Нарком передовых решений

Дмитрий Федорович Устинов был человеком своего времени и выдающихся дарований. Его феноменальный карьерный взлет объяснялся, прежде всего, деловыми качествами, талантом инженера и организатора. Хотя Сталин Дмитрия Федоровича выделял....

Дмитрий Федорович Устинов был человеком своего времени и выдающихся дарований. Его феноменальный карьерный взлет объяснялся, прежде всего, деловыми качествами, талантом инженера и организатора. Хотя Сталин Дмитрия Федоровича выделял.

В 1937-м Устинова бросили (как тогда говорили) на руководство крупным металлургическим заводом «Большевик» в Ленинграде. Предприятию поставили новое оборудование, но монтаж станков затянулся. Чтобы разобраться в причинах задержки, в северную столицу отрядили комиссию ЦК партии. Московские проверяющие дотошно все обследовали и даже сфотографировали пустовавшие помещения, с тем и отбыли в первопрестольную, откуда Устинову вскоре последовал вызов на ковер. На совещании в Кремле Сталину предъявили фото простаивающих цехов, разгневанный генсек потребовал объяснений. 29-летний директор в ответ показал фотографии тех же цехов, сделанные через два дня после отъезда комиссии. Оборудование стояло на своих местах, станки выдавали продукцию.

В июле 1941-го Дмитрия Устинова назначили руководить наркоматом вооружения, на этом посту он сменил арестованного Бориса Ванникова, которого 20 июля внезапно освободили, и Сталин предложил ему возглавить наркомат боеприпасов, попросив не держать обиды за пребывание на Лубянке. Устинов и Ванников работали в тандеме – вместе они сделали все для того, чтобы эвакуировать вглубь страны промышленные предприятия в максимально короткие сроки. За первые шесть военных месяцев были перебазированы 1360 крупных производств, десятки тысяч единиц оборудования.

Говорят, молодой нарком был большим любителем быстрой мотоциклетной езды. Однажды, не справившись с управлением, вылетел из седла и сломал ногу. После этого коллегия наркомата вооружения до его выздоровления проходила в палате кремлевской больницы. Время было тяжелое, и это могли расценить как мальчишество. Устинов был готов к худшему, однако Сталин своего наркома только пожурил.

Дмитрий Устинов – человек сильной воли, огромной работоспособности, быстро принимавший решения и отвечавший за них в полной мере. Во время Великой Отечественной добился резкого увеличения производства вооружения для фронта. Несмотря на трудности, были решены важнейшие задача. Наркомат должен был увеличить выпуск 85-мм зенитных орудий вдвое, 37-мм зенитных автоматических артустановок — вшестеро, противотанковых и танковых пушек, стрелкового оружия также в несколько раз. И все получилось.

В наркомате выработали систему мероприятий для интенсификации процессов разработки и производства оружия. Сверстали график ежедневного, еженедельного и ежемесячного выпуска продукции. Сокращение производства в тех условиях было делом неизбежным, как бы быстро ни запускались эвакуированные заводы. Однако ДФ, как звали наркома подчиненные, и его команда смогли точно рассчитать, на сколько процентов уменьшится выпуск, и не допустили большего падения, в декабре его приостановили, а в 1942 году наметился рост.

Стоит вспомнить, что в 1941-м некоторые виды вооружения были сняты с производства. Тому пример судьба 76-мм пушки Грабина («Убийственная «Зося», «ВПК» №36, 2018). По воспоминаниям Ванникова, немцы считали ее образцом для артсистем такого калибра. Но тогдашний начальник ГАУ Красной армии маршал Кулик сообщил письмом в наркомат вооружений, что, по данным разведки, вермахт ускоренно вооружает новые танки орудиями более 100 мм, при этом толщина брони машин увеличена и вся артиллерия РККА калибров 45-76 мм окажется против них неэффективной. Перед началом войны выпуск «сорокапяток» и 76-мм пушек прекратили. Когда ошибочность этого стала очевидной, ГКО принял решение форсировано восстановить производство противотанковых орудий не только на заводах, где их выпускали раньше, но и на всех подходящих для того предприятиях. Для ускорения срочно подготовили и разослали на места готовую техдокументацию. В результате уже к концу первого полугодия войны начался ритмичный выпуск орудий.

Великая Отечественная заставила изменить взгляды и на стрелковое оружие. Перед войной многие советские командиры скептически относились к пистолету-пулемету. В июле 1941-го Устинов предложил молодому оружейнику Георгию Шпагину создать простой и технологичный в массовом производстве пистолет-пулемет. С задачей Шпагин справился блестяще – его ППШ в годы войны собирали два десятка предприятий. В конструкции шпагинского автомата широко применялись штампованные детали и сварные соединения. ППШ-41 начал поступать в войска уже осенью, и в битве под Москвой проявил себя в полной мере.

Труд наркома Устинова дал плоды: промышленность СССР к 1945 году выпустила в полтора раза больше пушек, нежели предприятия Третьего рейха, впятеро – минометов, в 22 раза – стрелкового оружия.

Один из заместителей Дмитрия Федоровича в 1945 году побывал в немецком городке Бляйхероде (Bleicherode), где советские ученые изучали трофейную ракетную технику. Доклад зама заставил наркома задуматься о создании ракетной отрасли в СССР. С 1946-го планы стали обретать реальность. И в последующие семь лет ДФ сумел многое сделать для реализации ракетного проекта. В 1947 году состоялось постановление Совмина СССР 1017-419 сс, которым учреждался Специальный комитете по реактивной технике. В 32 пунктах документа ставились задачи по развитию НИР и конструкторских работ по развитию реактивного вооружения. Чеканной была последняя формулировка эпохального постановления: «Считать работы по развитию реактивной техники важнейшей государственной задачей и обязать все министерства и организации выполнять задания по реактивной технике как первоочередные».

Главой спецкомитета стал Георгий Маленков, заместителем назначили Устинова. Руководитель в дела особо не вникал, поскольку был загружен работой в ЦК, и вся тяжесть создания ракетной промышленности легла на плечи ДФ. Первый пуск Р-1 18 октября 1947 года с построенного в Астраханской области полигона Капустин Яр Устинов посетил в ранге зампредседателя госкомиссии. Так что вполне правомерно считать Дмитрия Федоровича одним из главных творцов принципиально нового вида стратегических вооружений, баллистических ракет.

С весны 1953-го Устинов – министр оборонной промышленности. Под его началом создана уникальная система ПВО Москвы, модернизирован ВПК СССР. ДФ был заместителем и первым замом председателя Совета министров СССР, председателем Высшего совета народного хозяйства СССР, более десяти лет – секретарем ЦК КПСС. На всех постах ведал оборонной политикой страны. Он был фантастически трудоспособен – знавшие Дмитрия Федоровича люди говорили, что на сон ему хватало трех-четырех часов, и при этом он всегда сохранял живость ума и активность.

В апреле 1976-го Устинов стал министром обороны СССР – вместо внезапно скончавшегося маршала Гречко. И это привело к существенному изменению советской военной доктрины. Довольно долгое время генералы делали упор на создание мощных бронетанковых сил. Маршал Устинов, исходя из теории «укрепления евростратегического направления», основным козырем сделал тактическое и оперативно-тактическое ядерное оружие. Поэтому в том же 1976-м в плановом порядке началась замена моноблочных ракет средней дальности Р-12 и Р-14 на новейшие РСД «Пионер». Затем в 1983-84 годах на территории Чехословакии и ГДР были развернуты оперативно-тактические комплексы ОТР-22 и ОТР-23 «Ока», которые могли поражать цели на всей территории ФРГ.

автор: Иван ДРАГОМИРОВ

источник: vpk-news.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector