Нестор нового времени

Судьба не жаловала историка и выдающегося государственного деятеля Василия Никитича Татищева. Воспитанный в традициях петровской эпохи, он все силы отдавал на благо страны. И так и не научился...

Судьба не жаловала историка и выдающегося государственного деятеля Василия Никитича Татищева. Воспитанный в традициях петровской эпохи, он все силы отдавал на благо страны. И так и не научился приноравливаться к алчным временщикам, сменявшимся один за другим. Зато не раз подвергался опале, сидел в Петропавловской крепости и чудом избежал казни.

Поднимая российскую промышленность и отстраивая города, он порой и вовсе не получал жалования. А все его многочисленные научные работы издали лишь посмертно. Было только одно исключение…

Нестор нового времени

Первый палеонтолог

Дворянский сын Василий Татищев был расторопен и смекалист, не раз проявлял себя в важнейших баталиях Северной войны. Ну, как такого не заметить? А у царя Петра Алексеевича глаз наметан. Вот и отправил самодержец Татищева в Германию изучать фортификационное и артиллерийское дело, оптику, геометрию и геологию.

Еще не раз потом будет ездить Василий заграницу по поручениям Петра I, который оценил усердие офицера Татищева и определил сложнейший фронт работы – поднимать промышленность на Урале, строить «заводы и из руд серебро и медь плавить». Здесь проявил себя Василий Никитич выдающимся организатором и администратором: устроил почтовую связь между Вяткой и Кунгуром; открыл несколько школ; добился учреждения особого судьи для заводов, а также составил инструкцию по сохранению лесов. Благодаря Татищеву, Уктусский завод был перенесен на реку Исеть и этим положил начало городу Екатеринбургу.

Энергичная деятельность Татищева шла вразрез с интересами известного владельца заводов Демидова.

Вот и написал тот в столицу донос на царского ставленника, мол, де пренебрегает Татищев государственными интересами. После специального расследования Петр I Василия оправдал, произвел в советники Берг-коллегии и отправил в Швецию и Данию «для надобностей горного дела». Ему также поручалось пригласить учёных в создаваемую Петербургскую Академию наук.

Татищев собрал много чертежей и проектов, направил в Екатеринбург для пуска в ход гранильного дела опытного мастера. Однако после смерти Петра I в январе 1725 года Василий Никитич оказался в затруднительном положении: новое правительство отказалось от большинства программ императора, не проявляя заинтересованности и в постоянно предлагаемых идеях Татищева. От него требуют возвращения домой, при этом не выделяя ни жалования, ни денег на дорогу. Ожидая средств на обратный путь, Татищев тем временем общается с видными учёными и общественными деятелями Швеции, занимается наукой, составляет «роспись» книг (17 наименований), посвященных российской истории и отправляет в Петербург. В 1725 году при содействии шведов была издана на латыни заметка Татищева о находках в Сибири костей мамонта. В то же время ее перевели на шведский язык и чуть позже опубликовали в Англии. Заметка так и осталась единственной прижизненной публикацией Татищева.

Наконец, 12 апреля 1726 года Василий Никитич смог покинуть Швецию. Он подаёт Екатерине I ряд предложений по поводу устройства монетного дела. Напоминает и о поручениях Петра, в первую очередь советует как можно быстрее провести межевание всех земель и соответственно — составление карт. Татищев представил проект канала, который соединил бы Белое море с реками Каспийского бассейна! Кроме того, он предложил ввести в России десятичную систему мер и весов, построить сухопутную дорогу из европейской части России в Сибирь… Однако на разработки ученого не обратили особого внимания, а самого Василия Никитича, несмотря на его просьбы направить на другое дело, решено было «вернуть» на Урал.

Монетных дел мастер

Неожиданно в окружении императрицы нашёлся заступник — князь Дмитрий Голицын, и Татищева командировали на службу в Москву в Монетную контору. Здесь Василий Никитич проявил себя в полной мере. Для начала, чтобы предотвратить деятельность фальшивомонетчиков, он предложил начать отливку монет с упорядочения весов и повышения качества чекана. По его настоянию были созданы новые стальные штампы, а в Академии наук сделали образцы точных гирь.

Еще одним ноу-хау Татищева стала плотина на реке Яузе, которая одновременно приводила в движение все машины. Ускорился выпуск монет, уменьшились расходы.

Водяные машины Татищева дали казне более 20 тысяч рублей чистой прибыли, а правительственный заказ был выполнен уже к осени 1727 года.

На этом энергичный Василий Никитич не остановился. Он предлагает меры по прекращению инфляции, а также научно обосновывает необходимость в упорядочении денежной системы и поощрении предпринимательства и внешней торговли. Разработки Василия Никитича стали давать свои плоды уже к 1730 году.

Когда на престоле воцарилась Анна Иоанновна, казалось, фортуна благоволила Татищеву. Его назначили обер-церемониймейстером во время коронации в Москве в апреле 1730 года, пожаловали чин действительного статского советника и несколько деревень. Однако в декабре 1731 года во главе монетного дела Анна Иоанновна поставила молодого Михаила Головкина, женившегося на ее двоюродной сестре. Против Татищева было сфабриковано дело, его едва не казнили. Но в марте 1734 года императрица неожиданно «пожалела» Василия Никитича и отправила на Урал, назначив Главным начальником горных заводов Сибири. Ему же поручено было составление горного устава.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector