Ночной таран на “Чайке”

23 апреля 1942 года Алексей совершил свой последний вылет. В тот день большая группа Ме-109 нависла над их аэродромом. С нею отважно вступили в бой две наших «Чайки»....

23 апреля 1942 года Алексей совершил свой последний вылет. В тот день большая группа Ме-109 нависла над их аэродромом. С нею отважно вступили в бой две наших «Чайки». Севастьянов и лётчик Николай Щербина поднялись им на выручку. Они находились в самом невыгодном положении: «Мессеры» ожидали их взлёта. Сразу же завязался неравный бой. Враги напали на Щербин. Пренебрегая смертельной опасностью, Алексей попытался его прикрыть. Один из «Мессеров» зашёл сзади и расстрелял «Чайку» Севастьянова. Машина загорелась. Она быстро теряла и без того малую высоту. Смертельно ранен был и лётчик. Алексей не мог ни сдержать падения машины, ни выпрыгнуть с парашютом. Товарищей, у которых уже кончалось горючее, выручил, — дал им возможность уйти на посадку, а сам погиб…

Полк тяжело переживал утрату. Однополчане клялись отомстить врагу за смерть друга, сражаться стойко. Николай Григорьевич Щербин воевал на самолёте с надписью «За Лёшика» до Победы, 22 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза. А Алексею Тихоновичу Севастьянову звание Героя Советского Союза было присвоено с большим опозданием — 6 июня 1942 года, через полтора года после подвига, через 10 месяцев после гибели…

Ночной таран на “Чайке”

Комиссар М. Т. Ермолаев от имени всего личного состава писал в деревню Холм матери Алексея:

«Мария Ниловна, как комиссар части, где служил ваш сын, я считаю своим долгом сообщить вам, что ваш сын геройски погиб при исполнении служебных обязанностей.

Лёша был для нас самым лучшим боевым другом. Он, как герой, дрался с воздушными пиратами и всегда выходил победителем. Его горячо любили трудящиеся города Ленина, и нередко можно было увидеть его портрет на предприятиях. Не раз он рисковал жизнью ради спасения ленинградцев и счастья своего народа».

Такой человек оставляет глубокий след в людских сердцах. Десятилетия прошли со дня гибели Героя, а имя его живёт, подвиги его не забываются. В Ленинграде есть проспект Севастьянова. У места гибели Алексея, на станции Рахья, установлена мемориальная доска. В этом посёлке именем отважного лётчика названы улица.

Много лет дружат однополчане Севастьянова с его земляками — тружениками колхоза имени Дзержинского. Лётчики приезжают в гости к колхозникам. Они гордятся семьёй Севастьяновых. Отец Алексея — Тихон Севастьянов служил кавалеристом ещё в Первую Мировую войну. Мать Мария Ниловна вырастила 6 сыновей. Пограничник Василий погиб, защищая Родину в Западной Белоруссии. Михаил — артиллерист, пал в бою под Ржевом, а Алексей — под Ленинградом. Сергей, бывший разведчик,- инвалид войны. Три ранения и контузию получил на войне Николай. И лишь младшего Виктора не опалил фронт. Каждый из Севастьяновых внёс свой вклад в Победу.

По инициативе однополчан на родине Героя открыт ему памятник. Навсегда встал над нивами, у берез русский богатырь в комбинезоне и унтах.

Закончилась война. Прошло немало лет, когда ветераны полка решили найти место гибели Героя. Им помогали старожилы окрестных деревень, школьники — следопыты посёлка Рахья. 15 июня 1971 года в торфяном болоте, на глубине 1,5 метров был обнаружен самолёт. Родная земля сохранила останки Героя, его личные вещи и документы. Хорошо сохранились орден Ленина, удостоверение личности Севастьянова, его записная книжка, компас, часы, пистолет, ракетница. Прошло 28 лет, а всё сохранилось. В стволе пулемёта — патроны: лётчик вёл огонь до последней минуты.

21 июня 1971 года жители Ленинграда участвовали в захоронении праха прославленного лётчика. Сотни тысяч ленинградцев вышли отдать долг памяти одному из тех, кто пожертвовал жизнью, чтобы отстоять город на Неве. Почти через весь город по самым оживлённым проспектам — Суворовскому, Невскому, Майорова, Измайловскому, Московскому, Гагарина — проехал в сопровождении почётного караула бронетранспортер с орудийным лафетом, на котором был установлен гроб с останками Героя. Это был его последний путь…

Ночной таран на “Чайке”

На Чесменском кладбище перед захоронением состоялся торжественный митинг. Сюда пришли тысячи людей, молодых и старых, и переживших блокаду, и родившихся после войны.

Земляки любовно хранят память об Алексее Севастьянове. Его именем названа улица в Лихославле, улица и средняя школа № 358 в Санкт-Петербурге, переулок на станции Рахья, Дом культуры в селе Первитино Тверской области. На зданиях первитинской 8-летней и средней школы № 7 в Лихославле, где он учился, установлены мемориальные доски. В колхозе имени Ф. Э. Дзержинского установлен памятник, а на месте гибели — мемориальная доска.

Вот чьим именем названа улица, которая ровным потоком вливается в парк Победы. Широкая, прямая, она чем-то напоминает плечистого лётчика с зорким взглядом и чуть сдержанной улыбкой.

В Русском музее Санкт-Петербурга, хранится небольшой портрет лётчика, написанный художником-блокадником Яр-Кравченко. Рослый, плечистый парень с волевым крупным лицом, в гимнастёрке поверх лётного свитера, сидит на табурете, не зная, куда девать привыкшие к делу большие руки.

«Когда я впервые увидел Севастьянова, — вспоминал художник, — он мне удивительно напомнил молодого Горького. Такой же высокий, слегка сутулый. Меня сразу потянуло к нему. Я хотел зарисовать его, но этот парень, от которого так и веяло буйной русской силушкой, был застенчив, как ребёнок». Просто Герой тогда был ещё очень молод — шёл ему 24 год. И не был женат. Но ждала его одна милая девушка, которой он не решался сказать — ведь война идёт! — главные слова.

источник: airaces.narod.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector