«Мы выиграли войну ранеными»

Судьба моей матери – одна из миллионов судеб женщин того славного поколения России, великим трудом, мужеством, патриотизмом и любовью которого в ХХ веке была построена и защищена от...

Судьба моей матери – одна из миллионов судеб женщин того славного поколения России, великим трудом, мужеством, патриотизмом и любовью которого в ХХ веке была построена и защищена от смертельных врагов наша великая держава. Это – поколение победителей. Они чисты перед Родиной и Богом. Хотелось бы рассказать о жизненном пути Ольги Федоровны Никольской (1899-1985) — майора медицинской службы, участницы обороны Сталинградской и Курской битв, освобождения Белоруссии и Польши.

Она родилась в православной крестьянской семье Фёдора Антоновича и Татьяны Игнатьевны Карабановых в деревне Медведёвка, в сорока километрах от города Карачева Орловской губернии. Недалеко, в селе Герасимово, была церковь, в которой Олю крестили. Она была шестой из восьми детей. Жили трудно. Своего хлеба хватало до февраля. Потом занимали у соседа мешок ржи, чтобы «дотянуть до травы». За это Оля с 8 лет, её братики и сестрички летом пололи огород, пасли скотину, нянчили соседских детей. Многодетной семье помогла соседняя помещица — княгиня из рода Чичериных, она устроила брата Павла в школу юнг в Кронштадте, а Олю – в учительскую семинарию в Орле.

«Мы выиграли войну ранеными»

О.Ф. Никольская в июле 1945 года

По-разному сложились судьбы братьев и сестер Ольги Федоровны. Павел – матрос Балтийского флота – погиб в Первую мировую войну. Старший брат Иван закончил семилетнюю школу, учительскую семинарию, учительствовал. В Первую мировую войну был призван в армию, служил сапёром. В 1919 году мобилизован в Красную армию, командир инженерной роты. Домой вернулся в 1921 году, работал учителем в сельской школе. Глубоко верующий человек, он через несколько лет был рукоположен в сан священника.

Его осудили по ложному обвинению в агитации против колхозов на восемь лет заключения, а в 1937 году расстреляли. В 2001 г. Иван Карабанов был причислен к лику святых новомучеников Русской православной церкви.

В июне 1941 года его сыновья Сергей и Николай добровольцами ушли на фронт…

Сёстры Наталья и Анна в советское время стали заслуженными учителями РСФСР. Трагично сложилась судьба старшей сестры Полины, которая работала портнихой у помещицы. Эмигрировав в 1919 году во Францию, помещица увезла девушку с собой. После войны её удалось найти по переписке. От Полины пришло лишь одно горькое письмо: она, одинокая, работает портнихой в ателье у француженки. Вскоре та написала о кончине Полины Карабановой. На просьбу прислать на память что-либо из вещей умершей (крестик, колечко) француженка ответила, что умершая русская осталась у нее в долгу, поэтому выслать ничего не может…

В 1921 г. Ольгу – школьную учительницу – вместе с несколькими подругами направляют учиться в Воронежский медицинский институт: в стране не хватало врачей. У трёх подруг студенток была всего одна пара сапог, на лекции ходили по очереди, пока не помог профсоюз. Она успешно заканчивает институт и ординатуру по детским болезням. В 1928 году Ольга Карабанова начинает свою врачебную деятельность в казачьей станице под Воронежем. В 1932 году она переводится в город Карачев, на родину своего супруга – Константина Ивановича Никольского, преподавателя русского языка и литературы, выпускника Киевской духовной академии, кандидата богословия, автора книги «История Орловской Николаевской женской гимназии», опубликованной в 1912 г. (в то время это, конечно, не афишировалось). Она работает в городской больнице, организует фельдшерско-акушерские пункты и ясли в деревнях и сёлах района, становится опытным и уважаемым, за душевное отношение к людям, детским врачом. Её мать Татьяна Игнатьевна кручинится: тебе, Олечка, не приходится ходить в церковь, вот беда! (церкви города тогда были закрыты). И слышит ответ: «Не волнуйся, мама, я служу Богу через служение людям».

В конце 1939 года О.Ф. Никольской поручают организовать отделение больницы для бойцов Красной армии, получивших ранения или обморожения на финской войне. Ряд врачей, в их числе Никольскую, ставят на воинский учёт.

22 июня 1941 г., в день гитлеровского нападения на СССР, через час после обращения В.М. Молотова к народу, уже в военной форме майора медицинской службы она получает приказ о формировании госпиталя, начальником которого её назначают. Через 5 дней госпиталь уже размещён в здании сельхозтехникума и готов к приёму раненых. Первый из них — обгоревший лётчик, сбитый в воздушном бою, умирает. Все женщины – врачи, медсёстры, санитарки – плачут. Потом плакать становится некогда…

Медики сформированного в Карачеве госпиталя № 1155 за войну вылечили и вернули в строй 42 тысячи раненых – три или даже больше дивизии! После войны маршал К.К. Рокоссовский скажет: «Мы выиграли войну ранеными… Поистине наши медики были тружениками-героями. Они делали всё, чтобы ставить раненых и больных на ноги и дать им возможность снова вернуться в строй».

В конце сентября 1941 г. – приказ: передислоцировать госпиталь к Воронежу. Госпитальный эшелон проходит станцию Орёл за несколько часов до того, как в город утром 3 октября ворвались немецкие танки. Поезд с семьями персонала пройти уже не мог.

Зимой 1941-го госпиталь № 1155 под Ельцом принимает раненых с южного фланга Московской битвы. Летом 1942 г. госпиталь перебрасывают под Сталинград. Майор Никольская ведёт медсестёр и санитарок госпиталя пешком – двух машин хватило только для хирургов, пожилых врачей, инструментария. Над дорогами правобережья Волги то и дело проносятся вражеские самолёты, от огня которых надо успеть укрыться. Жара. Кто-то падает от усталости – не может идти, врач лаской убеждает девушку собраться с силами – ведь недалеко село, там отдохнём. Но иногда приходится говорить иначе: «Встать! Там истекают кровью твои братья, а ты разлеглась на травке!». И люди вставали и шли к фронту. За трое суток отряд прошел более 150 километров, потом подошли машины.

Под Сталинградом, на левом берегу Волги, в крестьянских избах раненые лежали на трёхэтажных нарах, под гипсом – вши. Но первые слова солдат вошедшему врачу не про свои страдания. Первый вопрос другой: «Как там, в городе? Держатся наши?».

Боец с тяжелейшим ранением, видя тревогу врача, сквозь зубы сказал: «Мать, не тревожься, я потерплю». Это был, по словам Никольской, немыслимый без Божьей помощи, высочайший уровень массового мужества, самоотверженности, терпения.

Медики работают круглосуточно. Начальник медицинской части госпиталя О.Ф. Никольская показывает пример, которому не могут не следовать младшие. К боку ремнём притянута грелка – побаливает печень.

Второго февраля 1943 г. последняя группировка окруженных фашистов капитулирует. Госпиталю приказано принять 300 раненых и обмороженных немецких военнопленных. Установлена суточная норма жиров для них – 27,5 грамма – больше, чем для своих раненых, получающих 25 г. Это неожиданное обидное указание, и в пищеблоке раздаётся команда: «Давать всем поровну!». Через полчаса Никольскую вызывают к уполномоченному особого отдела. Военврач слышит: «Товарищ майор! Вы отдали указание, нарушающее нормы, установленные Главным санитарным управлением фронта. Немедленно отмените ваше указание!».

Капитан-особист терпеливо выслушивает взрыв негодования: «Я не могу кормить этих убийц лучше, чем своих раненых! У меня каждый день от их рук умирают наши ребята! Мои дети остались в оккупации, и я не знаю, живы ли они! Немцы разорили полстраны! Вы же видите, сколько страданий…». Но ответ особиста твёрд: «Я понимаю вас. Но сейчас вы пойдёте в пищеблок и отмените ваше указание. Указания Главного санитарного управления фронта должны выполняться. Второго разговора у нас с вами не будет».

Умирающий от тяжёлой раны молодой боец просит дать солёного огурчика. В госпитале его нет, деревня пуста: все выселены. Ночь. Ольга Фёдоровна зовёт самую бойкую медсестру Нину Ефремову: «Ниночка, хоть из-под земли достань хоть один огурец!». Нине удалось отыскать одну не попавшую под эвакуацию старушку, и теряющий силы боец прошептал: «Спасибо вам…».

Медаль «За оборону Сталинграда» была самой любимой наградой врача.

После Сталинграда госпиталь № 1155 самолётами перебрасывают на южный фас Курской дуги. Госпитальные палатки развёрнуты на окраине села, в роще, у дороги, километрах в десяти от передовой. С первых дней немецкого наступления в июле 1943 года госпиталь принимает раненых. Их оперируют и отправляют в тыл. В палатках почти 400 человек, когда мотоциклист доставляет приказ – немедленно эвакуировать госпиталь ввиду прорыва вражеских танков. Свои автомашины в разъездах. Спасение может прийти только свыше. И тут показывается колонна автомашин, идущая в тыл – доставляли боеприпасы. Никольская выбегает на дорогу, требует забрать раненых. Начальник колонны отказывается: «У меня на хвосте немецкие танки!», и достаёт пистолет. Военврач ложится под колёса первого грузовика, другие врачи тоже блокируют машины. Остальные несут, ведут, грузят в кузова раненых. На помощь бросаются шофёры. Одна за одной отходят машины с ранеными.

Через 30 минут уходит последний грузовик, набитый персоналом госпиталя. Ещё через полчаса немецкие танки давят пустые госпитальные палатки. За спасение раненых персонал госпиталя награждают медалями «За боевые заслуги», О.Ф. Никольскую – орденом «Красной Звезды». Позже к нему добавился орден Отечественной войны.

Фашисты разбиты в Курской битве, и отступают оставляя за собой выжженную землю. В августе 1943 г. Орловщина освобождена. Никольской дают автомашину – найти оставшихся в оккупации детей. Но Карачев полностью сожжён, взорваны все до одного каменные дома. Уцелевшие люди угнаны куда-то на запад. Родная деревня и все окружающие сёла сожжены, церковь в селе Герасимово немцами взорвана. Немногие уцелевшие односельчане рассказывают, как зажигательными пулями поджигали соломенные крыши хат, как, стреляя из автоматов над головами, угоняли на запад людей и на месте расстреливали тех, кого угонять не успевали. О детях, семье ничего не известно. Она возвращается в госпиталь. Оперировать, работать не может – трясутся руки…

«Мы выиграли войну ранеными»

1948 год. Заведующая райздравотделом врач О.Ф.Никольская (справа во втором ряду) с колхозницами села Трыковка на полевом стане во время медицинского осмотра. Фото Н. Никольского.

Но опять приходит неожиданная помощь. С инспекцией в госпиталь приезжает начальник Санитарного управления фронта генерал медицинской службы Арсений Яковлевич Барабанов. Ему сообщают, что начальник медслужбы не нашла детей, работать не может. В ответ: «Вызовите её ко мне». Его первыми словами были: «Ольга Фёдоровна, ваши дети живы! Они в Белоруссии, мы скоро её освободим, найдём их. Через две надели – фронтовое совещание по методам лечения ранений верхних конечностей. Надо объехать такие-то госпитали, собрать материал. Вам поручается основной доклад. Успеете подготовить?». Ответ: «Успею, товарищ генерал. Всё будет сделано. Спасибо вам». И майор Никольская снова в работе, в строю. Её родные и ныне благодарны этому генералу, который был не только выдающимся руководителем военной медицины, но и прекрасным человеком.

Летом 1944 г. операцией «Багратион» освобождена Белоруссия. Никольская находит под Витебском своего потерявшегося три года назад 12-летнего сынишку, спасённого крестьянками белорусской деревни Гальки. Она благодарит Бога, и становится на колени перед женщинами, спасавшими её сына наравне со своими детьми. Ей разрешают взять сына с собой, но переводят в эвакогоспиталь №1721. Такие госпитали располагались несколько дальше от фронта.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector