Неутомимый Ас Алексей Решетов

После возвращения с очередного задания, прямо на аэродроме, Решетов а принимали в члены партии. Трощенко, давший ему одну из рекомендаций, коротко рассказал о его боевых успехах, потом выразил...

После возвращения с очередного задания, прямо на аэродроме, Решетов а принимали в члены партии. Трощенко, давший ему одну из рекомендаций, коротко рассказал о его боевых успехах, потом выразил уверенность, что Алексей с честью оправдает высокое звание коммуниста. Поблагодарив боевых товарищей, лётчик заверил, что будет ещё сильнее разить ненавистного врага.

Вот выписка из лётной книжки Алексея Решетова, заполненная в те дни:

«17 августа — 3 раза вылетал на воздушную разведку, вёл бой, уничтожил Ме-109 и подбил другой. 18 августа — сделал 4 боевых вылета. Вёл воздушный бой, сбил Ме-109. 19 августа — провёл 3 боя с истребителями противника. 21 августа — произвёл воздушную разведку. 23 августа — ведя разведку, участвовал в 2-х воздушных боях. 31 августа — участвовал в прикрытии аэродрома. Всего за август 1942 года сделал 52 боевых вылета. Провёл 15 воздушных боёв. Сбил 5 и подбил 1 самолёт противника».

Неутомимый Ас Алексей Решетов
Как — то, в августе 1942 года, Решетова срочно вызвали в штаб. Запыхавшись от быстрого бега, он спустился в землянку. Там увидел генерала Т. Т. Хрюкина — командующего 8-й Воздушной армией. Генерал сам поставил лётчику задачу.

В большой излучине Дана оказалась в окружении группа наших войск. Разработан план прорыва вражеского кольца. Надо во что бы то ни стало доставить план окруженным. Для этого выделяется 4 самолёта Як-1. Причём каждый лётчик будет иметь при себе экземпляр плана. Четвёрку, которую поведёт Решетов, прикроют 18 других самолётов — истребителей.

— Сбросить надо точно, — сказал Решетову генерал.

Вылетели немедленно. На маршруте встретились с «Мессерами», которых связали боем истребители прикрытия. У линии фронта опять преграда — плотная завеса зенитного огня. Вскоре 2 самолёта из состава четвёрки были подбиты.

Теперь по намеченному курсу летели лишь Алексей Решетов да его ведомый. Их продолжали прикрывать несколько истребителей из группы сопровождения. Вдруг самолёт напарника задымил и, развернувшись, пошёл назад. Решетова охватила тревога. Уже только он один нёс вымпел с планом. Если и его собьют, то окружённые части не будут знать, как намечено организовать прорыв вражеского кольца.

Решетов перешёл на бреющий полёт: так зениткам труднее вести прицельный огонь. Неожиданно сверху навалились 2 Ме-109. Он нырнул в овраг, но «Мессеры» не отставали. Неужели всё-таки придется вступить с ними в бой ? В этот момент появился Як-1. Советский лётчик смело пошёл в атаку, и вот уже один из «Мессеров», загоревшись, падает на землю, а второй начинает поспешно удирать.

Решетов снова кружит над степью, а неизвестный друг продолжает следовать за ним. Как стало известно потом, это был старший лейтенант Соломатин, один из лётчиков, выделенных для прикрытия четвёрки. И тут Решетову бросилось в глаза: над всеми дорогами клубится пыль, по ним движутся войска, а в одном месте совершенно нет пыли, нет никакого движения. И лётчика осенила догадка: там и находятся наши окружённые части.

Спустившись ниже, он несколько раз прошёл над этим местом. Сердце его забилось чаще, когда он увидел советских воинов. Они радостно бросали вверх пилотки, махали руками. При очередном заходе лётчик сбросил вымпел с планом и, убедившись, что попал точно, взял курс на свой аэродром. А вскоре Решетов узнал, что окружённая группа войск при помощи других советских частей успешно прорвала вражеское кольцо и соединилась с главными силами.

Отдельное место в биографии Решетова занимает прохождение службы в составе группы «лётчиков — штрафников», под командованием И. Е. Фёдорова. В августе 1942 года он громил врага в воздушных боях под Сталинградом. Поэтому у некоторых исследователей возникли сомнения в том, что Решетов входил именно в эту группу «авиаштрафников». Но в беседе с ветераном Л. М. Вяткиным данный факт подтвердился. Известно, что штрафником он стал на основании приговора военного трибунала, который осудил его за расстрел в воздухе самолёта своего ведомого, неоднократно из-за трусости бросавшего Решетова в схватках с противником. Этот поступок квалифицировался военным требуналом как «самосуд»…

Вяткину удалось разыскать некоторые архивные документы о боевых действиях 157-го истребительного авиаполка, включавшего группу лётчиков — штрафников, из которых следовало, что только в период Ржевско — Сычёвской операции лётчиками этого полка было сбито 130 самолётов противника, а лётчиками 256-й авиадивизии, в состав которой входил 157-й авиаполк — 380 самолётов…

Группа штрафников, расположенная недалеко от Великих Лук, за август — сентябрь 1942 года уничтожила достаточно много вражеских самолётов, в том числе 29 известных асов. Однако все эти победы на официальные счета лётчиков записаны не были ! Поэтому окончательный итог боевой деятельности Решетова, их командира — Ивана Фёдорова и других пилотов воевавших в этой группе, больше нежели официально значится на их личных счетах.

Неутомимый Ас Алексей Решетов
…Светало, когда в небо взвились ракеты. Навстречу 20 Ju-87 поднялись 6 «Яков». Небо низкое, мутное, и не поймёшь, то ли на нём тонкие облака, то ли дым от пожаров, которые по-прежнему пылают в городе. Лётчики быстро обнаружили «лапотников», как фронтовики иронически прозвали Ju-87, имевших неубиравшиеся шасси с большими обтекателями. Бомбардировщики обходили город стороной. Стало ясно: немцы собирались бомбить наши артиллерийские позиции, расположенные на левом берегу Волги. Надо упредить врага.

Решетову хорошо известны повадки «Юнкерсов». Впервые он встретился с ними на рассвете того тревожного дня, когда немецкие войска напали на нашу страну. Дело происходило над Черновицами. Тогда он летал на истребителе И-153, более известном под названием «Чайки». Конечно, ему было очень трудно в том воздушном бою, первом в его жизни. Но у него было одно великое преимущество перед фашистскими лётчиками: он знал, что защищает свою Родину, свой народ. И это помогло ему выйти победителем из трудного положения.

Сейчас перед ним снова были те же бомбардировщики Ju-87, но сам он летел теперь на новом скоростном истребителе Як-1, и у него за плечами уже был боевой опыт. Быстро оценив обстановку, Решетов приказал ведущему пары Николаю Выдригану подняться выше облачности, а четвёрка, в составе которой находился он сам, продолжала лететь под самыми облаками. Это помогло скрытно сблизиться с бомбардировщиками и атаковать их одновременно сверху и снизу.

Решетов ринулся на крайнего «Юнкерса». Когда мотор вражеского самолёта оказался в перекрестии прицела, нажал на гашетку. «Юнкерс» вздрогнул, словно наткнулся на невидимую преграду, потом загорелся и, оставляя за собой чёрную полосу дыма, пошёл вниз… Успешно провёл атаку и младший лейтенант Выдриган. Меткой очередью он сбил другой «Юнкерс».

Ошеломлённые неожиданным ударом, немцы стали беспорядочно сбрасывать бомбы, стремясь скорее избавиться от тяжелого груза. Наши лётчики подожгли ещё 2 «Юнкерса».

Израсходовав запас горючего, шестёрка вернулась на свою базу целой и невредимой. Когда заходили на посадку, лётчики, следуя установившейся традиции, сделали 4 «бочки» — по числу сбитых самолётов. Командир полка майор Борис Ерёмин, наблюдая с земли за «художествами» своих подчинённых, выполнявших сложные фигуры на малой высоте, грозил им кулаком, ругался:

— Сейчас сядут, я им задам !..

Но вот лётчики сели, доложили о выполнении задания, о сбитых вражеских самолётах, и командир полка, сам опытный лётчик — истребитель, забыл о своём обещании. Он смотрел на молодые, но до крайности усталые лица и подобревшим голосом говорил: «Ладно, идите отдыхайте».

Но отдыхать приходилось редко. Бывало, только сядут, только начнут делиться впечатлениями от недавнего боя, как опять поступает команда подняться в воздух…

Кончилась осень, наступили зимние холода. Наши войска под Сталинградом вели решительное контрнаступление. Немецкие войска, пытавшиеся сбросить защитников города в Волгу, сами оказались в крепком капкане. По всему было видно, что близится их бесславный конец.

На земле уже лежал снег, и Решетов, пролетая над районом, где были окружены вражеские дивизии, хорошо видел гитлеровских вояк. На белом фоне, в своих тёмно — зелёных шинелях, они казались тараканами, выброшенными на мороз. Они что-то там копошились, но, завидя советские самолёты, поспешно разбежались по узким тёмным щелям…

Декабрьским днём группа наших истребителей вылетела на штурмовку вражеских войск, стремившихся прорваться к окружённой армии Паулюса. В составе группы находился комиссар полка Трощенко. Он и раньше поднимался в воздух, желая лично участвовать в боях. В полку его берегли, поэтому вместе с ним всегда отправлялись на задание лучшие лётчики. Но в тот раз и они не сумели уберечь батю. В полку тяжело переживали эту потерю. На могиле комиссара лётчики поклялись жестоко отомстить врагу.

Наступил новый, 1943 год. Туманным январским утром 4 «Яка» летели южнее Сталинграда. На пути им встретилась группа пикировщиков Ju-87. Образовав круг, вражеские самолёты бомбили позиции советских войск.

— Идём в атаку — приказал Решетов.

Фашисты не выдержали стремительного напора наших лётчиков. Советские истребители стали преследовать их. Пулемётная очередь, посланная Алексеем Решетовым, зажгла один из «Юнкерсов». Вспыхнула правая плоскость, огонь охватил ненавистный чёрный крест на фюзеляже. «С этим покончено !» — с радостью подумал лётчик, видя, как полыхает вражеский самолёт.

Неутомимый Ас Алексей Решетов
Но тут случилось почти невероятное. Забегая вперёд, хочется сказать, что за время войны ни одному вражескому лётчику — истребителю не удалось сделать ни одной пробоины в его самолёте. Решетов обладал высокой боевой выучкой. А тут перед ним был горящий бомбардировщик. И это усыпило его бдительность. Упоенный успехом, он забыл об одном важном правиле — об осторожности, и это едва не стоило ему жизни. Он сразу отвалил в сторону, подставив на какую-то секунду фюзеляж своего «Яка» под огонь стрелка. И этого оказалось достаточно: горючее хлынуло из перебитого бензопровода, мотор, словно поперхнувшись, затих.

«Только бы дотянуть до своих», — с тревогой подумал лётчик, разворачивая: вмиг отяжелевшую машину. Рядом рвались зенитные снаряды. От каждого взрыва самолёт подбрасывало, но старший лейтенант, не обращая на это внимания, продолжал лететь по прямой. Казалось, цель была уже близка, линия фронта — вот она, совсем рядом. Но высоты всё же не хватило, самолёт сел на территории, занятой фашистами. Лётчик открыл фонарь, морозный воздух обжёг его лицо. Недалеко опустились на парашютах немецкие лётчики со сбитого им «Юнкерса». Вскоре к ним присоединились автоматчики, прибежавшие из деревни.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector