, кровью своей омывшим захваченный плацдарм. А там, слева и справа, форсировали могучую реку подразделения других дивизий. В упорном бою вражеская оборона была сокрушена, фашистские захватчики смяты и обращены в бегство. Над Днепропетровском снова взвилось советское Красное знамя…

Она выжила под Сталинградом

После форсирования Днепра Вера Кащеева снова попала в госпиталь. Подлечившись, она опять вернулась в родную дивизию. Снова она среди боевых друзей, всегда на поле боя, в первых рядах наступающих.

22 февраля 1944 года — особенно памятный день в жизни Веры Сергеевны. В тесной фронтовой землянке состоялось партийное собрание, на котором ее единодушно приняли в члены Коммунистической партии. В тот же день из Москвы пришло еще одно радостное известие. Указом Президиума Верховного Совета СССР за храбрость и мужество, проявленные при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу, Вере Сергеевне Кащеевой было присвоено звание Героя Советского Союза.

Храбрая девушка Вера Кащеева хорошо понимала, что высокое звание члена партии и самая почетная правительственная награда ко многому обязывают. Перед лицом товарищей по оружию она поклялась не жалеть ни сил своих, ни самой жизни для полной победы над врагом. И клятву эту выполнила с честью.

Ее фронтовой путь закончился в Берлине. Десятки советских воинов всегда будут с благодарностью вспоминать девушку из Барнаула — Веру Кащееву, которая спасла им жизнь…

Об этом фронтовом пути не знают, конечно, малыши в детяслях, которыми руководит Вера Сергеевна, зато знают о нем их родители — папы и мамы, и окружают они героиню почетом и уважением.

Жители поселка неоднократно избирали Кащееву депутатом поселкового Совета, а коммунисты — секретарем поселковой партийной организации, членом областного комитета КПСС. И несмотря на свою загруженность основной работой, Вера Сергеевна принимает активное участие в общественной жизни. Ей, боевому фронтовику, героине, отличному труженику мирных буден, — все это под силу!

автор: А. АНАНЬЕВ

источник: great-victory.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector